В феврале после недели на острове Пасхи мы отправились в Перу.

Первый раз я была там 10 лет назад, и у меня осталось впечатление, что я ничего не успела и надо непременно вернуться.

Мы прилетели в Лиму и сразу же отправились в пустыню Наска — самое невероятное место на земле. Там находятся знаменитые линии Наска. Их можно увидеть с высоты — там есть специальные экскурсионные самолетики на четырех пассажиров. Пилот лихо наклоняет самолет то одним боком, то другим, чтобы все могли разглядеть их и сфотографировать. Стоит такой аттракцион долларов 50. (Кстати, через день после нашего полета мы увидели новость в местных газетах о крушении одного из этих самолетиков…) К линиям можно подойти близко, потрогать их, увидеть, как они сделаны, но тогда не ясен масштаб и не видно, что это за фигуры. Можно еще посмотреть на них с платформы высотой примерно с трехэтажный дом. Мы испробовали все три способа.

Мы сходили в дом-музей Марии Райхе, немецкой исследовательницы, главного знатока линий Наска. Она как сумасшедшая работала там с утра до ночи и умерла в глубокой старости от рака кожи, потому что всю жизнь  провела на этом палящем солнце. Весь музей — это такой маленький глинобитный домишко, в котором она жила. У нее не было ничего, только койка и куча чертежей и схем. Мария Райхе пришла к выводу, что это был грандиозный астрономический календарь, который помогал людям решать проблемы урожая. Однако в мире ее точка зрения непопулярна.

Поскольку мы приехали в Наску почти сразу после того, как посмотрели на фестиваль Рапа-Нуи на острове Пасхи, у нас родилась своя теория. После всех этих полинезийских конкурсов нам показалось очевидным, что создатели этих линий просто соревновались: вот в этом году одни «рисовали-протаптывали» обезьяну, а другие — кита, третьи — кондора, кто лучше и больше… А подобная гигантомания, на мой взгляд, вообще свойственна человеку: посмотрите на истуканов, пирамиды, соборы, небоскребы. И желание соревноваться, в том числе с природой, нам также свойственно.

До сих пор линии Наска сохранялись благодаря уникальному климату: Наска — самое сухое место на Земле, там вообще не бывает осадков. По пустыне все время пробегают маленькие смерчи, которые, как пылесос, вычищают эти тропинки. Но в последние годы начались сильные климатические изменения, пошли дожди, и, к сожалению, линиям Наска осталось недолго. Эти рисунки продержались века, а сейчас будут смыты. Половина линий уже пропала, еще пара крупных дождей — и не останется ничего.

Из Наски мы отправились в Арекипу. Это удивительной красоты белокаменный испанский колониальный город с прекрасно сохранившимся историческим центром с барочными фасадами, старыми церквями с резными деревянными алтарями и прекрасными образчиками живописной школы Куско, монастырями и колониальными особняками. В городском сквере ходят ламы.

А при храмах и музеях живут страшные голые собаки. Это вымирающий вид, который находится под охраной государства. Считается, что раньше этих собак использовали местные знахари в качестве средства от ревматизма. У них температура тела выше, чем у обычных собак, и, видимо, их клали на спину, чтобы ее прогревать. Как утверждают перуанцы, у Барака Обамы такая собака. Не знаю, может, и правда.... 

Главная достопримечательность Арекипы — монастырь Святой Екатерины. Это город в городе. Монастырь был закрыт для внешнего мира до 70-х годов прошлого века. Во время одного из частых землетрясений он был сильно поврежден. Монахини обратились за помощью к государству. Государство все отреставрировало на условиях, что туда будут пускать туристов. Монахини до сих пор живут там на отдельной территории, делают мыло из петрушки и шоколадные конфеты, а основную часть монастыря с улицами, фонтанами, кельями и садами можно посмотреть.

Санта-Каталина был монастырем для девиц из богатых испанских семей — в Испании долго сохранялась традиция отдавать служить Богу второго ребенка в семье. Монахини селились там со своими служанками и роялями, у многих были свои кухни и прочие удобства.

