Все записи
19:10  /  3.12.20

227просмотров

Две встречи с Биллом Клинтоном

+T -
Поделиться:

В начале сентября 2010-го года мне позвонили на мобильный телефон. Незнакомый голос официальным тоном, как мне показалось, произнес: «Вас беспокоит Дмитрий Илугдин из фонда Виктора Зинчука». Я растерялся. С пианистом Димой Илугдиным у меня остались дружеские отношения, никак не соответствующие такому началу разговора. Еще больше насторожило упоминание имени Виктора Зинчука, бывшего гитариста «Арсенала».

Недоумевая, я, тем не менее, автоматически произнес: «Слушаю вас». В ответ – и вовсе непонятное: «У нас к вам предложение. Только о нем пока никому не говорите. Дело в том, что в начале октября в Киев приезжает с благотворительной миссией Билл Клинтон. И наш фонд устраивает закрытый прием в его честь. Не согласились бы вы выступить?». Здесь я понял, что поначалу ослышался, и сказал, что мне нужна более конкретная информация, продиктовав адрес своей электронной почты. И когда на нее пришло письмо, стало понятно, что звонил мне из Киева Дмитрий Логвин, заведующий отделом культуры «Фонда» Виктора Пинчука – известного украинского предпринимателя. Уточнив условия поездки, 3-го октября вместе с «Арсеналом» я вылетел в Киев. В аэропорту «Борисполь» нас встретил водитель микроавтобуса «Мерседес», который привез нас в гостиницу «Украина», в советские времена называвшуюся «Москвой» и считавшуюся тогда самой престижной. Ныне же статус отеля снизился до трехзвездочного: скромный завтрак в скромном ресторане на втором этаже, все закрывается в 23.00, так что, если не успел поужинать, пеняй на себя.

Прием в честь Клинтона готовился в одном из современных дорогих отелей. Туда мы прибыли часа за два до мероприятия – проверить и настроить аппаратуру. Надо отдать должное организаторам: они выполнили все наши условия по части техники. Зал приемов, расположенный в цокольном этаже, был опутан сетью коридоров и служебных помещений. Одно из них отдали нам под гримерку, принеся туда бутерброды, пирожные, посуду, чайник, кофеварку, в общем, все, что необходимо в случае филармонического концерта. По соседству расположился детский джазовый биг-бэнд. Видимо, организаторы приема решили показать Клинтону, что на Украине даже дети любят и умеют играть джаз. Настроив аппаратуру на сцене, мы удалились в отведенную нам гримерку. После самого тягостного для музыкантов – бездействия перед выступлением – нас пригласили за кулисы, попросили быть готовыми. И мы стали наблюдать за происходяшим в зале через щели в кулисах.

Президент Клинтон сидел за центральным столом вместе с г-ном Пинчуком и его женой Еленой, дочкой бывшего президента Украины А. Кучмы. С ними расположился легендарный боксер, чемпион мира, один из братьев Кличко – Владимир. Клинтон делал вид, что внимательно слушает, что говорят выступающие, как играют и поют юные украинские дарования. После перерыва, когда вся почтенная публика вернулась за столы, мы подумали, что настало наше время. Не тут-то было – началась лотерея благотворительного фонда Елены Пинчук «АнтиСПИД». Богатые гости, чтобы не ударить в грязь лицом перед Клинтоном, развернули борьбу, кто больше даст за предлагаемые лоты. А мы сидели за кулисами, надеясь, что лотерея будет недолгой. Но она продлилась минут сорок, и Клинтон, героически боровшийся со сном из-за смены временных поясов, уже начал клевать носом. Наконец, ведущий церемонии объявил выход «Арсенала». Публика встретила нас радушно, я понял, что часть украинских олигархов в советской юности были моими поклонниками.

По совету устроителей, я обратился к Клинтону: «Господин Президент…» (меня предупредили, что «бывшим Президентом» его называть нельзя), поблагодарив за приезд в Киев с благотворительной акцией «АнтиСПИД». Затем мы сыграли три композиции, близкие по стилю к американским стандартам, а на бис – тихую красивую балладу. И когда стало ясно, что выступление закончилось, Клитнон встал и пошел к сцене. Поднявшись на нее, он в микрофон поблагодарил нас, пожал руку каждому музыканту «Арсенала», после этого мы встали вместе с Клинтоном посередине и сфотографировались. Но на этом Президент не успокоился. Он подошел ко мне и спросил, какой марки мой саксофон. Я сказал, что инструмент – японской фирмы «Янагисава», а данная модель изготовлена из чистого серебра. Он подробно изучил надписи на раструбе, после чего пустился в пространные рассуждения о соотношении качеств американских, японских и французских саксофонов. (Я, признаться, не все понял, а когда позднее спросил переводчицу, она сказала, что смысл той речи Клинтона был за рамками и ее понимания.)

Все это время мне было интересно, вспомнит ли он наш короткий контакт в Доме американского посла, в Спасо-Хаузе в 2000-м году. Тогда будучи действующим Президентом США Клинтон прибыл в Москву, а я был приглашен на прием в его честь. По протоколу, каждый из гостей должен был коротко поприветствовать Президента и сказать что-то от себя. В парадном зале выстроилась длинная очередь. Так уж получилось, что за мной оказался лидер КПРФ Геннадий Зюганов. Когда я оказался лицом к лицу с Клинтоном, один из работников посольства представил меня как известного советского саксофониста. И только тогда мне стало ясно, что я ему скажу. Это была чистой воды импровизация: «Я знаю, что вы прекрасный саксофонист, господин Президент. Но для вас саксофон — любимый инструмент, а для меня — еще и мощное средство борьбы с ними». И через плечо указал на стоящего у меня за спиной ничего не подозревавшего Зюганова. Помнится, тогда он оценил юмор и заговорнически улыбнулся. А в Киеве на мой вопрос о той встрече он ответил, что прекрасно все помнит и добавил: «Сейчас другие времена!».