Все записи
16:56  /  22.06.20

1804просмотра

Технология дырок и виньеток

+T -
Поделиться:

Какой потрясающий инстаграм вёл бы какой-нибудь В. Клас Хеда, если бы какой-нибудь Л. Да Винчи не занимался хернёй и вместо бессмысленных вертолётов, парашютов, телескопов и роботов придумал бы в своё время интернет и какой-никакой смартфончик. Да и вообще – представьте только: как отожгли бы в сетях малые голландцы. Вот кого беспощадная история лишила заслуженных лайков. Всё ведь делали канонично. Как и сегодня, тогда – в семнадцатом веке – заполняли они визуальную среду сплошным потоком вполне однообразных картинок еды, пейзажиков, интерьерчиков, сраных кошечек и унылой бытовухи преимущественно алкогольного генезиса. Ну или бытовухи, связанной с демонстративным бюргерским потреблением. Тоже, в общем, всё как сегодня. Разве что жоп, селфи и групповых портретов оставили для истории не так много. Но здесь на помощь пришли голландцы размером побольше.

Однако, совсем не сложный мысленный эксперимент говорит нам о том, что в соревновании с сегодняшними инсталидерами – в основном пустыми как дырки в нулях, постоянно прибавляющихся справа на счётчике их подписчиков, наши нидерландские протоблоггеры проиграли бы вчистую. Хотя, несомненно, будучи формально малыми, эти голландцы выглядят колоссами, исполинами, былинными великанами на фоне всех нынешних инстамиллионников.

Странно, но и причина этой их громадности, и причина их неизбежного проигрыша в суетливых цукер-бегах обусловлены одним и тем же. Количеством труда, таланта и осознанности, приложенного к контенту. Слишком много сил и способностей, слишком много себя самого нужно вложить в этот чёртов квадратик, когда твой пост сделан из краски, холста, из поиска смысла, из служения красоте, из твоей энергии и самой твоей жизни. Поэтому ты всегда будешь работать слишком долго и слишком трудно. Ты провалишь все дедлайны и тебя легко обойдёт тот, кто сделал свой пост из ворованных пикселей, из затёртых слов, из обрывков смыслов, из огрызков впечатлений, из компиляции чего угодно, сделанного кем угодно, и ещё из собственной несложной рефлексии по этому поводу. По правилам социально-сетевого спорта наполняющие гарантированно проиграют опустошающим. Творцы проиграют дыркам.

Разница между творцом и дыркой огромна. Творец делает что-то новое. Заполняет пространство. Дырка просто предлагает посмотреть сквозь широко раздвинутую себя на то, что сделано кем-то другим. Неважно кем. Хоть господомбогом, хоть папой Карло. Максимум, что делает дырка – рисует вокруг себя пару вензелей – то есть сооружает несложную виньетку вокруг отверстия для просмотра. И называет её – эту виньетку – авторским взглядом. Выглядит это примерно так, будто работник багетной мастерской требует считать его соавтором художника, для картины которого он сделал рамку.

И именно огромные толпы виньетчиц и виньетчиков куют сейчас контент. Ведь всё, что им для этого нужно – просто проткнуть очередное отверстие.

Технология дырок и виньеток. Это очень просто, верно? Но об этом постоянно забывают при осмыслении устройства современной медиасферы.

Всё ведь очевидно. Пустота в дырках не имеет самостоятельной ценности. Следовательно, пустоту перед глазами аудитории нужно постоянно заполнять. Сквозь дырки нужно всегда что-то демонстрировать. Что-то доставлять подписчику. Пустота – очевидная метафора голода. Практически синоним. А голод дырки страшен. Медиа-дырка живёт только когда чувствует текущую сквозь неё энергию интереса. И источник интереса не важен. Это же чистая физиология. Дырка реагирует на простейшие раздражители. Секс, кровь, смерть, деньги, яркий свет. Ничего личного, просто система рефлексов.

Потому-то практически все сегодняшние медиа-дырки – что незатейливые, что с претензией на интеллект, все они на самом деле одинаковые с точки зрения коммуникационного анализа. Все они – простейшие медиа-животные. Все влекомы чистой физиологией. Им просто необходимо пропустить через себя очередную порцию энергии интереса подписчиков. Для этого они тянутся к источнику этого самого интереса. И встают между ним и жадной до впечатлений аудиторией.

