Все записи
09:11  /  14.04.20

740просмотров

Карантин как стиль жизни

+T -
Поделиться:

Мы сидим с вами в карантине неполный месяц. В большинстве своем ничем не болеем, просто заперты в четырех стенах. И то уже лезем на стены. А теперь представьте себе человека, который болеет 25 лет, даже больше. Андрей Рогачев, 49 лет. Апластической анемией заболел в двадцать с небольшим – едва успел вернуться из армии и жениться.

Сейчас апластическую анемию лечат пересадкой костного мозга, довольно быстро. Двадцать пять лет назад лечили лекарствами, долго, мучительно. Болезнь отступала и возвращалась снова. В перерывах между курсами лечения Андрей закончил институт, родил дочку, работал, дослужился до начальника транспортного отдела большой компании. Но время от времени показатели крови падали, начинались головокружения и слабость, Андрей возвращался под капельницы – раз за разом, много раз. Он не жаловался, ухитрялся быть востребованным работником, любимым мужем и хорошим отцом. Дочка выросла, поступила в медицинский институт, понимая, как важна профессия врача. Вся семья привыкла, что самое страшное время – Новый год, потому что случись что, все врачи в отпусках, кроме дежурных. Андрей терпел, не падал духом, старался достойно содержать семью и не мог представить себе, что бывает хуже.

А хуже – бывает.

Пять лет назад апластическая анемия Андрея превратилась в моноцитарный лейкоз – самый что ни на есть рак крови. Тут уж без трансплантации костного мозга было не обойтись. Андрею нашли донора (кстати сказать, молодую девушку, которой папа, боясь за нее, запрещал становиться донором, но она сбежала и стала донором все равно), сделали трансплантацию, а дальше… Пять лет не было ни одного дня, когда Андрей почувствовал бы, что идет на поправку.

У трасплантации костного мозга бывает грозное осложнение – РТПХ, реакция трансплантат против хозяина. Это когда пересаженный костный мозг принимается считать враждебным весь организм, в который пересажен. От этого страдают кожа, легкие, внутренние органы. У Андрея они отключались по очереди. То пищевод, и Андрей не мог глотать. То кожа, ноги Андрея были покрыты синяками и едва удавалось передвигаться по квартире. То легкие, и нельзя было дышать. То глаза. Сейчас легкие и глаза. Андрей с трудом дышит и разбирает буквы, только если они величиной с десятирублевую монету.

Однажды Андрею стало совсем плохо и его отвезли в реанимацию. С ним случилась кровавая рвота и икота, которая изматывала его несколько суток. В одну из таких ночей с ним дежурила дочка. Наутро она сказала, что видеть такое выше ее сил и забрала документы с третьего курса медицинского института, где училась на отлично.

Но вот что – есть лекарство, которым это самое РТПХ лечится. Называется «Джакави», стоит 200 тысяч рублей. Давайте уже вылечим Андрея, хватит ему мучиться.

Комментировать Всего 1 комментарий