Все записи
09:57  /  15.01.16

10036просмотров

Утопия

+T -
Поделиться:

Возможно, я идеализирую их, потому что они молодые и красивые. Но мне кажется, будто я — в лучшем месте на Земле. Лучшее на Земле место выглядит так: маленькая кухня, чай в чашках, недоеденный кусок торта на столе. А за столом девять красивых и доброжелательных молодых людей. Вернее, нет — десять. Десятый — Вася, человек-гора, огромного роста и тучного телосложения подросток.

Это кухня школы для детей с нарушениями «Пространство общения». В этой школе дети учатся быть с людьми, одеваться, есть ложкой, завязывать шнурки — дети, которые, не будь здешней утопии, проводили бы жизнь в психоневрологическом интернате, целыми днями раскачиваясь, как китайские болванчики, и воя. Вася — один из учеников, родители его задерживаются, так что Васю некуда девать и пришлось привести на педсовет. Он, кажется, счастлив, что педагоги взяли его с собой, и пожирает торт кусок за куском.

— Если никто больше торт не будет, — говорит Юля, — давайте уберем его, а то Васе нельзя так много сладкого. 

Юля — психолог. Они все тут психологи, недавно окончившие психологический факультет МГППУ. И только Диана среди них физический терапевт. Смысл педсовета, который они устраивают, — сделать книжку для Ярика. Ярик (его здесь нет) — еще один ученик школы «Пространство общения», подросток с нарушениями, который не говорит, но может общаться при помощи средств невербальной коммуникации, то есть книжки с картинками, изображающими состояния, желания, действия и основные предметы быта.

Тыкая пальцем в картинку «помоги», картинку «есть» и картинку «сосиски» Ярик будет составлять фразу «Помоги съесть сосиски». Тыкая пальцем в картинки, будет сообщать, что устал, хочет, не хочет… Что у него болит голова… Что ему нравится играть в пазл… И вот девятеро молодых людей сидят и выдумывают, как лучше расположить на страницах книжки картинки величиной с пятирублевую монету, чтобы удобно было коммуницировать без слов именно Ярику.

Вообще-то для невербальной коммуникации существуют уже специальные планшеты, которые можно индивидуально настроить и которые даже говорят человеческим голосом. Но на планшет нет денег, поэтому молодые люди составят сейчас книжку, напечатают, заламинируют, и Ярик сможет говорить.

— Только, пожалуйста, я тут отметил, давайте заменим некрасивые картинки красивыми, — говорит Леша. — Это же для Ярика язык. Язык же должен быть красивым.

И Антон отвечает:

— Вот ты понимаешь, как сверстать красиво. Научи нас всех.

Они общаются так, как если бы были живой иллюстрацией о чуде человеческого общения. Понимают сильные стороны друг друга и учатся друг у друга сильным сторонам. Не стесняются признать, что некомпетентны в каком-то вопросе, и переадресовать этот вопрос товарищу или Гуглу. К каждому ребенку с нарушениями (к Ярику в данном случае) относятся не как к уроду, которого следует изолировать или исправить, а как к человеку-загадке, которого следует полюбить и разгадать. Их споры (во всяком случае, насколько я видел) не перерастают в конфликты. Я даже спросил почему, и Леша ответил, что любая позиция должна же ведь быть аргументирована, и если приводишь более убедительные аргументы, то товарищ соглашается с тобой. («Где ты такое видел, Леша?» — хотелось воскликнуть мне, но тут-то я и сообразил, что Леша видел такое вот здесь, на этой кухне.)

За этим столом на кухне никто не является главным, никто не начальник и никто не подчиненный. Нет человека, который принимал бы окончательное решение, а решения принимаются только тогда, когда все согласны.

И никто не обязан тут сидеть. Каждую секунду каждый из девятерых молодых людей волен встать и уйти, позаниматься своими делами, а потом вернуться и снова присоединиться к обсуждению.

Они решают сложные задачи, и их, кажется, прет именно от сложности задач. За этот свой каждодневный, терпеливый и творческий труд — встретить детей, раздеть, позаниматься, приготовить обед, помочь пообедать, опять позаниматься, одеть, проводить, обсудить стратегию — они получают крохотные зарплаты. Но совершенно уверены, что деньги-то они получают маленькие, 20 тысяч рублей в месяц, но зато за самую интересную в мире работу.

Это, наверное, поколенческое какое-то свойство. В молодом поколении у нас выросла целая страта людей, которые совершенно не интересуются тем, много ли зарабатывают. Интересуются исключительно тем, соответствует ли их работа их бог знает в каких фильмах и книжках почерпнутым представлениям про справедливый и гуманный мир, в котором они, впрочем, уже живут и который считают нормой.

Небольшая подробность заключается в том, что на эту их осуществленную утопию, на эту их работу педагогами и психологами с тяжело больными детьми государственных денег нет, а нужны благотворительные деньги.

Помогите нам, пожалуйста, поддержать школу «Пространство общения». Иначе у этих молодых психологов неизвестно как сложится судьба. А у Васи и других учеников школы известно как сложится: их запрут на всю жизнь в психушку.

 

Помочь центру «Пространство общения» 

Сумма пожертвования

E-mail (обязательно)


Способ и частота оплаты

Банковской картой ежемесячно (для платежей картой)
Яндекс Деньгами
Наличными через терминалы и салоны связи
WebMoney c рублевого WM-кошелька
Через Сбербанк: по смс или Сбербанк Онлайн
Со счета мобильного телефона

Читайте также

  • Волонтер – всегда готов!

    Еще лет 10 назад люди, которые предлагали свою помощь фондам, различным общественным организациям, больницам и так далее,…
  • Кто открыл Швейцарию

    Путешествие еще нерожденной Елизаветы с реки Амур на реку Зиль Не беспокойтесь, у Лены теперь все хорошо. Ну, почти все…
  • Человек-невидимка

    Фото: Дмитрий Рогулин/ТАСС Когда родители отправляют детей служить, они вынуждены слепо положиться на людей, которые будут…

Новости наших партнеров