Все записи
12:53  /  14.02.20

873просмотра

Динамо и динамистки

+T -
Поделиться:

Сейчас это с трудом укладывается в сознании - во времена раздельных школ, до 1953 -1954-го годов, десятиклассницы были на 99 процентов девицами, и после, учась в институте или работая, блюли свою невинность как можно дольше. Это отвечало принципам высокой советской морали, с одной стороны, а с другой - бытовавшему в народе требованию к невесте - быть девственной. Поэтому, случайные половые связи были крайним дефицитом. Естественно, что для парней нашего поколения вся юность проходила на фоне постоянного чувства сексуальной озабоченности. Все, что было связано с половыми вопросами, подавлялось на уровне государственной политики, а в быту царили крайнее пуританство и ханжество. Говорить открыто на сексуальные темы считалось в лучшем случае неприличным. В результате - повышенный, обостренный интерес к запретному - поиск дореволюционных  изданий типа трехтомника “Мужчина и женщина”, “Пол и характер” Отто Вейнингера, книг Крафт-Эбинга и т.п.

Одним из главных побуждающих стимулов моего хождения на советский Бродвей было желание найти себе настоящую стильную чувиху, что по тем временам было очень сложно. Чувих в Москве было в десятки раз меньше, чем чуваков. Девушкам было гораздо сложнее переносить отторжение общества, которому подвергались все, кто становился похожим на стиляг. Девушку, которая рискнула обрезать косы и сделать стильную прическу типа “венгерка”, которая начинала носить укороченную юбку с разрезом, капроновые чулки со стрелкой или с пяткой, танцевала стилем и общалась со стилягами, автоматически записывали в категорию “девушек легкого поведения”, то есть уже не девственниц, если не проституток. Наибольшая возможность найти себе партнершу тогда представлялась в узком бродвейском кругу, где все чувихи были известны и давно разобраны, зато регулярно подрастали все новые и новые кадры. Среди чувих было множество, так называемых “динамисток”- девушек, мимикрирующих под легкодоступных женщин.

Обычно, в конце недели, когда чьи-нибудь предки, имевшие отдельную квартиру, уезжали на дачу, эта квартира превращалась в хату. Так как вся Москва жила в коммуналках, то найти отдельную квартиру было крайне сложно. Чтобы попасть на хату, надо было являться либо другом ее владельца, либо тем, кто приводит чувих, приносит кир, пластинки или магнитофон. На хате все происходило по обычному сценарию. Сперва все было очень красиво и заманчиво: накрывался стол с выпивкой и закусками, заводились пластинки, которые нигде больше услышать было невозможно, начинались танцы стилем, которые нигде больше танцевать не разрешалось, разговоры шли на своем языке и на любые темы, происходил даже какой-то обмен недоступной информацией, главным образом о западной культуре, о джазе, о модах, реже о живописи и книгах. Но все прекрасно понимали, что главное - впереди, что это лишь благовидная прелюдия к куда более близким отношениям. Обычно специалисты по кадрежу набирали девичьих кадров либо непосредственно на Бродвее, либо на школьном или студенческом танцевальном вечере. Еще одним местом, откуда можно было притащить на хату сразу несколько чувих, был танцзал “Шестигранник” в Центральном Парке культуры и отдыха. 

Такие вечеринки обычно назывались на нашем жаргоне словом “процесс”. В самом его начале довольно стихийно образовывались пары и начиналось охмурение. Хорошие девушки переходили к более привлекательным парням, а кто пострашнее - доставался скромникам и неудачникам. Постепенно, как бы ненароком, в гостиной гасился верхний свет, но из тактических соображений оставлялась настольная лампа. В этой, более интимной обстановке, каждый действовал в соответствии со своими способностями, опытом и моральными качествами - девушки растаскивались по углам квартиры для окончательного выяснения отношений. Помимо обычных физиологических потребностей, здесь вступал в силу игровой, спортивный момент.  Считалось, что если ты настоящий чувак, то ты не должен просто так отпустить чувиху с процесса, что ты не позволишь ей скрутить динамо. Несмотря на то, что именно быстрое и одноразовое сближение считалось своеобразным признаком профессионализма, я не разделял этой точки зрения и предпочитал лучше упустить кадр, чем проявлять не свойственные мне напор, агрессивность и хамство.

Сейчас большинство не знает, откуда взялось слово “динамо”. В те времена  так называли на жаргоне любую машину, особенно такси. Употреблялось также слово “динамомотор”, которое позже, в 60-е превратилось в широко распространенное  - “мотор” ( “взять мотор”, “поехать на моторе”). Так вот,  чувиха - динамистка, проведя основное время на процессе, усыпляла бдительность своего ухажера, позволяя ему очень многое, что не оставляло сомнений в успешном финале. Тем более, после часа ночи, когда никакой общественный транспорт не работал. В какой-то момент, она вдруг доверительно произносила фразу: “Подожди, я сейчас вернусь,” - с намеком на необходимость чего-то интимно-необходимого, выскальзывала из объятий, незаметно покидала хату и, взяв такси, сматывалась в неизвестном направлении. Это и называлось “скрутить динамо”. Обманутый любитель быстрой наживы обычно подвергался насмешкам со стороны друзей, страдая морально, да и физически. Мы называли это еще и “остаться с квадратными яйцами”.