Все записи
17:18  /  27.03.14

17075просмотров

Русское кино спасет конкуренция, а не квоты

+T -
Поделиться:

Попытка Роберта Шлегеля ввести 50% квоты на российское кино провалилась: министр культуры призвал депутата не торопиться. Режиссер и кинопродюсер Александр Роднянский рассказал «Снобу»,  нужно ли поддерживать русское кино, запрещая американское, почему «Крестного отца» показали бы сегодня только по кабельному и когда наконец в России научатся снимать сериалы

Как телевидение забирает жанры у большого кино

Кинотеатральный показ превратился в аттракцион,  в визуальное цирковое представление. В кинотеатры приходит молодая аудитория, которая ждет фантазийных, научно-фантастических, сказочных жанровых картин с огромным количеством спецэффектов. Содержательные жанры вытесняются из массового кинопроката вместе с их авторами, режиссерами, продюсерами и актерами на другие платформы. Ранее популярные на киноэкранах драмы, мелодрамы, детективы, костюмные фильмы мигрируют на малый экран: эфирное телевидение, кабельное и онлайн-стриминговые ресурсы. Это первая причина роста качества телесериалов. Вторая, сугубо американская: в США чрезвычайно развит кабельный сегмент, для которого нет жестких законодательных ограничений свободного эфира, к примеру, связанных со сценами насилия и секса. Это привело к появлению сильных неоднозначных, даже провокативных героев в сложных предлагаемых обстоятельствах и без столь обязательного для привычного жанрового кино и телевидения хеппи-энда. Американское телевидение забрало у большого кино многие жанры, включая «великий американский роман». Понятно, что классические фильмы 40–70-х годов, например, «Унесенные ветром» или «Крестный отец», сегодня вряд ли были бы запущены студиями как большое кино. Скорее, они бы стали сериалами для HBO, AMC или Showtime. А на больших экранах сегодня доминируют огромные фильмы с производственными бюджетами в 250-300 миллионов долларов («Мстители», «Трансформеры», «Годзилла» и пр.).  Естественно, что эти полумиллиардные предприятия вытесняют не только в США, но и во всех странах мира несопоставимо более скромные, низкобюджетные, подчас талантливые картины на альтернативные платформы. И не только на телевидение. Американский рынок задал новый тренд, когда стриминговые ресурсы начали сами производить для себя уникальный контент. Например, Netflix первым начал сам финансировать производство сериалов. Так появились «Карточный домик» и «Лиллехаммер».

Что мешает развитию российского кино

В России сейчас происходит то же самое: выталкивание содержательных жанров из кинотеатров на телевидение. Но у нас, как и во Франции и Германии, это происходит иначе, чем в США. Мы ведь относимся к странам с доминирующим эфирным, а не кабельным телевидением. Наш кабельный и в целом платный сегмент телевидения пока очень слаб. Наши эфирные каналы, прежде всего федеральные, работают на максимально широкую аудиторию, включая детскую. Эфир, естественно, подпадает под огромное количество ограничений, в рамках которых даже уже снятые в Америке сериалы нельзя показать в прайм-тайм. Не случайно на российском телевидении «Игры престолов», «Тюдоры» или «Калифорникейшн» шли или могут быть показаны в районе полуночи.

Российские сериалы — часть построенных брендов российских каналов: детективы НТВ, мелодрамы «России 1», семейные саги Первого, драмеди СТС, комедии ТНТ... Они  могут стать разнообразнее с появлением альтернативных платформ, которые будут законодательно не столь ограничены, как общедоступные каналы.  Тем не менее профессиональное качество российских сериалов уже очевидно выросло. На Первом и России появляются событийные проекты, явно выбивающиеся из общего ряда. Мы видим больших режиссеров и артистов в сериалах, которых раньше туда было трудно пригласить. Вопрос в том, появятся ли у нас другие платформы, кроме эфирного ТВ, которые запустят производство другого типа сериалов, с более сложными характерами, более правдивыми предлагаемыми обстоятельствами и менее определенной системой координат. К примеру, главным успехом последней зимы в Америке считают «Настоящий детектив», он сделан для HBO. Трудно предположить появление таких героев на эфирных каналах в той же Америке, не говоря уже о России.

Как технологии меняют авторское кино

В России противопоставление умного кино коммерческому идет из советского времени. Сегодня во всем мире происходит конвергенция авторского кино и современных технологий. Я бы позволил себе привести в качестве примера современного авторского кино «Гравитацию». В чистом виде артхаус, 90 минут один герой, вернее, одна героиня борется за выживание в бесконечном, огромном, страшном космосе. Киноэквивалент хемингуэевского «Старика и море». Сюда же можно добавить «Жизнь Пи» и «Облачный атлас». Авторские интонации облачаются в современную технологическую форму, и, кажется, на наших глазах рождается новое поколение авторского кино, востребованного зрителями.

