Все записи
12:43  /  1.02.19

2305просмотров

Честь офицера

+T -
Поделиться:

С самого детства Алеша Тюнев делал все правильно. Хорошо учился в школе, участвовал в общественных мероприятиях, организовывал детские праздники, помогал слабым, а сам занимался несколькими видами спорта, в том числе футболом и карате, так что к совершеннолетию пришел крепким, абсолютно здоровым и уверенным в себе молодым человеком.

Избегать армейской службы даже и в голову не пришло. Наоборот, Алеша хотел в армию, военная карьера привлекала его, казалась поприщем благородным, да к тому же и гарантирующим надежность всей будущей жизни, которая только начиналась в девятнадцать лет.

Еще служа в армии в Калининграде, Алеша подал документы в училище ФСБ и успешно прошел два самых сложных конкурса – медицинскую диспансеризацию, показавшую отменное здоровье, и психологическое тестирование, показавшее совершенную уравновешенность. Одним словом, он спокойный, как танк, и рассудительный, как инструкция по сбору модульной мебели. Такие и нужны для военной службы. С запутанной душевной организацией в силовые структуры не берут. Оставалось только сдать вступительные экзамены, чтобы мама, бабушка и оставшаяся в родном Красноярске девушка могли и дальше гордиться этим парнем.

Так все складывалось. Но уже перед самой демобилизацией, перед самыми экзаменами в академию у Алеши поднялась вдруг температура и он почувствовал неодолимую слабость. Несколько дней армейские врачи просто ждали, что пройдет само, как и всякая хворь должна проходить у солдата, но потом все же сделали обследование. Острый миелоидный лейкоз. Рак крови.

Алеша не испугался. Еще и потому, что не очень-то понимал, что значат слова «лейкоз» и «миелоидный», а острым мог быть штык-нож и это было привычно. Он только растерялся и не знал, как сказать маме и бабушке о своей болезни. Они-то ждали его из армии красавцем в военной форме со значками и нашивками, а приедет развалина с землистой кожей и лысой головой.

И еще было жаль военной карьеры. Онкологический диагноз даже при самом благоприятном развитии событий закрывал путь во все военные училища как минимум лет на пятнадцать, а в тридцать пять лет уже не берут в курсанты.

Впрочем, Алексей и тут все сделал правильно. Помогла психологическая уравновешенность, которую так хвалили в приемной комиссии академии ФСБ. Он убедил маму и бабушку, что сможет лечиться сам, и поехал из Красноярска сам лечиться в Киров. Он убедил девушку, что и ей лучше учиться и работать, а не нянчиться с ним. На самом деле это не совсем правда – человеку на химиотерапии иногда просто необходимо, чтобы с ним нянчились. Но в Кирове Алексей ухитрился, лежа в больнице завести друзей, которых можно попросить, чтобы помогли в тяжелую минуту.

В перерывах между курсами химиотерапии Алексей поступил в Сибирский университет учиться туристическому менеджменту и убедил университетское начальство, что с раком крови не обязательно брать академически отпуск, а можно учиться очно, разве что иногда сдавая экзамены удаленно или участвуя в семинарах по скайпу.

Кто сталкивался с раком крови когда-нибудь, тот понимает, что такое самообладание едва ли не за гранью человеческих возможностей.

Он мечтает теперь стать гидом, экологическим гидом и водить туристические группы по нетронутым уголкам России, по тайге, по тундре, по горам. Если лет через пять вы отправитесь в экстремальный поход и проводником вашим будет Алексей, вы оцените, насколько важно, чтобы проводник был спокойным, как танк, и рассудительным, как инструкция по сбору модульной мебели.

И еще это будет значить, что он выжил. Что нам удалось собрать ему деньги, миллион триста на поиск донора костного мозга. Потому что без трансплантации костного мозга ему не выжить. Помогите ему.