Все записи
14:43  /  7.07.20

879просмотров

Нелепости советских времён

+T -
Поделиться:

 Джаз после начала «холодной войны», в 1946-м году, был объявлен вредным буржуазным искусством, направленным на подрыв советской идеологии и жизнеспособности всей системы. И был полностью запрещён. Никита Хрущёв, захватив власть, постарался всеми способам удержаться на посту, а заодно и скрыть свою причастность к репрессиям в сталинские годы. «Оттепель» была задумана им как заигрывание с той частью интеллигенции, которая прекрасно всё понимала, поскольку испытала на себе весь этот ужас. Тем не менее, эффект от послабления запретов был заметным, и страна вздохнула с облегчением. Но смыслы, вбиваемые десятилетиями в сознание партийных чиновников старого образца, сразу искоренить было невозможно. Поэтому наметилась некая двойственность: новые указы формально соблюдались, но с большим нежеланием.

В такой ситуации новое поколение идеологических работников из сферы комсомола резко выделилось на этом фоне. Им самим нравилось всё новое, современное, в том числе и джаз. Причём это касалось не только обычных комсоргов в школах и институтах, но и секретарей райкомов и даже горкома ВЛКСМ. Ведущие московские джазмены быстро сориентировались и стали налаживать связи с теми из них, кто перешёл в комсомол из студенческой среды, сделав основной профессией идеологическую работу. Ведь их главной задачей было налаживание более тесных отношений с городской молодёжью. Одним из первых мероприятий стало проведение ряда студенческих симпозиумов для обмена знаниями и мнениями по различным профессиональным темам, в том числе и из области нового зарубежного искусства.

Для того, чтобы мероприятия такого рода не были засушенными, стали приглашать джазовые коллективы, которые раньше сидели в подполье. Я прекрасно помню, как выступал перед участниками симпозиумов или форумов в конце мероприятия в официально арендованном зале какого-нибудь Дома культуры. Причем денег нам никто не платил, да нам это было неважно. Зато каким счастьем показалось тогда исполнять на сцене серьёзную концертную программу, а не «лабать» на танцах всякие вальсы и польки, стоя на полу какого-нибудь заводского клуба. В результате в Москве, а позже и в ряде других городов, таких как Ленинград, Куйбышев, Воронеж или Тула, начали проводиться фестивали джаза. При этом обязательно создавались жюри, куда входили известные деятели культуры, главным образом – композиторы, а также представители общественности в лице крупных советских идеологов.

Одним из обязательных условий, ставившихся перед участниками фестиваля, было исполнение хотя-бы одной собственной композиции. А при исполнении пьесы зарубежных, чаще всего – американских, авторов – объявлять их названия по-русски, сделав предварительно перевод. Поскольку со знанием английского языка в СССР всегда были проблемы, то нередко случались курьёзные переводы, на которые тогда мало кто обращал внимание. Лишь бы название американской пьесы звучало по-русски. Но позже, когда появились более совершенные источники информации, чем просто зарубежные радиопередачи типа «Music USA» Уиллиса Коновера, обнаружились эти потешные расхождения в названиях.

Например, пьеса из репертуара Квинтета саксофониста Кэннонболла Эддерли – «InsideStraight». Один из наших джазменов, включивший её в репертуар своего квартета, придумал такое название – «Прямого пути нет!», вполне в духе тех времён. Вслед за ним и другие ансамбли стали исполнять её на разных официальных концертах под таким же названием. Гораздо позже, когда появился интернет, где при желании можно не только послушать или скачать любую пьесу, но и посмотреть, как выглядит альбом, на котором она была когда-то записана, я наткнулся на изображение пластинки, где автор и главный исполнитель этой пьесы сидит и держит в руках набор карт, обозначающих один из наиболее удачных раскладов при игре в покер, а именно «Inside Straight»…