В университетском музее Арекипы находится знаменитая Хуанита. Это мумия девочки, которую нашли на вершине горы, на высоте 6300 метров. Самых красивых детей из самых лучших семей инки относили как можно ближе к богам и приносили в жертву. Поэтому на вершинах гор ученые археологи находят такие маленькие мумии, которые во льдах прекрасно сохранились. Хуанита (или, как ее еще называют, «Ледяная дева») сохранилась лучше всех. Изучая эту мумию, ученые смогли многое узнать о культуре инков: какие были обычаи, что носили и даже что ели.

После Арекипы мы отправились в Куско. Это древняя столица инков, которая потом стала столицей всего испанского колониального региона. Во всей Латинской Америке это, пожалуй, самый красивый колониальный город. И хотя Куско — туристическая столица Перу, мы попали в период, когда туристов почти не было. Все из-за того, что главная достопримечательность Перу Мачу-Пикчу был недоступен: дорогу к нему размыло дождями и оползнями, деревня Агуас-Кальентес рядом с Мачу-Пикчу оказалась отрезанной от цивилизации. Туристов оттуда долго эвакуировали на вертолетах…

В центральном соборе Куско хранятся всевозможные католические святыни, в том числе Черный Христос, потемневший от времени, и «Тайная вечеря», где Господь и апостолы едят морских свинок!

Дело в том, что морские свинки — это местный деликатес. Они невероятно вкусные. Нечто среднее между кроликом и перепелкой: в основном кости, мяса очень немного, но оно мягкое и нежное. Правда, чтобы это понять, нужно преодолеть некоторую брезгливость: на тарелку свинку кладут со всеми когтями и зубами... Едят их непременно с картошкой и с макаронами. Очень вкусно, но дорого: обычная еда стоит 3-5 солей, а свинка — 25 солей (1 доллар = 3 соля). По-испански (перуански) морская свинка — CUY, и едят их в местах под названием CUYERIA. Местные могут себе позволить это только по праздникам.

Самое потрясающее в окрестностях Куско — это сохранившиеся со времен инков здания. Они построены из огромных камней, напиленных самым причудливым образом, идеально пригнанных друг к другу без всякого цемента. Совершенно непонятно, как это сделано. Инструменты и инструкции по изготовлению не найдены. Когда испанцы спросили индейцев, как это сделано, ответом было: это построили боги… Или инопланетяне)))) Повторить такую кладку сложно даже при современных технологиях.

Вершиной зодчества инков считается Кориканча. Таких идеально нарезанных камней больше нигде нет, как всегда, назначение всех сооружений неизвестно, а простодушные испанцы просто построили собор сверху…

Вокруг Куско лежит так называемая Священная долина инков, в которой находятся умопомрачительные сооружения, оставшиеся от их цивилизации. По окрестностям Куско мы путешествовали три дня.

Саксаюаман — колоссальное оборонительное сооружение из трех зигзагообразных укреплений, он был главной крепостью инков. Остались только стены, башни испанцы полностью разрушили. Напротив крепости виднеются платформы, выточенные в скале, — это так называемая «трибуна вождей». О назначении, как всегда, можно только догадываться)))

Недалеко от Саксаюамана находится Тамбомачай — храм воды, или «Бани инков». Что это за постройка на самом деле — никто не знает. Там действительно течет речка, много фонтанов и разнообразные гидравлические сооружения, которые работают до сих пор.

В двух часах езды от Куско, уже почти рядом с Мачу-Пикчу, находится Ольянтайтамбо. Это поражающий воображение город на склоне горы, в котором есть все: военные укрепления, жилые здания, сельскохозяйственные постройки, храмы, фонтаны и каналы. Все сделано из этих немыслимых камней, нарезанных как угодно. Город карабкается террасами по склону горы, и всюду видны пешеходные дорожки — основные пути сообщения инков. У них не было колеса, и вся их громадная империя соединялась маленькими пешеходными тропинками, по которым бегали гонцы. Ольянтайтамбо был последним форпостом инков в колониальной войне.

