Все записи
18:49  /  3.12.14

12909просмотров

Удивленный бегемот, пункт выдачи детей и счастье в зоопарке

+T -
Поделиться:

Специально для акции «ZOOчтения. Мой зоопарк», писатели и другие деятели культуры поделились своими воспоминаниями о  Московском зоопарке. Мы публикуем рассказ, написанный для ZOOчтений Сергеем Лукьяненко.

Что можно написать про зоопарк?

Я вырос в маленьком городе, где зоопарка не было. Про московский зоопарк я только читал в книжках Веры Чаплиной, но в самом зоопарке не бывал.

Сейчас я и в Москве, и в других городах хожу в зоопарки с детьми. Это здорово, интересно, но ведь читателю-то хочется необычной истории.

Долго, очень долго я вспоминал все визиты в зоопарк.

А потом понял, что надо звать на помощь сына.

Известно же, что дети и животные — самые лучшие актеры. Дети и животные вообще словно созданы друг для друга!

И я пошел к старшему сыну, оторвав четвероклассника от уроков, и спросил:

— Артемий, вспомни, случалась какая-нибудь смешная или необычная история в зоопарке?

Сын отнесся к вопросу серьезно. Подумал, потом кивнул:

— Ну конечно, папа! Помнишь, как я пошел с мамой и маленьким Даней в зоопарк посмотреть на пауков…

Конечно же, я помнил! Я приехал в Лондон на книжную ярмарку, с женой и сыновьями. Им не очень интересно было бродить со мной среди десятков тысяч книжек на языках, которых они не знали (старшему было семь, младшему четыре), поэтому жена повела их в зоопарк. Вообще-то это у нас традиция: в любом городе, где есть зоопарк, сводить туда детей.

И вот пришла жена с мальчишками в павильон, который ей очень не нравится, а детям — наоборот. Это был павильон насекомых и пауков. Повсюду в террариумах (может, конечно, они называются паучатники — не знаю) бегали членистоногие, жена терпела это зрелище, ну а дети были в восторге.

Пока младшему не захотелось в туалет. Ненадолго, но очень-очень спешно.

Жена попыталась повести в это важное заведение обоих детей, но старший, Артемий, стоял и восхищался пауком-птицеедом, большим и вроде как бы даже пушистым. И он сказал, что он уже большой мальчик и спокойно подождет, пока младший брат сделает свои дела. Ему паука надо досмотреть внимательнее.

Жена поверила. Тем более что павильон с пауками был огромный, просторный и совершенно пустой. И стоял отдельно. И никого нигде рядом не было. И туалет был прямо в павильоне, в пяти метрах от птицееда.

Поэтому жена с младшим сыном отлучилась, а когда вернулась (прошло и впрямь немного времени, минута-две)… Ну вы догадались, конечно.

Артемия нигде не было.

Жена вначале покричала, позвала его.

Павильон был большой и пустой. Спрятаться можно было разве что в террариуме, но и там сына не наблюдалось.

Схватив младшего на руки, жена выбежала из павильона.

Но и тут сына не было. Ни рядом, ни в стороне. И злодея-похитителя, утаскивающего ребенка, тоже не наблюдалось.

Сын растворился в воздухе!

Что жена в эту минуту думала, несложно догадаться.

Она даже еще раз посмотрела всех пауков, на этот раз уже не отворачиваясь.

Нету!

И вдруг до нее донеслось объявление по громкой связи:

«Мама Соня из России, потерявшая сына Артемия. Придите в пункт “лост энд фаунд”!»

Схватив в охапку уцелевшего младшего, жена бросилась на розыски пункта потерянных и найденных детей. И там, действительно, обнаружился немного испуганный и очень смущенный Артемий.

Оказалось, что, как только за мамой и братом закрылась дверь, Артемий начисто утратил интерес к пауку. Зато его заинтересовала чуть-чуть приоткрытая дверь с интересным электронным замком и надписью «стафф онли».

Артемий вошел в дверь, и она немедленно за ним захлопнулась.

