Вернее — о реакции на эту резолюцию некоторой части наших сограждан и большинства политической элиты.

Дело даже не в самой реакции (ясно, что она отрицательная), но в причинах ее. Когда к тебе приходят соседи по делу, скажем, твоего отца, совершившего очевидное для всех (и для тебя) преступление, нормальная, на мой взгляд, позиция: свидетельствовать против своих близких не могу, не буду; осуждать их или нет — моя проблема. Но преступление безусловно должно быть осуждено, и с приговором я соглашусь, потому как я ваш сосед и разделяю общие ценности. В этом случае тебе хотя и плохо, но ты имеешь шанс задуматься о ценностях, о себе и своей истории, своем будущем среди своих соседей. И ты имеешь шанс жить счастливо со своими соседями дальше.

Но можно заорать на пришедших: «Вы все уроды и фальсифицируете великую историю моих предков и пытаетесь поставить меня на колени! Вы, уроды, не понимаете высших ценностей государственности и высших интересов!» В этом случае у тебя нет шансов жить счастливо, кроме как в одиночестве с самим собой, любимым. При этом для достижения счастья тебе нужно будет убеждать себя, что ты не хуже других и совсем не нищий, а если что, то причиной твоего нищенства являются козни соседей, и что на самом деле ты лучше всех благодаря собственной гостеприимности, вежливости, размеру своего огорода и глубины своего колодца, но самое главное — благодаря собственному величию, корни которого ты упорно будешь искать в достижениях, а чаще преступлениях своих предков.

Или для кого-то не очевидно уничтожение десятков миллионов в СССР ради каких бы то ни было ценностей? Или кто-то готов быть щепкой (когда лес рубят)? Или кто-то не задумывается, насколько хреново было немцам в течение 15 лет, приходившим к пониманию ответственности за преступления не только себя самих, но своих отцов? Почему же вокруг Германии одни только добрые соседи, партнеры и добрые же конкуренты (даже евреи, которых благодаря Гитлеру 6 миллионов сожгли), а вокруг нас враги да заклятые друзья, с наслаждением кидающие нас при первой возможности?