Другой большой террасный город с фонтанами, каналами и всевозможными речушками называется Типон, там якобы была загородная резиденция одного из правителей.

Следующее поразительное место называется Чинчеро. Это деревня, в которой есть и остатки террасного города инков, и удивительной красоты колониальная церковь, и воскресный рынок, на который съезжается вся долина. Это очень красочное зрелище: все нарядные, в своей лучшей одежде, мужчины в очень смешных шапочках и пончо. Я как всегда не удержалась, накупила кучу всего.

Очередное, опять невероятное (!) место называется Морай. Это гигантская рукотворная воронка с зелеными терассами, ее даже невозможно полностью сфотографировать. По официальной версии, это сельхозлаборатория инков. Считается, что они на каждом уровне выращивали разные растения, проверяя, где что лучше растет.

После Морая мы смотрели на соляные террасы инков. Там с горы течет соленая река, инки построили огромное количество террас, где соль скапливается, и ее можно вычерпывать ведрами. Эти сооружения до сих пор обеспечивают солью все Перу.

В деревне Ракчи сохранились остатки древнего храма инков. Считается, что это был храм Виракочи — главного бога инков, местного Зевса. По легенде он вышел из озера Титикака и создал весь мир, и был он с белой кожей и рыжей бородой. На основании этого описания ряд идиотов утверждает, что это были инопланетяне, которые все и построили, потому что никаким инкам за 100 лет было столько камней не нарезать! В этом я с ними согласна: за 100 лет все это построить немыслимо.

Инки правили до прихода испанцев всего 100 лет. Они были воинами и сами ничего не производили. Они завоевывали народы, которые там жили. Официальная версия приписывает все эти невероятные крепости и города инкам, но поверить этому сложно…

Из Куско мы отправились на озеро Титикакав Пуно. Город Пуно очень сильно изменился: 10 лет назад это была рыбацкая деревушка, а сейчас — городишко с довольно современными постройками. Мы жили в гостинице на 11 этаже с видом на озеро. Титикака — это самое высокогорное судоходное озеро в мире и находится на высоте 3800 метров. Из-за высоты там довольно тяжело дышать. Хотя Титикака — пресноводное озеро, считается, что когда-то оно было частью моря, потому что в нем водятся морские рыбы.

Пуно. Вот фотография сделана из столовой нашей гостиницы

Приблизительно посередине озера проходит граница между Боливией и Перу. А на плавучих островах живут «озерные цыгане» — племя Урос. Когда-то, стараясь спастись от нападавших врагов, они стали плавать по озеру на плотах: брали тростник, связывали в кучи и накладывали их одну на другую, а результате получились плавучие островки. Так они делают до сих пор: нижние слои сгнивают, верхние накладываются заново. Правда, сейчас острова стоят на якоре недалеко от берега. Всего около 60 островов, туристов пускают примерно на 25. На одном островке живет примерно одно семейство, 5-10 шалашей. У них, конечно, очень тяжелая жизнь: одна школа, одна какая-то больница, почти все приходится закупать в городе на суше. У нас они просили карандаши для детей, потому что им реально нечем писать. У большинства урос от жизни на воде ревматизм: там прохладно, выше 20 градусов температура не поднимается. Сейчас их главный источник дохода — развлекать и катать всяких бездельников вроде нас в своих тростниковых пирогах.

В центре озера находится остров Такиле, плыть до него часа два. Это вершина потухшего вулкана. Все улицы Такиле идут резко вверх к вершине острова. Карабкаться по ним тяжело — непонятно, как там живут пожилые люди. Этот остров охраняется ЮНЕСКО. Тут сохранилась уникальная традиция: мужчины вяжут себе шапочки, женатые носят полосатые красные с синим шапочки, а неженатые — красные с белым. А женщины для своих мужей ткут пояса и сумочки: чем больше сумочек у мужчины, чем шире и красивее пояс, тем больше его жена любит.

