Все записи
13:56  /  22.07.20

500просмотров

Еще раз про любовь. Дочкина мама

+T -
Поделиться:

Когда Юлия дежурила у мамы в палате, то по ночам в темноте диффузная B-крупноклеточная лимфома, рак крови, которым болела Наталья Николаевна, казался Юлии зверем. Огромным, очень сильным, но при этом невидимым зверем, который засел у мамы во всех внутренних органах – что-то вроде чудовища из фильма «Чужой».Юля брала банкетку, приставляла к банкетке стул и на этом импровизированном ложе спала в полглаза, каждые четверть часа вставая, чтобы посмотреть, как чувствует себя мама. На утро приходил отчим и весь день сидел рядом с Натальей Николаевной на стуле, а Юля шла на работу. А после работы опять возвращалась в клинику дежурить рядом с мамой и так день за днем, как в фильме «День сурка», в течение четырех месяцев, исключая те дни (ради них-то и велось дежурство), когда Наталье Николаевне становилось совсем плохо и врачи применяли к ней реанимационные мероприятия.

Победа над болезнью, выздоровление или, как говорят врачи, длительная ремиссия произошла совсем не заметно. Вошел доктор и сказал: «Мы победили. Ни одного очага опухоли не осталось». Но Наталья Николаевна совсем не выглядела победительницей. Юля рассказывает, что она выглядела ребенком, маленькой изможденной девочкой совершенно беспомощной. Она невысокого роста, чуть больше ста пятидесяти сантиметров, а за время химиотерапии еще и похудела до костей и потеряла волосы. Не могла ходить, почти не могла сама есть и, чтобы доставить ее официально выздоровевшую из больницы домой – везли на каталке и несли на руках.Восстановление происходило медленно, Юлия говорит, примерно два года, но два года спустя маму стало можно узнать. Наталья Николаевна Стенина уже, конечно, не работала учительницей в школе, как прежде, но как прежде, но как прежде занималась своим огородом, своим цветником и раз в год отправлялась с мужем в отпуск на пароходике по Волге, Енисею или другой какой-нибудь великой русской реке.

Врачи говорили, что победа окончательная, потому что диффузная B-крупноклеточная лимфома не рецидивирует, не возвращается никогда. Но она вернулась, редчайший случай. И она вернулась в самый разгар эпидемии коронавируса, когда гематологические больницы не принимали или почти не принимали новый больных.Два месяца Юлия наблюдала, как у мамы пухнет шея – почти до размеров головы – и ничего не могла сделать, потому что госпитализация в Гематологическом центре производилась через бутылочное горло карантинных боксов, и на госпитализацию образовалась изрядная очередь.

Госпитализировали Наталью Николаевну только сейчас и с удивлением подтвердили – да, рецидив диффузной B-крупноклеточной лимфомы. Зверь вернулся.Дело осложняется еще и тем, что за десять лет, прошедшие со времен первой госпитализации, Наталье Николаевне установили кардиостимулятор. А химиотерапия несовместима с кардиостимулятором. На этот раз зверь заберет у Юли маму, если только не достать лекарства ибрутиниб и леналидомид – препараты нового поколения, таргетные препараты. Беда только в том, что для диффузной B-крупноклеточной лимфомы они в России не зарегистрированы, и, следовательно, государство не закупает их, а закупить может только Юля.

Помогите ей здесь