В Школе-студии МХАТ я возглавляю кафедру пластического воспитания актера и веду предмет, который называется «Основы музыкального театра». Наша главная задача — научиться актерски существовать в музыкальной структуре. Предмет начинается в середине второго курса и длится до конца обучения.

Но третий курс школы-студии (руководители — Роман Козак и Дмитрий Брусникин) я взяла только год назад, и результатом нашей совместной работы стал дипломный спектакль «Жизель, или Обманутые невесты», недавно показанный на Новой сцене МХАТа. «Жизель» была выбрана в первую очередь из-за музыки. Я считаю, что студенты должны работать с качественным музыкальным материалом, и произведение Адана (в отличие от многих других балетов) именно такое.

Мое первое впечатление от этого курса? Все курсы разные и все курсы, в принципе, одинаковые. Смотрят на тебя, широко открыв глаза, и не понимают, чего ты от них хочешь. И это нормально, первые занятия всегда проходят именно так. Работа над спектаклем началась с музыкальных этюдов, которые я потихонечку вливала в музыку Адана. Так выкристаллизовывалась история.

Классический сюжет «Жизели» подвергся незначительным изменениям. Смысл остался прежним: девушку обманывает жених, она погибает и потом мстит ему за обман, за предательство. Вернее, таких обманутых невест в спектакле много, и одна из них в конце находит в себе силы простить предателя. Она и есть Жизель.

Считаю ли я, что прощение — обязательный спутник любви? Нет. В мире нет ничего обязательного. Более того, есть ситуации, когда нужно просто уйти.

Когда в спектаклях есть пары (как в этом), я стараюсь не составлять их сама. Но в остальном на первом этапе работы права голоса у студентов нет. Преподавательница я не просто строгая — я ужасная. Я Карабас-Барабас. Студенты — это солдаты, и они делают то, что им велят делать. А вот когда они привыкают жестко работать, я начинаю с ними общаться по-человечески. Дисциплина и свобода — вот две вещи, которые нам, безалаберным и несвободным людям этой страны, кажутся несовместимыми, а между тем все наоборот. Когда абсолютная дисциплина дополняется абсолютной свободой — это идеальный вариант. Я не говорю, что мы его достигли, мы просто движемся в этом направлении.

У меня легкая рука в смысле романтики. После моего спектакля обязательно плодятся какие-то романы, кто-то даже женится. При таком близком общении это естественно. Оно провоцирует на какие-то чувства, на связи. Вообще, занимаясь танцами, ты рано начинаешь знакомиться с собственным телом и телом партнера. В хореографическом училище мы крутили романы с 11 лет.

Олег Павлович Табаков, присутствовавший на спектакле, оценил его высоко.

«Жизель, или Обманутые невесты» взяли в репертуар МХАТа: в программе на сентябрь уже стоит три спектакля.

[gallery list="193013,193015,193017"]