Все записи
01:47  /  13.12.19

326просмотров

Ода саксофону

+T -
Поделиться:

Этот замечательный инструмент по праву стал символом самого яркого вида музыкальной культуры ХХ века – символом джаза. Саксофон был изобретен и запатентован задолго до появления этого вида искусства, еще в ХIХ столетии, пополнив семейство духовых инструментов камерного и симфонического оркестров. Даже в ранних диксиденд-бэндах начала века, где стандартным набором духовых были труба-тромбон-кларнет, саксофон использовался довольно редко. В эту эпоху великий Сидней Бешэ прославил своим мастерством сопрано-саксофон. Ну, а потом, в конце 20-х, появились такие мастера альт-саксофона как Бэнни Картер и Фрэнки Трамбауэр. Далее -  в 30-е, в эру свинга и мэйнстрима мир узнал о гигантах тенор-саксофона – Коулмене Хокинсе и Лестере Янге. Направления в джазе сменяли друг друга. И, как это ни странно, создателями новых стилей, новых способов мышления импровизатора стали именно саксофонисты – Чарли Паркер, Орнетт Коулмен и Джон Колтрейн. 

Одним из ярчайших представителей стиля «cool» был баритон-саксофонист Джерри Маллиган, повлиявший своим творчеством и на меня в середине 50-х. Если вспоминать недалекое прошлое нашей страны, то первое, что приходит на ум, это запрет саксофона как символа американской культуры. В послевоенные годы «холодной войны», с джазом в СССР велась суровая борьба, поскольку он был признан вражеским идеологическим оружием буржуазии. Преподавание саксофона было невозможным у нас вплоть до 70-х годов. В послевоенные сталинские времена появилась крылатая фраза, которая приписывалась главному идеологу - Жданову: «От саксофона до ножа – один шаг!». Вообще джазовых музыкантов в те времена приравнивали к хулиганам, что и было отражено в многочисленных карикатурах в журнале «Крокодил», где некие уроды угрожающе размахивали дубинками в форме саксофонов.

Странно, но в современной электронно-компьютерной технологии, где давно уже пользуются так называемыми «сэмплами», то есть электронной имитацией всех инструментов, звук саксофона так и не удалось засэмплировать, то есть воссоздать в точности. Электронные труба, флейта, валторна, гобой, струнные инструменты звучат очень похоже на натуральные. И только сэмплированный звук саксофона далек от совершенства. Саксофон дает исполнителю возможность играть на нем абсолютно точно в смысле строя, как например при исполнении академической музыки. Зато в джазовой эстетике нередко возникает необходимость использования специфических приёмов, создающих индивидуальный тембр, который отличает одних саксофонистов от других, позволяющий слушателю моментально узнать, кто это - Чарли Паркер или Орнетт Коулмен, Стэн Гетц или Джон Колтрейн.

Главной задачей для начинающего саксофониста – добиться своего звука, не похожего ни на кого. Удаётся это немногим. Чаще всего профессионалы в лучшем случае добиваются «паркеровского» или «колтрейновского» звучания саксофона. И это считается большим достижением. Я потратил массу времени, работая над звуком, пройдя через мучительные попытки играть звуком Паркера, Кэннонболла Эддерли или Орнетта Коулмена. Это принесло свои плоды. В конце концов я понял, что всё равно добиться звука «классиков» мне не удастся, и я естественным путем начал играть как можно проще, не стремясь кому-либо подражать. Что получилось – судить не мне.

P,S. Недавно мне позвонил один человек, занимающийся историей евреев в мировой культуре. Он сообщил мне, что у него есть подозрение, что настоящая фамилия изобретателя саксофона не Сакс, а Закс, который происходил из рода бельгийских евреев, что вполне может быть в соответствии с известной еврейской шуткой. «Хаймович, Вы играете на скрипке?» - «Не знаю, не пробовал. Но очень может быть!». Скорее всего по этой причине такая детальтщательно скрывалась антисемитски настроенными историками.