Все записи
14:15  /  13.03.20

544просмотра

Цена мечты

+T -
Поделиться:

Два года назад, когда я впервые познакомился с Мариной Найдышевой, она переживала не потому даже, что того и гляди помрет от острого промиелоцитарного лейкоза, а потому, что из-за этого ее лейкоза дочь не смогла поступить в медицинский институт, о котором мечтала.

Промиелоцитарный лейкоз – самый лютый. Он быстро расправляется с человеком, иногда даже за несколько недель. Но Марина рассказывала мне не о своей борьбе с болезнью, а о том, что у дочки очевидное призвание – быть врачом. С детства играла в доктора, подростком прочла все возможные популярные книжки про медицину, ни о какой профессии, кроме медицинской и слышать не хотела, а однажды, школьница, даже спасла человека на улице – сделала непрямой массаж сердца и вывела из состояния клинической смерти. Ну, разве не очевидно, что призвание?

Самой Марине тогда требовался триоксид мышьяка, лекарство, которое не закупает наше государство для взрослых больных с промиелобластным лейкозом и без которого промиелобластный лейкоз – это смерть. Вы, читатели этого блога собрали тогда деньги на триоксид мышьяка для Марины, она вышла в устойчивую ремиссию и вернулась домой.

Дочка тем временем получала медицинское образование, но – как бы это сказать? – паллиативное. Она не могла оставить маму, то и дело ездила к маме в Москву из их маленького поселка в Белгородской области, так что о медицинском институте нельзя было и мечтать. И девочка училась в стоматологическом коллеже – все-таки хоть медсестрой.

Но вот Марина вроде выздоровела, вернулась домой, постепенно стала приходить в себя и приводить в порядок разрушившееся за два года болезни приусадебное хозяйство. А дочка наконец смогла снова вернуться в отложенной мечте и поступить в институт после медицинского колледжа.

Марина так радовалась, что не совсем испортила дочке врачебную карьеру, а лишь задержала на два года. Вместе с дочкой Марина пару раз ходила на экзамены, с волнением ждала результатов и вот – да! Дочка ее – студентка первого курса лечебного факультета.

А думать про свою болезнь Марина почти что и забыла. Ездила раз в три месяца на плановые проверки, пока одна из них не показала, что … лейкоз вернулся.

Так бывает, лейкоз иногда возвращается. Это называется рецидив. Но еще раз испортить дочери карьеру? Еще раз отозвать ее из вожделенного медицинского института, чтобы работала стоматологической медсестрой и собирала деньги маме на поиск донора костного мозга – на это Марина не готова была согласиться. Да и сколько лет надо работать там в Белгородской области стоматологической медсестре, чтобы накопить на поиск донора?

Поиск донора для Марины стоит 300 тысяч рублей. Давайте спасем ее и дадим доучиться ее дочери – говорят, призвание.