Все записи
14:36  /  26.05.20

526просмотров

Не мясной день

+T -
Поделиться:

Одной из неприглядных сторон гастрольных скитаний,  имевших место в жизни всех, кто разъезжал с концертами по советской стране в 70-е – 80-е годы, о которой стоит вспомнить, связана с проблемой питания. Живя в гостинице, проще всего было завтракать в местном буфете. Меню было достаточно простым, но горячих блюд в гостиничных буфетах не было - нужно было разыскать в городе столовую самообслуживания. Только в период дефицита различных продуктов, органы, контролировавшие работу этих точек, на полуофициальном уровне допускали возможность нарушения норм при изготовлении, скажем, мясных котлет, которые постепенно превратились в некие лепёшки, где было больше хлебных отходов, чем мяса. Самой страшное, что иногда при готовке таких котлет использовались и объедки со столов, обработанные для вторичного применения.

Только когда участились случаи отравления посетителей столовых, начались проверки со стороны ОБХСС. В гостиничном же ресторане надо было сначала найти свободное место, потом дождаться когда подойдёт официантка принять заказ, опять ждать когда принесут холодную закуску, через паузу - суп, еще через паузу - второе блюдо и компот. Весь этот процесс был растянут во времени и обходился гораздо дороже, чем в городской столовой. Нередко ресторан при гостинице просто отсутствовал, или был настолько убогим по качеству приготовляемых блюд, что приходилось искать подходящий ресторан в городе.  Хочу напомнить, что в стране, в течение довольно долгого периода, существовал дефицит мяса и мясных продуктов. В ресторанах по четвергам был объявлен «Рыбный день» - в меню полностью отсутствовали мясные блюда.

Снабжение продуктами питания в Советском Союзе было организовано по трём категориям – первой, второй и третьей. К первой категории относилась Москва и, в какой-то мере, Ленинград. Ко второй  – крупные промышленные города, где необходимо было кормить рабочий класс, чтобы он не взбунтовался. И к третьей категории были причислены остальные города, не имевшие большого значения для советской экономики. К таким городам относилась Пермь, куда мы однажды приехали на гастроли. Именно там я обнаружил, что в местных ресторанах объявлены два особых дня – «Рыбный» и «Немясной», поскольку в Перми не стало не только мяса, но и рыбы. Помню, как изощрялись повара, готовя блюда для посетителей. Всё – и котлеты, и рагу, и многое другое, было приготовлено из различных овощей, искусно замаскированных под мясо или рыбу. Это вызывало печальную улыбку у посетителей, но деваться было некуда.

В некоторых хорошо обеспеченных городах существовали роскошные дорогие рестораны, распложенные в старинных зданиях, шикарно оформленных. Естественно, что все богатые люди, так называемые «новые русские» - владельцы полуподпольных казино, мастера незаконного товарооборота дефицитных товаров и продуктов, проводили время там. Так что попасть туда было крайне трудно, да и цены были значительно выше, чем в обычных кафе и ресторанах. Но иногда мне удавалось связаться со старыми друзьями-джазменами, с которыми я познакомился, приезжая в этот город как участник одного из первых фестивалей джаза, проводимых под покровительством местного Горкома ВЛКСМ. Они и обеспечивали мне питание в лучших городских ресторанах, а я устраивал им бесплатные посещения концертов «Арсенала».

В каждом городе, куда мы приезжали, были рынки - продуктовые и вещевые. Обычно мы играли в каждом городе в среднем по пять концертов. У каждого из нас был строго отрегулированный багаж, с которым мы садились либо в автобус, либо на поезд, не говоря уже о самолёте. Это были - инструмент в футляре, плюс чемодан или сумка с необходимыми вещами. Таким образом, обе руки были заняты. Третья сумка с продуктами создавала бы большое неудобство. Прибыв в город, я сразу пытался найти местный рынок, чтобы закупить несколько груш или слив. В обычных магазинах ничего подобного не было, а если иногда и «выбрасывали» какое-то мизерной количество, то всё это моментально раскупалось. На рынке фрукты были доступны всегда, но стоили намного дороже. Обычный покупатель со скромной зарплатой в сто тридцать рублей в месяц не мог себе позволить такие расходы.

Другим местом, привлекавшим внимание горожан и приезжих гастролёров, были так называемые «хозмаги», то есть магазины хозяйственных товаров. В них можно было приобрести всё, что было связано с новыми изделиями. Холодильники, телевизоры, магнитофоны, радиоприёмники, телефонные аппараты, фотоаппараты и многое другое. А главное – запчасти к ним. В одних городах были роскошные магазины электротоваров, в других иногда вообще таких магазинов не было - в стране, где все распределялось равномерно, согласно законам социалистической экономики. С какого-то времени Советский Союз начал серьёзно готовиться к третьей мировой войне, которую планировали развязать наиболее агрессивные политики запада, мечтавшие захватить огромные пространства нашей страны, богатые различными энергетическими ресурсами.

