Важное предисловие. Работать над этим текстом я начал ровно за неделю до того, как Прохоров объявил, что он возглавит партию «Правое дело».  

Среднего класса предпринимателей в России нет. И не в том смысле, что как класс не существует, а в том смысле, что у него нет реальной политической силы. 

Российское бизнес-сообщество можно условно разделить на три сегмента, где есть крупный бизнес, то есть олигархи; чиновничий бизнес; а также средний и малый. Олигархи с государством общаются на своем, особом уровне, где государство немного поддавливает олигархию, немного перераспределяет структуру собственности в свою пользу, а олигархия, в свою очередь, изо всех сил старается с государством договариваться. Олигархию не очень касаются прокурорские проверки, там уже нет скандалов с платежами налогов, отъемом арендованных помещений, государство и олигархи периодически грозят друг другу кулаками — одни с этой стороны, другие — из-за границы, но главное — они практически всегда договариваются. Средний же и малый бизнес загнаны в так называемое правовое поле, в котором их постоянно достают. Они находятся под постоянным давлением милиции, налоговой, прокуратуры, пожарных, даже судов и выживают, как могут. Складывается ситуация, в которой у всех участников рынка законы бизнеса одинаковые, но интересы у всех абсолютно разные. 

Средний бизнес — это основа, на которую должна опираться власть, это та самая движущая сила демократии, свободной экономики и процветания государства, это становой хребет. Опираться на государственный бизнес нет смысла — потому что это как разговаривать с самим собой, на олигархов — бессмысленно, потому что они готовы работать при любом правительстве и при любой погоде, в крайнем же случае есть Лондон. Но большинство-то живет в России и свое будущее связывает с ней. Поэтому единственная опора — средний и малый бизнес: те самые горожане или средний класс, носители идеологии изменений, ждущие этих изменений и поддерживающие их, на которых в своей модернизации некогда делал ставку Наполеон  (а он для своей страны — не для аристократии, а для граждан страны — сделал немало). Среднему и малому бизнесу надо дать прийти в себя, чтобы они могли не просто выживать, а жить и сформировать свою идеологию. Путин и Медведев очень много говорили и говорят о необходимости развития среднего  класса в стране, но после разговоров дело идет с трудом. Мы понимаем, что они лично этот средний класс развить не могут, да и не их это забота, достаточно создать благоприятные условия, эффективные институты, и тогда все будет развиваться само собой.

Вот сейчас выступает Прохоров: надо изменить, надо сделать, надо отстаивать… Но те интересы, которые озвучивает Прохоров, не находят никакого отклика в нашей среде, более того, мы не очень  доверяем ему. Идеи должны идти отсюда, от нас,  от вас, от меня, тогда они будут восприняты обществом, поскольку мы гораздо ближе в своих интересах и проблемах. Почти все, что Прохоров предлагает, людьми воспринимается так: а что им еще надо? 60-часовую неделю? упростить процедуру увольнения? — мало им, кровопийцам? Убежден, что на самом простом уровне эти предложения не будут иметь никакого отклика, кроме негативного, хотя в некоторых его идеях здравый смысл есть. Почему? Потому что они идут от Прохорова, а он кто такой для нас всех? Не пример предпринимателя — это точно. Вот когда он будет работать бок о бок с нами, тогда мы в него поверим.

Смысл всей своей общественно-политической деятельности я вижу не в возможности красиво рассказать, что и где плохо — это и без меня всем известно. Я стараюсь, в силу своих способностей, на это «плохо» не просто поругаться, но и повлиять. Мне посчастливилось выступить с докладом на Госсовете перед Путиным, в ходе которого я рассказал премьер-министру о тех проблемах, которые стоят перед производителями и какая конкретно помощь им требуется. У меня также была возможность обратиться со своими предложениями и к президенту в рамках его встречи с активом «Единой России». И я принес идеи, и сказал: вот конкретные вещи, которые позитивно отразятся на бизнесе. Первое — упрощение, расширение списка патентов для малого бизнеса. И он сказал: «Я вас услышал». Второе — это расширение базы налогообложения для бизнеса, чтобы мы могли затраты относить на себестоимость. Раньше мне приходилось доказывать в налоговой инспекции, что образовывать своих сотрудников, оплачивать им телефон и интернет, автомобиль надо для бизнеса. И это превращалось в чудовищный спор, когда сотрудники налоговой меня уверяли, что это не надо для бизнеса. Сейчас — проще.

Меня невероятно воодушевило, когда я понял, что могу что-то изменить. Это, по сути, и есть главная причина, почему я пришел в партию «Единая Россия», — я хочу менять ситуацию в стране, я хочу, чтобы средний класс предпринимателей был услышанным, чтобы он представлял реальную силу; и пока это единственно возможная площадка для решения этих задач. Кричать на улице я, как и мои друзья, коллеги, пока не готов. Ведь очень многие вопросы можно решить на местном, на региональном уровне, но многие чиновники пока не готовы взаимодействовать с теми, кто в оппозиции. Обусловлено это многими факторами. Плохо это? Конечно! Надо эту ситуацию менять? Обязательно! На все это требуется время, но некоторые вещи требуется менять прямо сейчас. И я, черт возьми, ждать не собираюсь.