С «чернухой» в искусстве довольно странная ситуация. Претензии к отсутствию «хорошего» на экранах выглядят, по меньшей мере, странно. Где у нас хорошо? Все хорошо у нас только в программе «Аншлаг», все хорошо в российской эстраде, все хорошо на праздничных концертах, посвященных Дню милиции, все хорошо на канале ТНТ и СТС, все хорошо в Comedy Club…

А мне кажется, «все хорошо» бывает только тогда, когда человек, автор честен. Вот фильм «Мать» Костомарова, который очень тяжело смотреть, очень сложно переживать. (В фильме ты видишь, как трудно живут люди. Но так живет сто миллионов наших соотечественников! Не 10 или 15 миллионов, как мы с вами, обладающих соответствующими девайсами, соответствующими счетами, которые позволяют провести отпуск в Европе, а сто миллионов…) Но свет возникает и у меня, и в зале, когда мы видим глаза матери, которая стоит на перроне и встречает сына-зэка. Она его любит, она ему служит, у нее есть семья. И там, внутри этой семьи, есть радость. А то, что она говно месит, работая на ферме, — так мы все в этом говне. И как режиссеру этого не заметить? Что нужно сделать честному автору? Сказать: «Давайте не будем об этом. Давайте искать то, что хорошо?»

Но для того, чтобы это «хорошо» родилось, нужно поставить диагноз обществу, нужно стекла протереть, почистить оптику.

Да, часто слышны упреки, что на самом деле диагноз обществу уже поставлен (сколько этой чернухи на экране), а лекарства никто не выписывает. И тут мы сталкиваемся с другой проблемой: люди не воспринимают «хорошее».

Приведу пример: фильм «Простые вещи» — выдающаяся картина, на мой взгляд. И, несмотря на то что она получила кучу призов, она не «состоялась». Потому что те, от кого это зависит — продюсеры, рекламщики, политики, добродеевы, эрнсты, — они не распознали и не увидели в этом фильме потрясающую, уникальную для нашего времени художественную фактуру. Там была фактура, там была правда… Выдающаяся роль Броневого, выдающаяся роль Пускепалиса, выдающаяся работа Костомарова, качественный сценарий, хорошая режиссура Попогребского — ребята, и вы воете и говорите, что нет хорошего кино?! Да вы его не видите просто. Вы его не в состоянии распознать. Этот фильм должен был собрать 10 миллионов долларов, потому что это, на самом деле, и есть мейнстрим.

И вот получается замкнутый круг. Мы сетуем на то, что все вокруг чернуха, а сами занимаемся обслуживанием рейтингов на телевидении. Мы смотрим передачу, где мужья следят за женами, а жены — за мужьями. Мы смотрим программу «ЧП» на НТВ, где моделируются преступления: три раза в день, пять раз в неделю — 60 разыгранных убийств в месяц. В какой стране это еще возможно? Этого нигде нет.

Мы должны научиться разбираться в так называемой «чернухе». Есть автор как врач, а есть авторы-пациенты, которые ковыряют свои собственные болячки, коросты, наросты. Не каждый, кто в больнице, больной.