Наша экономика вынуждена была перестроиться и создать мощный блок военных предприятий. Во многих труднодоступных для иностранной разведки местах страны, довольно быстро возникли заводы, а также жилые районы для рабочих, инженерно-технического персонала и научно-исследовательских центров, где работали ученые и изобретатели. Такие закрытые города снабжались гораздо лучше. Туда завозились дефицитные товары, нередко даже иностранного производства, например, канадские дублёнки или английские женские сапоги. Этот факт старались не афишировать в СССР, тем не менее все знали об этом и мечтали под любым предлогом попасть в один из закрытых городов, чтобы приобрести хоть что-нибудь.

Что касается культурных мероприятий, например, концертов известных советских звёзд эстрады, то в виде исключения некоторым из них разрешалось посещать закрытые горда, предварительно оформив специальное разрешение, которое предъявлялось при въезде. Когда «Арсенал» стал достаточно популярным, то нам приходилось давать по одному концерту, не больше, чтобы сразу же покинуть город, надолго там не задерживаясь. Я помню, что один такой город находился километрах в 90 от Новосибирска, где у нас, согласно плану, должно было быть пять концертов. Но, по прибытии туда, мы увидели, что сыграем только четыре концерта. Когда я спросил у главного администратора филармонии о причине такого расхождения с планом, он загадочно улыбнулся и сказал, что пятый концерт обязательно состоится, но он пока не может сказать, где.

В последний день пребывания в Новосибирске, рано утром нас посадили в комфортабельный автобус, и мы поехали по шоссе, уходящем в лес от города. По дороге администратор подсел ко мне и попросил объяснить остальным членам коллектива, что объект, куда мы направляемся, засекречен, что выступить там удаётся отнюдь не всем. И заодно попросил соблюсти секретность по поводу этого концерта. Когда мы прибыли на место, у нас оставалось масса времени до начали концерта. Пока наши техники монтировали звуковое и световое оборудование в зале небольшого помещения, напомнившего типичный Дворец культуры, мы успели посетит магазин, где торговали и продуктами, и товарами широкого потребления, то есть – дефицитом. Я истратил все свои деньги, припасённые на данный случай, и купил роскошную шведскую дублёнку, которую потом долго носил.

Расскажу о махинациях, которые совершали некоторые гастролирующие музыканты. Я имею в виду продажу редких музыкальных инструментов в условиях полного их отсутствия в государственных магазинах. Это были: синтезаторы, бас-гитары, электрогитары, приставки, улучшающие звук любого электронного инструмента, микрофоны последних моделей и многое другое. Ничего подобного советская промышленность тогда не выпускала. Изобрести свою модель, не уступающую по качеству иностранной, пока не получалось. Выпустить точную копию чего-либо – нужно было купить патент, который стоил очень дорого, но главное – платить надо было в валюте. А все государственные операции с валютой находились под строжайшим контролем Министерства торговли. Валютные операции, производимые частными лицами, контролировались КГБ и сурово карались, вплоть до расстрела.

Тем не менее, в Москве были специалисты по приобретению редких электронных инструментов, незаконно ввозимых на территорию СССР через таможенные пункты на границе, например, между советской Молдавией и дружественной нам Румынией, где на ввоз запрещённых товаров смотрели сквозь пальцы. После этого инструменты поступали в распоряжение крупных торговцев, которые осторожно ликвидировали товар, но в несколько раз дороже, и за рубли. Никакой валюты уже не фигурировало при этом. Их клиентами были, во-первых, музыканты, мечтавшие играть на «фирменных» инструментах, во-вторых, - обычные спекулянты, которые приобретали этот товар, для перепродажи в другом городе, где-нибудь в провинции. Они даже принимали заказы на те или иные инструменты, о выпуске которых появлялась реклама за рубежом.

Мне тоже приходилось пользоваться услугами таких людей. Однажды мне понадобилось приобрести для себя клавишный синтезатор, поскольку программа «Арсенала» становилась всё более зависимой от электронных инструментов. Я всё чаще начал играть на синтезаторе, став, по сути, вторым клавишником, в соответствии с появлением новых направлений «хип-хоп» и «брейкданс». В каждом городе ко мне обращались местные музыканты с просьбой продать синтезатор. Через некоторое время, синтезатор более совершенной модели, я приобрёл у одного из московских спекулянтов и отправился на гастроли со своей устаревшей моделью, что бы продать ее в последнем городе одному из местных музыкантов, осчастливив его и себя. Так мы и обновляли свои инструменты, ничем не рискуя, не связываясь с валютными операциями.

Ближе к концу советской системы валюту начали официально передавать в распоряжение Министерства культуры СССР в целях приобретения инструментов и прочего оборудования для наиболее заслуженных концертных коллективов. С одним из них, моим старым другом игравшим в оркестре Олега Лундстрема, произошёл курьёзный случай. Некоторые из музыкантов брали эти инструменты домой, чтобы в свободное от гастролей время заниматься, а некоторые подхалтуривали, играя в ресторанах. Однажды, возвращаясь с одной из таких «халтур», этот человек забыл инструмент в такси. Тогда он приобрёл у спекулянтов подобный инструмент. Но когда он принял решение перебраться в Америку - инструмент пришлось вернуть. Как ему удалось решить вопрос, связанный с проверкой серийного номера, выбитого на каждом инструменте, остаётся для меня загадкой.