Сейчас на третьем курсе Школы-студии МХАТ, художественным руководителем которого я являюсь, 17 актеров (шесть девушек, 11 парней) и четыре режиссера, из которых одна девушка. Они прошли конкурс примерно в 100 человек на место. Для этого требовались бойцовские качества. В самом начале первого курса ко мне пришли старшие товарищи и сказали: «Ты кого набрал? Что за уроды?» А я видел, что они красивые. Просто это непривычная красота. Я не хотел видеть клишированные лица. Мне были нужны современные, внешне интересные люди. Яркие и личностно выразительные.

<object width="640" height="385"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/v/x_u0RBcuUIA?fs=1&amp;hl=en_US"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/v/x_u0RBcuUIA?fs=1&amp;hl=en_US" type="application/x-shockwave-flash" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true" width="640" height="385"></embed></object>

На курсе два иностранца: Виорел Пахоми из Молдавии и Херальд Розенстрем из Норвегии. Причем Виорел знает русский язык, а Харальд два года назад не знал вообще ни слова. У него невероятный характер, нордический. Он за два года выучил язык и говорит на нем в спектаклях. Пусть пока с акцентом. В Норвегии Харальд снимался в кино, стал там звездой. А потом семья переехала сюда: у него отец работает в посольстве. Я поначалу сомневался, стоит ли его брать, а сейчас уже не представляю без него курса. И вообще я Харальду все время говорю, что он должен стать русским артистом и забыть про свою Норвегию.

Виорел — режиссер. Он приехал сюда из Кишинэу на мой мастер-класс и остался. Для него Школа-студия — второе образование. В этом году Виорел доигрывает спектакли, а потом, наверное, будет уезжать-приезжать, потому что у него нет пяти тысяч евро, чтобы заплатить за учебу. В прошлом году я нашел ему грант, а в этом не получается. Но ничего страшного: он человек динамичный, поживет в Германии, поживет в Лондоне, приедет сюда…

Еще у нас учится внук Юрия Визбора — Юра Лобиков. Он по музыкальной части, что-то вроде заместителя педагога Саши Маноцкова. Пишет интересную музыку. Вообще весь этот курс музыкальный: они собрали группу «Корпорация Желтый асфальт» и играют в клубах песни собственного сочинения. Риналь Мухаметов поет, причем импровизирует текст на ходу, а Юра всем руководит.

<object width="640" height="385"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/v/hrUi-X-M_cg?fs=1&amp;hl=en_US"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/v/hrUi-X-M_cg?fs=1&amp;hl=en_US" type="application/x-shockwave-flash" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true" width="640" height="385"></embed></object>

Для этого курса я пытаюсь сформулировать собственную программу обучения артиста. Она основана на работе в пространстве русской театральной школы и на том, что я подсмотрел в западных школах. И я думаю, что чем раньше артист начинает общаться со зрителем, тем лучше.

Понятно, что сейчас у ребят от желания работать будут «срываться крыши», они будут бросаться в какие-то дурацкие авантюры. Но это уже мое дело — все это контролировать. Я сам пригласил на наши показы директоров и кинопродюсеров, и наших артистов сейчас расхватали на разные проекты. Я не хочу запрещать им этот плод. Он не так уж и сладок на поверку. У нас договор, что они могут сниматься только в одном кинопроекте в сезон, и сценарий и режиссера выбираем мы вместе. Первого сентября с нами встречался Вадим Абдрашитов, он рассказывал про работу артиста в кино, и этот разговор произвел и на ребят, и на меня огромное впечатление.

Театр на «Винзаводе»

В какой-то момент мы с Соней Троценко решили ввести на «Винзаводе» театральную программу. Спасибо ей за радушный прием. Мне кажется, это интересно — через такие творческие, как их сейчас называют, кластеры, по-другому рассказать молодым ребятам про театр.

Фактически мои студенты играют для одногодков. На «Винзавод» приходит не специфическая театральная аудитория, а ребята, которые иногда не знают, как выглядит театр, и никогда в театре не были. И наша задача — заставить этих людей заинтересоваться театром и приходить снова и снова.

У нас дешевые билеты, потому что студенты не могут пойти за 200 долларов на спектакль МХТ. А 150 рублей — это доступно. Я вообще сторонник демократических цен на театр. Иначе мы теряем целое поколение. Театр становится игрушкой городской буржуазии, и это вредит прежде всего ему самому.

Я разрабатываю принцип «партизанского театра». У нас нет своего помещения, поэтому наша задача — прийти в любое пространство, захватить его, присвоить и сделать в нем спектакль. «Герой нашего времени» был поставлен на «Винзаводе» за неделю. Понятно, что мы работали целый год, но вот в том виде, в каком он сейчас идет, он больше идти никогда не будет. Поломают эти белые стены — и все.

В этом спектакле пять Печориных, три княжны Мэри, две Веры и так далее. Это сделано осмысленно. Ведь и у самого Лермонтова Печорин, строго говоря, не один. Тот, о котором рассказывает Максим Максимыч, Печорин в «Бэле», Печорин из его дневника. Если бы я ставил спектакль со взрослыми артистами, я бы тоже сделал нескольких Печориных.

«CAIN/КАИН» — танцевальная постановка, которую с ребятами сделали педагоги Константин Мишин и Ирина Гонто. Мы стремимся в мастерской воспитать «синтетического» артиста, владеющего телом, голосом и т. д. У нас, например, была большая программа, которая называлась «Тело как мышление», где они учились думать телом и говорить им.

<object width="640" height="385"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/v/QhT5FCYlysk?fs=1&amp;hl=en_US"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/v/QhT5FCYlysk?fs=1&amp;hl=en_US" type="application/x-shockwave-flash" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true" width="640" height="385"></embed></object>

«Красная ветка / Поэзия мегаполиса» появилась, когда нам было предложено участвовать в «Ночи галерей» на «Винзаводе» в мае. Соне Троценко понравилась моя идея сделать поэтический перформанс, и она выделила нам Акцизный зал. Но на этот раз мы будем показывать другой вариант, с другими стихами и т. д.

Что же касается планов на третий курс, то я их раскрывать не буду. Потому что у партизанского театра есть свои секреты. Вы же не знаете, где и как пройдет следующая акция группы «Война»!

Спектакли на «ВИНЗАВОДе»: «CAIN/КАИН» 25 и 26 сентября в Цехе Красного, «Красная ветка / Поэзия мегаполиса» 2 октября на Акцизном складе.