Году в 1951-м, когда я учился в девятом классе мужской средней школы № 2004 им. Горького, на первом же уроке по русской литературе учительница перечислила имена ряда поэтов и писателей, о которых мы должны знать, но изучать их творчество не рекомендовано ГОРОНО. По какой причине, она не стала объяснять, но мы, уже достаточно взрослые юноши и без того догадались о причинах. Это было время, когда велась борьба со всем, где виделось тлетворное влияние чуждой советским людям «буржуазной идеологии».

Это коснулось и творчества таких русских поэтов-символистов как Александр Блок, Константин Бальмонт, Андрей Белый, Зинаида Гиппиус, Дмитрий Мережковский или Фёдор Сологуб. Даже такой классик, как Валерий Брюсов попал в этот список. Вообще всё направление «символизм» было в те годы крайне нежелательным. У меня дома хранилось много книг дореволюционного издания, я ознакомился с творчеством многих из этих нежелательных поэтов. Меня поразила необычность их способа выражать свои идеи и своеобразная красота их стихов. Особенно меня тронуло стихотворение Александра Блока «Незнакомка».

Одновременно я понял всю нелепость негативного отношения наших педагогов ко всему «символизму». Мне кажется, они думали так же, но вынуждены были следовать предписаниям, поступавшим свыше. Гораздо позже, когда, занявшись музыкой, я создал первый свой коллектив и начал сочинять музыку, то одной из моих композиций стала пьеса «Незнакомка», посвящённая Александру Блоку. Я начал исполнять её на своих концертах, причём и в наше время в своём клубе. И каждый раз, когда я играю эту композицию, меня охватывает какое-то особое, необъяснимо-мистическоечувство, вызванное этим стихотворением ещё в далёкой юности.              

И каждый вечер, в час назначенный
//// (Иль это только снится мне?),////
 Девичий стан, шелками схваченный,////
 В туманном движется окне.
//// 
 И медленно, пройдя меж пьяными,//// Всегда без спутников, одна
//// Дыша духами и туманами,//// Она садится у окна.
//// И веют древними поверьями
//// Ее упругие шелка,
//// И шляпа с траурными перьями,
//// И в кольцах узкая рука.

//// И странной близостью закованный,
//// Смотрю за темную вуаль,
//// И вижу берег очарованный//// И очарованную даль.
//// Глухие тайны мне поручены,//// Мне чье-то солнце вручено,
//// И все души моей излучины
//// Пронзило терпкое вино.
////
 
 В моей душе лежит сокровище,
//// И ключ поручен только мне!
//// Ты право, пьяное чудовище!
//// Я знаю: “Истина в вине!”.