Все записи
18:31  /  23.11.19

2861просмотр

О чистоте русской речи

+T -
Поделиться:

Свобода слова  пришла в наши средства массовой информации, как поток от прорвавшейся плотины. Этот поток занес с собой столько мусора, речевого, музыкального или поведенческого, что для нормально воспитанного и образованного человека смотреть телевизор стало временами пыткой, особенно при осознании того, как все это влияет на подрастающее поколение. И в первую очередь беспокоит тот русский язык, который звучит в эфире.  Некоторые слова, вернее их произношение, стали лакмусовой бумажкой для быстрого определения «своих», то есть людей одного культурного круга — «каталог», «красивей», «позвонишь» — многие люди, делают ударения не в тех местах. Казалось бы — пустяк, а именно эти ударения в словах  разделяют людей на грамотных и не очень. К той же категории относятся  «инцидент»,  «беспрецедентный» и т.п. Здесь почему-то все норовят вставлять лишнюю букву  «н».  Лет 40-50 назад, для определения этого невидимого водораздела служили другие слова, типа  «библиотека» или  «портфель». Сейчас человек, произнесший их с ударением на  «о», покажется смешным анахронизмом, зато вполне современная секретарша, важно спрашивающая по телефону:  «кто звонит?» с ударением на  «о» — в порядке вещей. На то, что слова французского происхождения, типа  «жалюзи», имеют ударение на последнем слоге, русские люди давно внимания не обращают. А ведь в родном русском   «порты» и  «порты» - это совсем разные вещи, в зависимости от ударения, но большинству такое невдомек. 

Корни  небрежного отношения к чужому языку лежат глубоко, очевидно, в неприязни россиян ко всему иностранному, с одной стороны, и в традиционной русской ленности по отношению к соблюдению сложных правил заморской речи — с другой. Ведь еще во времена Михайло Ломоносова, по принципу  «как пишется, так и слышится», Ньютона называли  Невтоном. (Согласно такой логике надо было бы Нью-Йорк называть Невуорком). А откуда в современном русском языке появились Генрих Гейне вместо Хайнрих Хайн, Фрейд вместо Фройд, Техас вместо Тексаса и т.п. - совершенно неясно. Есть еще один вид ошибок, которые уже настолько вросли в наш современный язык, что встречаются на уровне высказываний известных государственных деятелей, телевизионных ведущих, не говоря уж о рекламе — когда о качестве говорят, что оно хорошее, плохое или отличное, забывая о том, что хорошей или плохой может быть сама вещь, а ее качество — высоким или низким. То же самое, применительно к цене — дорогой или дешевой может быть только сама вещь, а не ее цена.  Сколько я себя помню, культурные люди опознавали друг друга  и по тому, какого рода слово «кофе».   «Мне, пожалуйста, - одно черное кофе» — ну просто уши вянут. Был по этому поводу простой анекдот про интеллигентную девушку, которая устроилась работать в буфет при каком-то НИИ. Ассортимент был небогатый — кофе и булки. Все бы хорошо, но ее очень коробило то, что все покупатели постоянно произносили неправильно, делая свой заказ: «Одно кофе и одну булку». Но вот однажды кто-то говорит:  «Один кофе....» — она даже замерла от неожиданности, – но дальше звучит: «.. и один булка»... 

Уровень культуры языка всегда был одним из основополагающих показателей состояния нации, ее, если так можно выразиться, здоровья.  И уж если на радио и телевидение проникает бытовой, безграмотный язык, то это значит, что болезнь зашла далеко. Во всем мире, в разных языках существует множество жаргонов, выполняющих для различных социальных группировок конкретные функции -- шифровки, опознавательного знака, объединяющего начала, и многого другого. Некоторые жаргоны или слэнги уже давно устоялись, они изучены полицией и научными исследователями, издаются специальные словари. Слэнг - это не пижонская придумка, это — рабочий инструмент для удобства общения между собой в мире воров, наркоманов, гомосексуалистов, лабухов, матросов, чернокожих американцев, хипстеров разного типа - битников, стиляг, бобби-сокеров, хиппи, панков. 

Когда настоящий урка говорит на своем языке —  «ботает по фене» — это исключительно красиво, это настоящая  «блатная музыка», потому что за каждым словом для него стоит истинный смысл. А когда жалкий  «фраер», употребляет те же слова, желая произвести впечатление, это просто пошло. 