Вопрос только в том: что это за источник. С точки зрения дырки нет функциональной разницы между котиками с бантиками, бананом, приклеенным скотчем к чёрному квадрату Малевича, голой жопой герцогини Сассекской и весёлой расчленёнкой в стиле «кровь-кишки-распидорасило». Кто-то где-то как-то когда-то создаёт контент. Дырка поворачивается к нему и его показывает. Дырка с претензией делает подписчику виньет. Дырка без претензии просто работает дыркой. И всё.

Дальше – территория чистой арифметики. Сто мемасиков по суммарному потоку интереса равны одной жопе. Десять жоп – одной трагедии. Поэтому трагедия энергетически эффективнее. Различие только в этом. Функционально же они идентичны.

Оттого-то их так сложно отличить в информационном пространстве – творцов и виньетчиков, дырки и людей. Они ведь показывают практически одно и то же. В одних и тех же удобных, дружелюбных к пользователю интерфейсах.

Разница между дырками и людьми заключается в осознанности, очевидно. А осознанность тесно связана с пониманием. А понимание – с осмыслением причинно-следственных связей. А ещё – с милосердием. Ни того, ни другого у дырок нет.

Осознанность и милосердие предполагают, например, что человек не просто рассматривает другого человека на приборном стекле и не просто описывает его. Он ещё озабочен тем: как этот человек себя на этом приборном стекле чувствует. А это чувство предельно точно было описано одним нобелевским лауреатом задолго до эпохи интернета: «На меня наставлен сумрак ночи тысячью биноклей на оси». Правда, бинокли – это парно расположенные дырки, стереодырки, что вдвое страшнее. Ну так поэт всегда чувствует больше, чем прозаик знает.

Парных или зияющих в одиночестве, но дырок в медиапространстве больше, чем людей. И в силу физиологической детерминированности их поведения и небывалой лёгкости, свойственной пустоте – ими до страшного просто манипулировать. А через них – и всем информационным полем.

И этой манипуляцией можно поставить миллионы долбо**ов на колени с извинениями за рабство, к установлению которого они не имеют не малейшего отношения, пока другие долбо**ы сносят памятник Колумбу, который тоже не имел никакого отношения к рабству. А ещё один долбо** в ранге мэра рыдает над золотым гробом человека, который грабил беременную женщину, приставив ей пистолет к пухленькому животу. В это время вдохновенная группа долбо**ов делает из него великомученика и знамя борьбы против расизма. Альтернативная организация долбо**ов под этим весёлым, пропитанным амфетаминами знаменем выносит из магазинов айфоны и ролексы. А совсем уж многочисленный отряд долбо**ов – тот самый, который безжалостно табуировал слово «чёрный», в это время легко легализует словосочетание «жизни чёрных».

И всё вот это вместо того, чтобы просто осудить и справедливо наказать убийцу-полицейского и его пособников.

Что характерно, в этом индукционном безумии нет милосердия ни к полицейскому, ни к его жертве. И нет того самого анализа причин и следствий. В целом всем плевать и на Флойда,и на Шовина – они оба просто символы. Просто поводы. Дырки не видят в них людей. Они просто их показывают. Просто идут на запах смерти и на яркий свет.

Точно так же дыркам плевать на судьбу Сергея Захарова. И на судьбу Михаила Ефремова. И на судьбы всех, кто погиб в аварии, устроенной менее известным человеком. Никто из тех, кто нарисовал вокруг своей дырки виньетку с хэштегом #допился*****животное, никто ведь не побежал помогать семье погибшего. И никто из тех, кто рассуждал о грехах и добродетелях, не напрягся ради добродетели милосердия и не презрел грех осуждения.

Это ведь, правда, несложно – отличить дырку от человека. И, отличив, уже не смотреть в дырку. А уж человеком в информационном пространстве быть ещё проще. Всё, что от нас нужно – осознанность и милосердие.

Михаил Ефремов. Алкоголик. Преступник. Великий актёр. Потрясающий друг. Всё одновременно.

Михаил Ефремов. Два портрета. Два разных портрета.

Один портрет здесь, другой – в инсте.

Оригинал