Прочел книжку Михаил Зыгарь «Вся кремлевская рать». Всем советую, для людей, интересующихся политикой в России -- захватывающее чтение. Без гнева и пристрастия в лучшем смысле – когда у человека есть и пристрастие, и гнев, но он умеет держать их в узде. Повествование очень знающее, психологически точное, с прекрасным балансом многомерности логик и одновременно экономности мысли, отсечения ненужных для чисто политической истории уровней исторического процесса. Так почти на всем протяжении путинской истории -- за исключением, последнего периода, когда война в Украине и убийство Немцова непропорционально по сравнению с предшествующим временем увлекают автора шорохом мелких информационных шумов. Все же Зыгарь, хоть и очень держит в себя в руках, но прирожденный журналист, а не историк, и эмоционально современность его захватывает плотней, чем события 15-летней давности.

Некоторый парадокс книги лично для меня заключался в том, что я практически не узнавал никаких новых фактов. Ну разве что автор бросает чуть больший свет на два периода отсутствия Путина – во время принятия закона Димы Яковлева, когда случился бунт медведевских министров, и был подавлен, и на неделю после убийства Немцова. Но и здесь Зыгарь скорее туманно намекает на смысл, а не называет его. В первом случае чисто композиционно – рассказ о неожиданных смертельных болезнях антиамериканских лидеров по миру монтируется с рассказом о психологическом состоянии Путина (постоянная раздраженная отрешенность, памятная нам по позднему Брежневу), и этим создается четкое ощущение, что у Путина были подозрения на рак. Во-втором через целый ряд деталей Зыгарь дает понять, что Путин после убийства Немцова всерьез опасался покушения на свою жизнь из Чечни, но прямо этого нигде не говорит. 

В остальном я, быть может в силу некоторой одержимости политическими новостями, не нашел для себя неизвестных мне деталей. Но это нимало не мешало удовольствию от чтения, а скорее даже наоборот. Я вообще люблю перечитывать книги, даже детские, не говоря уж о прочитанных в юности, удовольствие, скажем, от перечитывания «Иосифа и его братьев» Томаса Манна чем-то сродни воспоминаниям, будто ты, раз прочтя это, стал участником событий на правах свидетеля, и теперь припоминаешь, как все было. Примерно то же удовольствие испытываешь, читая Зыгаря – будто перечитываешь историю, которую уже один раз прочитал, а не прожил. 

Но если события, фигуры, даже слухи и почти анекдоты, попавшие в повествование, были мне вполне известны, их монтаж оказался во многом новым, и несколько, не подберу другого слова, демотивирующим. Я не видел очень многих связей между событиями, и эти связи меня неприятно поразили. Ну, извините, не приходило мне в голову, как связаны между собой борьба между путинским и медведевским окружением за второй срок Медведева, офис Александра Волошина, имидж «Красного Октября» как европейского анклава в сегодняшнюю Москву, поразившая меня Алла Пугачева на сессии, посвященной проблемам реформирования ЖКХ в 9 утра в зале заседаний Михаила Прохорова, блог Татьяны Дьяченко и белоленточное движение. Я работаю на «Красном Октябре», обычно обедаю в пустом ресторане, созданном, оказывается, под принципиально иные цели, был читателем этого блога и очень сопереживал этой женщине (а там писали, оказывается, десятки журналистов), ходил и к Прохорову с урбанистическими предложениями, и в комитет к Кудрину с культурологическими, и на все белоленточные митинги, и мне в голову не приходило, что это связанные между собой – не по смыслу, а кем-то, в единый сценарий связанные -- вещи. Иначе говоря, не было, кажется, ни одной кремлевской разводки, волошинской или сурковской, на которую я бы не попался, и каждый раз с чистым сердцем я бросался куда-то защищать либеральные ценности. Идиот! Читая Зыгаря, я несколько раз бросал эту книгу на стол, и начинал бегать по кабинету, повторяя «Боже, какой идиот!» -- не о нем, о себе. 

Впрочем, отчасти это тоже удовольствие, сродни чтению детектива, когда вдруг случайные события складываются в логичную последовательность, и твои неосознанные подозрения, что кто-то играет с тобой в кошки-мышки, получают подтверждения. Отличие, конечно, в том, что и играли не с тобой, и на кону были не жизненные проблемы, а так -- чувства да убеждения да повороты судьбы нескольких друзей, но это не делает существенной разницы – все равно занимательно. 

Есть только одна составляющая этой книги, с которой я, пожалуй, не согласен. Михаил Зыгарь очень последовательно, остроумно и доказательно показывает, что никакого плана у Путина, который сделал его сегодняшним Путиным, не существовало не то, что в 2003 году, а даже в 2013. Он вырастал в то, что выросло, отталкиваясь от обстоятельств, он даже про Крым не знал, то ли присоединять, то ли сделать непризнанным государством. И тут вроде бы не поспоришь, это убедительно показано. И тем не менее я не согласен.

Когда-то сравнительно давно издательство ОГИ выпустило часть мемуаров Григория Григорова, сталинского сидельца, который провел в лагерях 27 лет, замечательного философа и очень приметливого, цепкого на детали мемуариста. Там есть довольно яркий эпизод его обучения в Школе Красной Профессуры во второй половине 1920-х. Интересное учебное заведение, часть слушателей отправились в ЦК, часть – в лагеря. Он подробно рассказывает, как среди студентов появляется группа с довольно неожиданными в тот период взглядами – с идеями, что строить коммунизм нужно только в России, а не ждать революции по всему миру, что это историческая миссия русского народа, что главная задача – на основе коммунизма восстановить мощь российской империи и противостоять Западу, что евреи – враги российской государственности и т.д. Это примерно 27-28 годы, это химера сталинской империи в самом ее зародыше. Чтобы она развилась и окрепла, понадобилось 10 лет. 

Зыгарь показывает, как меняется мировоззрение Путина в 2003-2004 гг., как возникает ощущение, что Запад – враг, как рождается страх, как начинается борьба с несуществующей революцией, как вырастает украинский комплекс, как появляется обращение к православию и духовным скрепкам. Химера путинской быть может и родилась под воздействием случайных неприятностей в отношениях с Бушем и Блэром. Но весь комплекс ее смыслов уже появился. Дальше понадобилось 10 лет, чтобы она развилась, окрепла и подменила собой Россию.

Перепост