Почему «Трудно быть богом» не сняли в Америке

«Трудно быть богом» — это уникальная картина уникального режиссера, сделанная в уникальной модели. Она не может стать ни хорошим, ни плохим примером. Только под проект Германа могли быть созданы такие условия и вкладываться такие деньги. Думаю, он последний человек в истории, кому могло быть позволено совершать подобные вещи. Если бы на фильм потратили около 40 миллионов, а собрали в прокате один миллион, но под ним стояла фамилия не Германа, а, например, Михалкова, то представьте, что бы читатели вашего сайта об этом говорили. А так многие замирают в восхищении и негодуют на непросвещенных зрителей. Сетуют, что массовая аудитория не оценила этот предельно дискомфортный и  чрезвычайно противоречащий тому, что любит и привыкла смотреть эта самая массовая аудитория, фильм. На мой взгляд, эта картина должна остаться в вечной экспозиции в музеях, но она не имела шансов в широком прокате.

Предположить, что в Америке кто-то позволит 14 лет производиться фильму за бесчисленное количество денег, когда он не имеет никакого коммерческого потенциала, невозможно. «Трудно быть богом» существует лишь благодаря финансированию государственных или окологосударственных организаций. Авторы и те, кто любят этот фильм, должны сказать спасибо государству.

Почему работает конкуренция и не работают квоты

В рамках протекционистской политики государство может предлагать квотирование проката. Это обсуждалось в разных странах мира.

Но я принципиальный противник квотирования. Зритель должен получать предложения самого разнообразного репертуара, включая американское, европейское, азиатское и отечественное кино. К тому же не стоит забывать, что кинопрокат в России полностью сформировался  как частная индустрия. Государственных денег в ней не было. Все кинотеатры принадлежат частным владельцам, которые инвестировали деньги и развивали эту индустрию благодаря американскому кино, на котором и удалось заново выстроить привычку зрителей посещать кинотеатры. Затем возродилась и начала развиваться российская киноиндустрия. В прошлом году почти 20% рынка было завоевано отечественными фильмами. Так что нет никаких экономических резонов вводить квоты.

Мировая практика показывает, что квоты не работают. Во Франции нет никаких квот, на которые обычно ссылаются. Китай — единственная страна, где квоты есть. Но даже там государственная программа развития предполагает, что каждый год расширяется количество некитайских фильмов, разрешенных к прокату. И к 2017 году китайцы полностью отменят ограничения. Они их ввели, чтобы развить собственную кинопроизводящую индустрию, а не только из политических соображений.

Механически потребитель никогда не будет выбирать то, что ему не нравится или не привлекает внимания. Прошли те времена, когда можно было, не показывая западное кино, заставить большую аудиторию ходить на советские фильмы. Сегодняшняя аудитория нелояльна по отношению к кино, в отличие, например, от 70-х годов, когда кинотеатральный поход был основной формой досуга. Сейчас альтернатив больше:  можно пойти в кафе, позаниматься спортом, пойти в боулинг, посмотреть дома любимый сериал… При этом у аудитории есть тысячи всяких возможностей получать кино, которое они хотят, на альтернативных платформах. Будь то телевидение или стриминговые интернет-ресурсы. Любые ограничения проката, например, квотирование, могут привести к оттоку аудитории из кинотеатров и к сокращению темпов развития прокатной индустрии.

Квотирование — это ограничение прав зрителей. Это приведет к сокращению конкуренции на рынке, а русское кино состоится только в условиях конкуренции. Мы стоим на плечах советского кино, у нас достаточно сильные кинематографические школы, как классические, так и современные. При всех дискуссиях на тему того, как в России организовано образование. Это говорит о том, что мы в состоянии конкурировать в собственном прокате даже с большим американским кино. В прошлом году у нас два фильма вошли в первую десятку проката, причем «Сталинград» стал первым — это редко бывает не только у нас, но и в большинстве стран Европы. Все остальные фильмы в десятке — огромные голливудские фильмы и мультфильмы. Их отсутствие не заставит зрителя интересоваться русским кино. Вот в чем проблема. Лучше стимулировать дистрибьюторов и показчиков к прокату отечественного кино, предоставляя им субсидии на маркетинговые кампании. Подобные меры используются в Европе. По большому голливудскому кинематографу квоты не ударят. Они ударят по среднему сегменту европейского и азиатского кино или независимого американского кино, среди которого часто встречаются достойные и талантливые авторские картины. Они будут вымыты из проката. В случае введения ограничений кинотеатры будут выбирать наиболее коммерчески привлекательные фильмы, а это — голливудские блокбастеры, которые останутся в любом случае.

Подготовила Анастасия Мальцева

Комментировать Всего 1 комментарий

Очень хорошее интервью, представлены разумные доводы. Надеюсь, что российское кино получит мощный стимул,  конкурируя с китами Голливуда.

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина