Я съездила в Гватемалу. Я давно туда хотела, и на этот раз мы решили объехать все руины цивилизации майя. Начали мы с Мексики, с полуострова Юкатан, а потом из Канкуна мы прилетели в Гватемалу. Это страна – музей, с печальнейшей историей.

Там относительно недавно закончилась тридцатилетняя гражданская война. Все население страны так или иначе было в ней задействовано: у каждого человека в семье кто-то погиб. Водители, мальчишки, которые катают туристов на лошади, любые люди, с которыми мы сталкивались во время путешествия, могли рассказать свою историю, о том, как приходили военные либо партизаны в деревню и забирали, то есть мобилизовывали, все мужское население от мала до велика. Как по воле случая мальчики оказывались либо на той, либо на другой стороне, как семьи тех, кого забрали партизаны, были репрессированы. Сейчас бывшие партизаны, которые не сдали оружие после перемирия, превратились просто в бандитов и наркоторговцев, потому что ничего другого, кроме как грабить и убивать, делать не умеют. Так что в стране довольно тяжелая обстановка. И хотя она практически не затрагивает туристов, уровень бедности не заметить нельзя.

Мы обратили внимание, что когда едешь на общественном транспорте, в автобусе, например, люди между собой не разговаривают. Ни «здравствуйте», ни «до свидания», полное молчание и невозмутимая маска на лице. Это, наверное, такое индейское отношение к жизни. Но, похоже, и годы гражданской войны оставили свой след. Гватемальцы, в отличие от своих мексиканских соседей, необщительные, очень сдержанные, скрытные и  недоверчивые.

Мы прилетели в столицу страны город Гватемала-Сити – это современный мегаполис, загазованный, с высотными зданиями. Прямо в аэропорту сели в такси и, не заезжая в город, поехали в древнюю столицу Гватемалы под названием Антигуа-Гватемала. Этот город с очень интересной историей и потрясающей атмосферой окружен со всех сторон вулканами. Он был почти полностью разрушен землетрясением в 1773 году (в полный расцвет колониального барокко).  Потом люди отстроили свои дома, и город восстановился, но все крупные сооружения остались в руинах. Повсюду огромные полуразрушенные соборы и монастыри -  невероятно впечатляющие, красивейшие развалины. А кругом рынки, ресторанчики, гостиницы, все это старинное колониальное и очень колоритное, люди в ярких вышитых костюмах, разноцветные автобусы, играет музыка, национальный инструмент – маримба, жизнь кипит. А на  заднем плане - горы и вулканы.

В Антигуа-Гватемала мы провели несколько дней, потом сели на автобус и поехали в Копан – руины древнего города майя в Гондурасе, на границе с Гватемалой. Там скульптура и архитектура, как нам показалось, принципиально другого уровня, чем во всем остальном мире майя. Разница между искусством Копана и искусством других городов майя - это как шаг от древнеегипетских пирамид к храмам Древней Греции. Вместо плоских барельефов там можно увидеть настоящую скульптуру, много стел-монументов, детальные изображения людей с разными выражениями лиц.

Из Копана мы вернулись обратно в Гватемалу и поехали в Тикаль, столицу другого древнего государства майя, на рейсовом автобусе. Когда мы пришли на вокзал, нам сказали, что туристический микроавтобус уже ушел утром. Мы решили ехать на обычном рейсовом. Ах, какие там красивые, ярко раскрашенные старые школьные американские автобусы!!! Получилось совершенно невероятное забавное приключение. Там такая система: водитель должен из заработанного за день выплатить аренду владельцу автобуса, остальное – ему и билетеру. Чем больше пассажиров водитель успеет за день отвезти – тем больше он заработает.  Поэтому, чтобы успеть накатать как можно больше кругов и собрать как можно больше пассажиров, эти безумные автобусы носятся по стране с дикой скоростью, больше100 километров в час, по диким горным дорогам и, когда кто-то голосует, останавливаются и подбирают. Один другого старается обогнать, чтобы первым подобрать имеющихся пассажиров. Совершенно невероятная система, и такой адреналин! За время пути мы четыре раза пересаживались. Пересадка выглядит так. Мы говорим: «Хотим попасть в Тикаль». Они говорят: «Едете до такого-то пункта». Когда приезжаем, автобус чуть-чуть притормаживает, билетер вышвыривает твои рюкзаки на дорогу, а ты должен спрыгнуть. На остановке стоит человек - распорядитель: «Вы куда?» Он немедленно тормозит следующий автобус и отправляет вас дальше. Посадка занимает тоже 5-10 секунд!! Так со свистом мы доехали с четырьмя пересадками быстрее, чем потом обратно на автобусе для иностранных туристов.

