Все записи
02:24  /  13.06.20

645просмотров

О преферансе и увлечении бильярдом

+T -
Поделиться:

В институте было большое фойе, где располагались скамейки, называемые «лавками». Вот на этих лавках постоянно сидели те, кто приходил в институт, чтобы пообщаться с друзьями, обсудить разные новости, но лекций практически не посещали. Надо было отметиться у старосты группы, что ты пришёл, а после этого с удовольствием сиди себе на лавке и общайся с такими же «сачками». Я случайно открыл этот способ провождения времени и мне это понравилось. Постепенно я вошёл в доверие к «сачкам» и выяснил, что в этой среде существует традиция собираться у кого-нибудь на квартире и играть в преферанс. Поскольку кроме как об игре в «Двадцать одно очко», популярной в дворовой блатной среде, о других карточных играх я имел слабое представление, то возникла проблема: как и где научиться игре в преферанс. Один из моих новых друзей, с которым меня долгое время в последствии связывали близкие отношения, объяснил мне правила игры и даже стал брать в свою постоянную компанию, где играли «пулю» (так на жаргоне называли между собой преферанс). Я довольно быстро освоил все премудрости этой спокойной, но по-своему азартной игры.

И вот наступил момент, когда мне предложили сыграть четвёртым участником. Когда компания не добирает одного игрока, играют и втроём, но это вносит кое-какие изменения в ход игры. Так уж случилось, что меня включили в эту кампанию преферансистов. Играли по маленьким ставкам, в отличие от профессиональных компаний, где можно было проиграть огромные деньги. Там новички были желанными гостями. Их «раздевали» по полной программе. Здесь же играли чисто из спортивного интереса, чем и объясняется нежелание брать в компанию новичков, делающих различные ошибки, ломавших нормальный, я бы сказал, спортивный ход игры. Несколько позже я полностью овладел премудростями преферанса и играл исключительно в «своей» компании. Чаще всего мы собирались по пятница. Иногда кто-то из участников приводил с собой жену или близкую подругу, не желая вызывать подозрений о том, что он проводит это время с любовницей. В перерыве между «пульками» компания отдыхала, пила кофе и поедала пирожки или булочки. Никакого алкоголя не употреблялось принципиально. Если бы кто-нибудь «перебрал», то игра теряла смысл.

Когда началась официальная эмиграция советских евреев в Израиль, позже – в другие станы, многие преферансные компании распались. Постепенно, один за другим, «свалили» два участника нашей компании. Я пытался создавать новые, но найти равноценных партнёров стало невозможно, и с 1976-го года я начал разъезжать с гастролям со своим ансамблем «Арсенал», так что в короткие промежутки времени между поездками по стране ни о каком преферансе не могло быть и речи - я серьёзно занялся сочинением музыки для своего коллектива, а также параллельно стараясь овладеть профессиями руководителя, менеджера, а заодно аранжировщика.

Еще одним увлечением стала игра в бильярд, который обязательно присутствовал в домах отдыха и санаториях. В детские годы я играл дома в настольный биллиард, с маленькими металлическими шариками, и с широкими лузами - жалкую пародию на настоящий. Когда я впервые столкнулся с этой игрой в одном из подмосковных домов отдыха, я обалдел, глядя, как молодые люди, чуть постарше меня, играют на огромном столе, с настоящими костяными шарами и длинными киями. Но было непросто пробиться через очередь желающих поиграть. Тогда я стал приходить вечером, когда все отдыхающие расходились по своим комнатам спать. В полутьме я учился делать удары кием - ставил шар в центре стола и пытался загнать его в одну из луз. Постепенно освоил технику «свояков», «дуплетов» и много чего ещё, после чего решил, что пора сыграть с кем-нибудь. Я, конечно проиграл, но никто из наблюдавших за игрой не догадался, что я играю первый раз в жизни.

Дальнейшие мои попытки поиграть в эту увлекательную игру происходили в платном бильярдном зале, расположенном на территории центрального парка культуры и отдыха. Придя туда впервые, я увидел большое помещение, где располагалось несколько столов, причем на многих из них шла игра. Я попросил выдать мне кий и подыскать партнёра, объяснив, что пришёл сюда, чтобы набраться опыта у профессионалов - в таких случаях плата за проигрыш значительно снижалась. Я проиграл несколько партий, но ушёл довольный тем, что окончательно понял, как надо играть. Но понял также, что мне ещё далеко до игрока среднего уровня. В 1962-м году наша семья переехала из коммуналки в новую отдельную квартиру, которую моему отцу, ветерану двух войн – Первой мировой и Великой Отечественной - предоставил его институт. Квартира находилась в доме, расположенном рядом с Останкинским парком. Из окна нашей квартиры можно было видеть как возводится знаменитая телебашня.

В парке находится памятник русской архитектуры -  Дворец-театр, построенный ещё в конце ХVIII века графом Шереметевым, при начале возведения дополнительных корпусов телецентра, по соседству с Останкинским парком, прилегающая территория надолго была огорожена. В результате парк потерял популярность, продолжая функционировать практически без посетителей. Работали некоторые кафе и Бильярдный зал, в котором я обнаружил единственного маркёра, грустно сидевшего в пустом помещении. Он сообщил мне, что  клиентов не стало, вот он и сидит, получая мизерную зарплату и ничего не делая. Я предложил ему сыграть. Не помню как закончилась наша игра.  Больше я в Останкинский парк не ходил. Хотя в 80-е годы, когда наконец-то, было завершено строительство зданий телецентра, территории Ботанического сада, Останкинского парка и ВДНХ объединили в одно целое, то есть проходы между всеми его частями были открыты. А вот мой интерес к бильярду не ослаб, скорее наоборот.

Когда началась моя гастрольная жизнь, приезжая в какой-нибудь крупный город, я сразу же пытался узнать, есть ли здесь бильярдный зал. Выяснилось, что в провинции интерес к бильярду остался на прежнем уровне. Среди моих коллег по ансамблю были любители бильярда, узнав адрес мы играли там, с момента открытия зала и до времени, когда нужно было возвращаться для проведения репетиции и концерта. Поскольку в каждом городе, согласно плану гастролей, мы находились четыре или пять дней, то это позволяло нам поддерживать форму в этой непростой игре. Но времена менялись кардинально. В 90-х, в связи с резкими изменениями, произошедшими в нашей стране, и позднее, выезжая из Москвы в другие города Российской федерации, а также и в бывшие советские республики, ставшие к тому времени независимыми государствами, появилась масса новых сложностей при организации гастролей, я вынужден был взять на себя роль менеджера вдобавок к руководству коллективом. На фоне всего этого я просто забыл о существовании бильярда и о других своих прошлых увлечениях.