От реакции властей на текущие события возникает ощущение дежавю. Это мы слышали много раз — и про усиление, и про взятие под контроль, и про встречи с различными силовиками, и про «мы их замочим» и «вытащим из канализации». В этом смысле власть ничего нового не придумала.

Взрывы на какое-то время прекратятся, и мы опять начнем жить в так называемой стабильной стране, всю стабильность которой создают ящик и официальная пропаганда. Главный лозунг властей — не раскачивать лодку. Они рассказывают всем, что у нас все стабильно, что у нас все растет, что у нас уже не лихие 90-е, а благополучные нулевые. Это продлится до следующего взрыва. А когда он прозвучит, то опять нам какое-то время будут говорить все то же самое — про уголовные дела, про взятие под контроль, про операцию «Вихрь-Антитеррор». И это будет продолжаться до бесконечности. Но кардинального движения вперед, к улучшению ситуации, никакого не будет — как раз потому, что мы ведем себя неадекватно, мы не отвечаем на вызовы честно и откровенно, мы не говорим о том, что живем, в принципе, в воюющей стране. Нас волнует только то, что происходит у нас под носом, в Москве. А взрывы в Кизляре, произошедшие после московских, уже не вызывают такой остроты реакции. Считается, что это вообще нормальное явление — что на Кавказе, в мирных городах, кто-то кого-то взрывает и кто-то погибает в совершенно мирное время.

Нужно попытаться честно ответить на вопрос, что нам делать с Кавказом. Говорить об этом каждый день. Дать народу возможность чувствовать все по-настоящему, отдавать себе отчет в том, что мы живем в воюющей стране. Если это так, следовательно, и решения будут приниматься совершенно другие. Я не могу предложить рецептов борьбы с ваххабизмом. Я не могу предложить рецептов какого-то срочного реформирования фундаментализма. Но нынешняя политика не приносит успехов, как мы видим. Инструменты, которыми пользуется власть: строительство потемкинских деревень, разговоры о том, что все стабильно, попытки локальными ударами ликвидировать боевиков, — это все не работает. Следовательно, нужны какие-то кардинальные решения.

Меня гораздо больше устроит жизнь, как в Израиле, когда, выходя на улицу, ты на каждом шагу можешь встретить человека с ружьем. Израильтянин в любую секунду готов дать отпор террористам. Он понимает, что живет в воюющей стране. А у нас население усыпляют, а потом оказывается, что тебя могут взорвать в самом обычном месте.

Хватит говорить о том, что на Кавказе все стало по-другому. Это неправда. Там есть безработица, там масса людей зарабатывает на бюджете, там прикормленные и коррумпированные власти. И мне кажется, что проект широкого внедрения настоящего местного самоуправления на Северном Кавказе достоин того, чтобы его всесторонне обсудить и, может быть, воплотить в жизнь. А не устраивать там монархию Рамзана Кадырова. Инициатива, наоборот, должна идти снизу. Пусть люди отвечают за себя сами. Мы не можем согласиться с тем, что выборы президента Чечни, которые состоялись после условного окончания войны, были легитимны. Даже половина населения на эти выборы не пришла. Пусть люди строят свою жизнь так, как они ее видят. Потому что устроить жизнь сверху не получается.