Самое интересное для меня в этой поездке – это был, конечно, текстиль. Гватемальские вышивки – одни из самых искусных и разнообразных в мире. Индианки разных деревень и племен носят разные вышитые прямоугольные рубахи – «huipiles» и юбки, типа парео. По костюму и вышивке можно определить кто откуда. Разнообразие и красота поражает воображение. Так вот мы и приехали на озеро Атитлан. Это большое красивейшее горное озеро, вокруг которого, как всегда, три вулкана – вулкан Атитлан, вулкан Агуа и вулкан Сан-Педро. По берегам находятся деревушки, знаменитые своими вышивками. Основные посетители деревушек вокруг Атитлана – это всевозможные этнографы и специалисты по текстилю. В каждой деревне – свой костюм, своя традиция, способ обработки кожи, своя вышивка, свои пояса, свои цвета.

Самый знаменитый рынок в округе проходит дважды в неделю в деревне Чичикастенанго. Как написано в путеводителе, туда съезжается вся Гватемала со своими товарами. Оказалось, что это не так. В Чичикастенанго продается то, что делают в самой деревне, просто это такое  разнообразие и такая красота, что, видимо, авторам показалось, что это свезено со всей страны.

В другой деревне Сантьяго-Атитлан мы наблюдали очень интересный культ некого бога по имени Машимон. Машимон – божество, которое является смесью Святого Семена (Сан-Симон), Иисуса Христа и какого-то испанского конкистадора. Разобраться трудновато. Это деревянный истукан в человеческий рост, одетый в костюм, в шляпе, во рту сигарета. Этот истукан ежегодно переезжает в чей-то дом. Хозяин дома обязан целый год обслуживать Машимона и принимать всех его посетителей, которые идут к нему с просьбами с утра до вечера, приносят подношения - сигареты, алкогольные напитки и, главное, деньги. В комнате рядом с Машимоном стоит гроб. На стене висит огромное распятие. Я спросила у хозяина, показав на распятие: «А это кто?», он отвечает: «Как? Что, ты не знаешь? Это Иисус, отец Машимона, он апостол…»

Еще более невероятный культ мы видели в Мексике в деревне  Сан Хуан Чамула, на границе с Гватемалой. Это столица индейцев Чамула, их можно легко узнать по национальным костюмам - черные мохнатые юбки у женщин и белые жилеты у мужчин, похожие на кавказские бурки.

В деревне есть небольшая колониальная церковь XVII века. Перед входом стоит очередь людей в парадных одеждах - крестить детей. Внутри весь пол устлан хвойными иголками. На них сидят люди, каждый вокруг себя ставит свечки и приносит в жертву курицу, сворачивая ей голову. Перед каждым святым, а их множество вдоль стен церкви,  огромные горы свечек и куриц. Фотографировать внутри запрещено, а снимать исподтишка не хватило смелости. Статуи святых они одевают в разные одежки. Причем люди в своих красивых одеждах в вышивках, а на святых не жалеют импортных полиэстерных тканей, которые им кажутся шикарными. Выглядят эти святые в таких одежках ядовитых цветов совершенно безумно!

Для индейцев вообще синтетические ткани – это что-то невиданное, дорогое и необычное. На одном рыночке в Гватемале мы видели торговку: на прилавке искусные ткани невероятной красоты, а у самой на плечи накинут одноразовый плед авиакомпании Swiss. Видно, какой-то иностранец ей подарил, и теперь для нее это главное украшение. А сама она торгует такой красотой, ради которой мы тысячи километров проехали.