За дверью был коридор с множеством дверей. И тишина. Артемий испугался, позвал на помощь… и был обнаружен двумя сотрудниками зоопарка, которые хитрыми тайными тропами отвели его в пункт выдачи потерянных детей.

Воссоединившийся с семьей сын сообщил:

— Мама! Мама, прежде чем будешь ругать, я хочу сказать, что я понял две вещи. Первое — маму надо слушать. Второе — надо учить иностранные языки.

— А как ты смог объяснить, как тебя зовут, как зовут маму, откуда вы? — спросила жена.

— Не знаю, — признался Артемий. — Я как-то так испугался, что все понял, что они меня спрашивали…

Я кивнул сыну, вспомнив всю эту историю. И с сожалением сказал:

— Не годится! Это история про лондонский зоопарк. А надо про наш, Московский. Ему исполняется сто пятьдесят лет!

— Ух ты! — сказал сын. — Надо пойти в зоопарк.

— Обязательно, — сказал я. — А в нашем зоопарке ты не терялся?

— Нет, — сокрушенно сказал сын.

— Что-нибудь смешное было?

— Ну… — он задумался. — Было, но это нельзя писать.

— Так-так! — заинтересовался я. То, про что нельзя писать, на самом деле самое интересное. — А что было-то?

— Ну, мы в прошлом году пошли в зоопарк всем классом. И представляешь, когда мы шли смотреть на птиц, то все птицы, мимо которых мы проходили, какали!

Я подумал, что история эта — в каком-то смысле парная лондонской истории. А еще что, когда мимо пробегает толпа третьеклассников, тут даже слон или горилла могут испугаться. Не то что птицы.

— Да, эта история точно не годится, — сказал я.

— Папа, а с тобой в зоопарке точно не случалось смешных историй? — удивился сын.

— Ну…

Я задумался.

— Была одна страшная, но смешная, — сказал я. — Дело было в Харькове. Туда приехало много писателей-фантастов, и мы пошли в местный зоопарк. Стояли у вольера с бегемотами. И был среди нас один писатель, Леонид. Ему вдруг очень захотелось похлопать бегемота по… ну, по спине. И он тихонько перебрался через ограду, прошел в вольер, подкрался сзади к бегемоту и похлопал его.

— По спине? — уточнил сын.

— Точно. Бегемот удивился и начал поворачиваться. Но писатель уже выбрался обратно. Мы все подбежали к нему и стали спрашивать, зачем он сделал такую ужасно опасную вещь. Леонид удивился и спросил, чего же тут опасного, ведь бегемот такой мирный и медленный. И тогда мы ему рассказали, что бегемот — это очень быстрый и не очень добрый зверь. Считается даже, что это самый опасный зверь в Африке. А может быть, и вообще на свете.

— Очень смешная история, — сказал сын с сомнением. — Весело там у вас бывает…

Пришлось мне возвращаться за письменный стол. Я сидел и думал: ну что же это такое? В других зоопарках мы терялись, смотрели, как люди трогают бегемота. А в Московском — просто ходили, смотрели на слонов, львов и жирафов, радовались тому, что у белых медведей в самое жаркое лето есть снег, смеялись над пингвинами и любовались ягуарами и гепардами…

И я подумал: а может быть, это как раз хорошо и правильно? И вовсе не надо теряться или делать глупости, чтобы любить какое-то место?

Ведь самое главное в зоопарке — это люди, которые любят зверей, и звери, которые доверяют людям. Самое главное, что здесь наши дети могут увидеть и самых экзотических животных, и самых обычных домашних, которые для жителей мегаполиса не менее удивительны, чем какие-нибудь лемуры или тапиры…

А ведь еще есть замечательный детский зоопарк…

— Папа! — радостно сказал сын, забегая в кабинет. — Я вспомнил одну ужасно смешную историю про наш зоопарк! Мы тогда тоже ходили в него со школой. И там были обезьяны…

Я выслушал историю и сказал:

— Знаешь, это очень интересная история. Но ее я точно приберегу на другой случай. А сейчас просто напишу, как мы любим наш зоопарк.

Сын подумал и сказал:

— Папа, а это — самое правильное!