В английском языке есть выражение о  яблоках и апельсинах, означающее невозможность сравнения качественно различных вещей.  И правда, как поместить на шкале наказаний многомиллиардное надувательство инвестеров, убийство по пьяни, и изнасилование 10-летней девочки в подворотне с ножом у горла?  Что хуже и, главное, насколько хуже?  Если, скажем, за непреднамеренное убийство дается 10 лет, а за изнасилование с применением физической силы 15, а за террористический акт, повлекший смерть десятков людей, пожизненное, то сколько нужно дать за финансовую схему, в итоге которой пострадали тысячи?  Такая вот задачка для младших классов.

Сегодня Бернард Мэйдофф получил 150 лет за мошенничество в особо крупных размерах.  Срок достаточно бессмысленный, независимо от возраста подсудимого, а уж в данном  случае просто абсурдный -- Мэйдоффу 71 год.   Длительный приговор означает только то, что его скорее всего не поместят в тюрьму наименее строгого режима, так что эксперты, предвкушая то, что ему предстоит, советуют ему держаться поближе к охране.

На мой взгляд, этот приговор отражает все худшее, что есть  в системе американского уголовного права -- инфляцию наказаний, политическое манипулирование и потерю контекста.  Понятно, что Мэйдофф виновен и должен быть наказан.  Понятно такаже, что жалеть его особенно не за что.  Разговор не о том, что он имеет право на меньшее наказание.  Разговор только о том, как мы оцениваем преступления по шкале тяжести.  Потому что, если убить 100 людей хуже, чем изнасиловать 100 людей, а изувечить 100 людей хуже, чем обмануть 100 людей, то  система наказаний обязана эту разницу отражать.