Когда я был  «бродвейским  чуваком» в сталинские времена, подвергаясь нападкам и риску за свои убеждения и внешний вид, то мы говорили на своем жаргоне, который позже был растащен жлобами и обывателями, обесценившись таким образом. Все, кому не лень стали называть друг друга  «чуваками»,  деньги -- «башлями», употреблять слова: лажа, клевый, хилять, сурлять, друшлять и берлять. У меня было нехорошее чувство, будто меня обокрали. Помню, как в 60-е годы в среде московской интеллигенции зародилась очень модная манера, когда где-нибудь на квартире во время вечеринки её участники без особой надобности стали употреблять отборный дворовый мат. Особенно изощрлялись эмансипированные дамочки с высшим образованием, употребляя со смаком не всегда понятные им матерные выражения, заимствованные из мужской тюремно-гомосексуальной практики. Меня это обычно коробило, хотя я вырос в типичном московском дворе, где без мата не произносилось ни одной фразы. Но это только среди своих парней. А ведь были времена, когда даже блатные урки не ругались матом в присутствии девочек или женщин, да и просто в присутствии незнакомых взрослых гроаждан. Для того, чтобы всерьез пользоваться чьим-либо слэнгом, надо это заслужить, надо пройти через те неприятности, которые сопровождают жизнь членов данной группировки. Просто так, «на халяву», лишних слов лучше на произносить, а пользоваться чистым русским языком — он богат и без этого. И тем более, если ты ведущий телевизионной программы или тележурналист, и тебя слушают миллионы людей.   

И вот пришло время, когда в эфире зазвучалаи слова и выражения, которые являются неотъемлемой частью молодежного или просто бытового слэнга типа: «классно отвязался», «ну я торчу»,  «в натуре»,  «кайфово»,  «крутой»,  «тусовка»,  «блин» и т.п. Это неприемлемо хотя бы потому, что должно раздражать и тех, кто этого жаргона не знает, и тех, кто им пользуется в обычной жизни. Он не для всех и поэтому тиражировать его - признак безвкусицы, по меньшей мере. В советские времена была такая шутка: «В кабинете у одного из начальников КГБ висел портрет не Дзержинского, а Пушкина. Один из его коллег удивился этому обстоятельству, и тогда хозяин кабинета объяснил, что считает А.С.Пушкина родоночальником и идейным вдохновителем работы ведомства, поскольку тот еще в 19-м веке написал незабываемую фразу:  «Души прекрасные порывы».  Да, советская система задушила много прекрасного — на полках лежали кинофильмы, в столах — неизданные книги, запрещены были целые виды искусства. Цензурные фильтры в средствах массовой информации были непроницаемыми. Те, кто еще помнят прелести советской действительности, не забыли и всю нелепость и бесчеловечность многих запретов. Но у любой медали есть обратная сторона — система заодно отфильтровывала и всяческий непрофессионализм, а также  следила за чистотой языка. Но стоит только заикнуться о необходимости хоть какой-то цензуры в наших массмедиа, относящейся хотя бы к сфере языка, как поднимается шум благородного негодования о нарушении гласности, закона о печати и свободе слова. Хотя шумят чаще всего те, кто на своей шкуре не испытал, что такое настоящая, жесткая тоталитарная цензура. Поэтому и остается лишь одна, комсомольски-наивная надежда, что у тех, кто отвечает за выпуск в эфир, разовьется и окрепнет некий душевный механизм Внутренней Цензуры, этакий отросток совести, не позволяющий способствовать размыванию основ  литературного русского языка в сознании миллионов юных телезрителей, кстати, будущих наших россиян.

Комментировать Всего 1 комментарий
О комсомольско-наивной надежде...

Как же Вы, Алексей, замечательно разложили всё в Вашем эссе про родную речь. С час затратил, чтобы тут написать Вам, но "глюки-глюки" в окне комментариев. (Реплика в сторону - опять те же самые проблемы, ДР,  с которыми мы боролись пару недель назад:).

Заглянул сейчас в Вашу "личку" и вдруг понял - это же Вы,тот самый легендарный саксофонист Алексей Козлов, одно имя которого любителей джаза  приводило в трепет. И вот Вы о русском языке, о слэнгах, о "фене", о том, во что сейчас превращается русский язык...

Очень полезное замечание о цензуре советских времён. Вроде бы повод для трепотни о чём-то хорошем в ней... Но тут Вы очень ловко вывернули на комсомольски-наивную надежду, "что у тех, кто отвечает за выпуск в эфир, разовьется и окрепнет некий душевный механизм Внутренней Цензуры, этакий отросток совести, не позволяющий способствовать размыванию основ  литературного русского языка в сознании миллионов юных телезрителей, кстати будущих наших россиян".

Да-да, будем надеяться, Алексей. Спасибо Вам.