[stamp-one]«Сноб» поговорил с профессором кафедры международных отношений New School в Нью-Йорке Ниной Хрущевой об авторитарных режимах и о том, почему Трамп всех удивил

В Америке победа Трампа стала большой неожиданностью. В городах никто не мог представить, что он победит. Но, как уже не раз показывали выборы, город голосует за или против какого-то кандидата, а не-город голосует против городского выбора.

Разрыв между городом и деревней был всегда (возвращаемся к Ленину, что само по себе уже страшно). Но в последние годы этот разрыв стал больше. Потому что в городе капучино, кино, театр, рестораны; в городе каждый думает, что знает, как идти вперед.

А не-в-городе на тех, кто у власти, смотрят другими глазами. Мало разнообразия, и поэтому легче думать, что человеку у власти, который обещает еще меньше разнообразия, можно верить. А это и есть Трамп.

За него в основном голосовали белые мужчины старше 45 лет. Дело не в том, что не-в-городе их больше, но среди всех жителей периферии это как раз те, кто будут защищать свое неразнообразное существование. Им не нужны разнообразные культуры и религии.

К сожалению, цвет кожи в 2016 году по-прежнему важен

Хиллари Клинтон поддерживали национальные меньшинства — их вообще-то много, но они голосуют меньше. В том числе потому, что у них меньше возможностей получить образование и меньше доступа к информации. У белого человека, пусть и необразованного, возможностей получить информацию все равно больше.

Думать, что у Brexit и Трампа много общего, уже неоригинально

Brexit и Трамп взывали к той Англии и Америке, которые когда-то были. Это популистский национализм и даже популистское мессианство: Brexit, Трамп, Владимир Путин. И не только они: Марин Ле Пен во Франции, Нарендра Моди в Индии, Эрдоган в Турции, Виктор Орбан в Венгрии.

Все говорят, что Путин начал первым, но на самом деле он вошел в уже готовую авторитарную обойму

В середине 2000-х произошел поворот к демократическому авторитаризму: лидеры избраны демократическим путем, но создают националистские и авторитарные режимы. Это происходит потому, что есть запрос на защиту своей территории от космополитичного мира с пористыми границами. Люди хотят сохранить свою национальную особость.

Я себя чувствую примерно как в 2000 году, когда Джорджа Буша выбрали президентом

Казалось совершенно невероятным, что американская демократия, которую мы знали как лучшую в мире, выбрала президентом Джорджа Буша, который, по-моему, был персонажем из рекламы. Знаете, такая реклама, в которой странные люди покупают мыло и ведут себя при этом как совершенные дураки: рвутся к этому мылу сквозь очередь, потому что не могут без него жить.

Джорджа Буша выбрали как продукт рекламы. Трампа — как продукт телевидения. Люди увидели его такого делового в телевизоре, и он им понравился. Но это уже метадемократия — демократия через экран, которая к реальности не имеет никакого отношения.

Трамп живет в телевидении и не знает мира

Он знает только места, в которые он летает на своем самолете с надписью «ТРАМП» большими буквами. И он строит отели, на которых тоже написано «ТРАМП». Это пугает. Может, его советники окажутся гениями, но то, что я уже вижу — страшновато.

Все мы — те, кто сейчас предсказывают, что Трамп может сделать, — полные дураки

Предсказать это невозможно. Я думаю, Трамп и сам не знает, что он будет делать. Может ли он установить в Америке авторитарный режим? Пожалуй, может.

Нужно смотреть на выборы во Франции — если Саркози вернется, мы будем точно знать, что мир движется в авторитарном направлении. Нужно смотреть, будет ли референдум в Шотландии, отделится ли Бельгия от ЕС, и как дальше будут обыгрываться Каталония и Испания.

Мы должны смотреть на то, каких лидеров будут выбирать и как будет делиться мир. Путин и Трамп дают зеленый свет возможным переделам. Если Россия забирает Крым у Украины, то что мешает другим странам забрать территории, которые им когда-то принадлежали?

Это во многом зависит от того, каким президентом будет Трамп. Он наобещал нам быть одним президентом, а потом встретился с Обамой в Белом доме, и все было очень чинно и похоже на нормальность. Но эта нормальность — декоративная. Все, что мы знаем о Трампе, не может не проявиться в президенте Трампе. А ничего хорошего его оголтелый националистский популизм принести не может.

Подготовила Евгения Соколовская