Все записи
21:22  /  8.11.10

2998просмотров

Голливуд и Мосфильм в 1930-40-х

+T -
Поделиться:

По заданию Сноба я прочел лекции в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке на тему «Советское и американское кино 1930-40-х годов». Это предварительный результат работы, которую мы начали с известным кинокритиком и культурологом Майей Туровской. 

Трудно представить себе более непреодолимую пропасть разделяющую Россию и Америку в 1930–х годах. Отличается все: экономика, политика, идеология, технология, уровень жизни, роль и функционирование искусства. В области кино это проявляется особенно наглядно. С одной стороны, частные, конкурирующие студии, ориентированные на прибыль, высоко-технологичное производство, выпускающее 500-700 фильмов в год, где главную роль играет продюсер, а режиссер это всего лишь специалист, нанятый для работы с капризными звездами. С другой стороны, государственная монополия, централизованное управление студиями, ориентироваными на идеологическую «прибыль», технологически-отсталое производство, выпускающее всего 50-70 фильмов в год, главная роль принадлежит режиссеру, а актеры не имеют статуса звезд (в американском смысле).

Тем не менее, как мы заметили, некоторые кадры оказались настолько похожими, что их можно было бы переставлять из советских фильмов в американские и наоборот. 

Причин для такого сходства много, перечислю главные:

  1. 1. Фильмы Эйзенштейна 1920-х годов и так называемый «русский монтаж» оказали серьезное влияние на американский кинематограф.
  2. 2. Несмотря на постепенное закрытие границ, советские кинематографисты продолжали ездить в Голливуд. Эйзенштейн и Александров провели там много времени в начале 1930-х. В 1935 году режиссер Фридрих Эрмлер и оператор Владимир Нильсен ездили туда изучать технологию кино. Нильсен написал по возвращении книгу о голливудской технологии (неопубликованную).
  3. 3. Советские фильмы продолжали активно демонстрироваться в Америке в 1930-40-х годах. В 1937-38 годах советские фильмы показывали в 450 кинотеатрах. Только в ноябре 1937 года 200 тысяч американцев посмотрели советслие фильмы.
  4. 4. Пуританские нормы знаменитого «кодекса Хейса» (Hays Code, 1930-1968) включали запрет на показ в кино обнаженного тела, секса, на оскорбление флага и т. п. и вполне соответствовали нормам советского быта 30-40-х годов, включавшим культ семьи, материнства и патриотизма, радикально отличавшимся от свободных нравов 1920-х.
  5. 5. Голливуд, как показал историк кино Нил Гейблер, был создан восточно-европейскими евреями, которые, пытаясь ассимилироваться, реализовали на экране свою американскую мечту, которая постепенно стала Американской Мечтой всей нации. Советская киноиндустрия была тоже создана меньшинствами, но не религиозно-этническими, а социальными, то есть выходцами из «буржуазной среды». Мечтая стать полноценными членами общества, они создали свою советскую мечту, которая постепенно стала официальной нормой.
  6. 6. В начале 1930-х годов обе страны переживали крах идеологии. В России идеология мировой революции и международной солидарности трудящихся была заменена идеей построения коммунизма в одной стране. В Америке кризис 1929 года дискредитировал идею самокорректирующегося капитализма и потребовал вмешательства государства в экономику. «Новый курс» Рузвельта, основанный на экономических теориях Джона Мейнарда Кейнса, стал этой новой идеологией.
  7. 7. В 1930-х годах перед кино обеих стран возникла задача создать национальную мифологию, в одном случае американскую мечту, в другом — коммунистическую. В одном случае задача была связана с экономическим кризисом, в другом — с политическим. Задача потребовала обращения к широким массам. Повествование, построенное на визуальном монтаже, сменилось вербальным рассказом. В обеих странах в кино стали привлекать писателей. Звуковое кино возникло именно благодаря этой потребности.

Лекция в Лос-Анджелесе собрала гораздо меньше слушателей, чем в Нью-Йорке. С одной стороны, в Нью-Йорке больше русскоязычных жителей. С другой, в даунтауне Лос-Анджелеса в тот вечер было рекордное количество пробок, и многие из приглашенных просто не смогли доехать. В Нью-Йорке от пробок спасает метро. В Лос-Анджелесе тоже есть метро, но даже не все местные жители об этом знают. После лекции в Нью-Йорке небольшая группа сотрудников и комментаторов Сноба пошла ужинать в расположенный в том же здании ресторан Tribeca Grill, где состоялось обсуждение лекции, а заодно и всех мировых проблем.

Комментировать Всего 8 комментариев

Володя, в пункте 6, наверное должно быть построение "коммунизма".

А аналитика  точная, спасибо!

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Спасибо, Алексей, если это фрейдисткая оговорка, то ее смысл мне пока непонятен. Попробую исправить.

Я бы к сходству визуального ряда добавил бы и стилистическое сходство музыки кино.

Я на лекции был и никакого сходства визуального ряда не заметил. Ужасно, как–то сюрреалистически, с оттенком кошмара и непохоже на жизнь сняты наши фильмы (кроме "Цирка", разумеется, но это – мюзикл), и абсолютно достоверно, просто и доступно, без ходуль – американские.

Согласен, но музыку Дунаевский просто беззастенчиво копировал, а в кино, хотя случаи прямого копирования и были (фильм Ромма «Тринадцать», например, это версия фильма Джона Форда «The Lost Patrol»), связь была сложнее.

А вот интересно можно ли провести какую-либо параллель   между   голливудскими horror-films  ( Дракула/ Монстры/чудовища) того времени и каким-либо направлением в советской кинематографии? 

Очень интересная была лекция, спасибо! Все собираюсь теперь посмотреть "Ниночку."

На счет обсуждения лекции и мировых проблем за ужином - не помню. Я вообще плохо запоминаю если сама не говорю ;-)

Да есть, конечно, сходство - в истоках. До сих пор в самой старой американской киношколе - USC - принципы кино преподают по Вертову, Пудовкину, Эйзенштейну. Такой Юрий Цивьян преподавал лет десять назад. Студенты не понимали, зачем им все это втолковывают, а профессура была непреклонна: учите - надо. Смешная деталь, это про различия: в некоторых ранних немых фильмах  (началось, кажется, с Датского Атлантиса), режиссер снимал вторую, альтернативную концовку, трагический финал. Называлось это "Russian ending" - "русская концовка": в начале прошлого века считалось, что русские зрители предпочитали грустный финал.