После озера Титикака и краткого заезда в Боливию (посмотреть на Ла-Пас и Тиуанако) через Лиму мы двинулись на север Перу — в пустыню на берегу моря. Там мы успели посмотреть два города недалеко от границы с Эквадором: один называется Чиклайо, другой — Трухильо.

Трухильо — милый колониальный город с очень красивой центральной площадью, рядом с которым находится знаменитый Чан-Чан. Это самый большой глинобитный город в мире, столица древней империи Моче. За последние 100 лет Чан-Чан сильно размыли дожди циклона Эль-Ниньо, сейчас его восстанавливают. Он опять же охраняется ЮНЕСКО. Руины занимают огромную территорию, там есть дворцы, площади, пруды, улицы, кварталы.

На побережье от Чиклайо до Трухильо находятся рыбацкие деревушки, там рыбаки до сих пор выходят в море на смешных тростниковых лодочках «кабальитос де тотора» (тростниковые лошадки) и в соломенных шляпах.

В Трухильо потрясающий храм Радуги, тоже оставшийся от культуры моче.

В центре города — небольшой музей Кaзинелли. Этот безумный итальянец всю жизнь собирал перуанскую керамику. В подвальчике под бензоколонкой он сделал свой музейчик. Кaзинелли живой-здоровый, ему сейчас лет 90. Когда мы туда пришли, он сидел у входа.

Рядом с Чиклайо находится знаменитая гробница правителя Сипана. Это ряд огромных захоронений древних правителей моче, главное археологическое открытие последних лет. В мире археологии это открытие не менее значимо, чем обнаружение гробницы Тутанхамона.

Совсем недавно на окраине Чиклайо открыли условно названные храмы Луны и Солнца, совершенно невероятные. Издали их можно принять просто за холмы. Когда их начали размывать дожди, обнаружилось, что это многоуровневые пирамиды, построенные из глиняных кирпичиков. Как утверждают археологи, каждый новый правитель засыпал предыдущий храм и сверху строил новый, так получалось много уровней: на первом изображены воины с военнопленными, на втором — жрецы или танцоры, на третьем — какие-то пауки, на четвертом — драконы и так далее. Археологи, когда ведут экскурсию, честно рассказывают: «Мы не знаем, что это, не знаем, как интерпретировать, это такой уникальный визуальный ряд…» Там совершенно удивительные, ни на что не похожие картинки и барельефы. Засыпанные песком, они сохранили все первоначальные цвета.

В принципе, все Перу — это Клондайк для археологов. Но денег на раскопки у перуанцев нет. И как только кто-то дает средства на раскопки — сразу появляются какие-то сенсации. Там же, недалеко от Чиклайо, находится место под названием Тукуме. Там несколько десятков пирамид, из которых раскопки ведутся только в двух, потому что нет денег. Там когда-то работал Тур Хейердал, и именно там, изучая барельефы, он пришел к выводу, что на плоту можно доплыть до острова Пасхи.

Храмы Луны и Солнца были объявлены наследием ЮНЕСКО. Поэтому нашлись какие-то деньги на раскопки. Но то, что было внутри захоронений в этих пирамидах, почти все разворовали до этого.

В городе есть рынок, где торгуют «брухос» — местные колдуны-знахари. Они продают всякие снадобья, травы, сушеных животных, фотографируются с туристами и продают им всякий антиквариат, который там в большом количестве выкапывают из земли так называемые «уакерос» — местные расхитители гробниц.

Если иметь деньги, можно очень быстро собрать хороший музей. И я всегда радуюсь, что у меня их нет.

С севера мы вернулись в столицу Лиму. Лима — очень большой город с небом, всегда затянутым серой дымкой… Там есть ряд уникальных частных музеев. Хорошие музеи в Перу только частные, а у государственных, как водится, денег нет. Например, Музей золота (Museo de oro) c его самой большой в мире коллекцией оружия или совершенно грандиозный музей Ларко Эррера — знаменитого археолога, сына сахарного барона. Он собрал огромную коллекцию керамики со всех регионов Перу.

В общем, придется ехать еще раз, к следующему приезду тут успеют раскопать еще массу всего интересного…

Остальные фото смотрите здесь.