Все записи
00:00  /  18.05.09

2521просмотр

Настоящая Жизнь — 1: Последние страницы

Я хотела бы жить на последней странице газет — вернее, в мире, который описывается этой последней страницей

+T -
Поделиться:

Я хотела бы жить на последней странице газет — вернее, в мире, который описывается этой последней страницей, нижней сноской в левом столбце новостного сайта, самым презренным разделом информационной ленты

 

Иногда это называется «Странные новости», иногда «Забавные новости», но мне больше всего нравится, когда это называется «Новости из жизни». Читатель сразу чувствует, что все остальные новости — про алюминий, про парламент, про крестный ход на вертолетах, — они не из жизни, а из какого-то тоскливого пиздеца. А Настоящая Жизнь не знает ни парламентов, ни вертолетов, ни борьбы дубинок с гастарбайтерами, ни продаж ядерного сырья Японии. В Настоящей Жизни, если тебя и арестуют, то исключительно за слишком громкие крики во время секса, а если и экстрадируют, то только потому, что ты — скунс, забравшийся в областную библиотеку и твердо намеренный оставаться самим собой.

В Настоящей Жизни ты просыпаешься бойким и счастливым, потому что воздух вокруг напоен кокаином. То есть нет, не так: если даже воздух Мадрида и Барселоны напоен кокаином, то можно представить себе, как бодряще действует на человека воздух родной Москвы! Как сладка и приятна Пыль Отечества!

К сожалению, испанские ученые утверждают, что, даже если человек проживет в Мадриде тысячу лет, полную дорожку он не надышит. Но это человек, у него большая масса тела. А если животное? У животного небольшая масса тела, ему мало надо. Вот, например, англичане стали заводить у себя в палисадниках валлаби, потому что валлаби лучше сенокосилки. Валлаби — он как кенгуру, только маленький, сантиметров 60-70 ростом. Ему, например, сколько надо? Мне кажется, что не очень много. Поэтому если завести в Москве валлаби, то уж он-то точно будет жить в нашем прекрасном городе Настоящей Жизнью. Тем более что в его отношения со стихиями — пылью, воздухом, огнем, водой — не вмешивается государство. Да и частные лица у нас вполне равнодушные — и не надо недовольно морщиться, в равнодушии тоже есть свои плюсы. Если ты тихий маленький валлаби и не хочешь, чтобы до тебя доебывались, не живи у себя дома в Австралии, приезжай жить к нам. А то в Австралии частные лица не могут пройти мимо кого-нибудь, кто живет Настоящей Жизнью, чтобы не броситься его от этой самой Жизни спасать. Вот, скажем, раннее утро, Мировой океан, и ты, мой маленький валлаби, плывешь спокойно по своим делам. Нет же, какой-то чувак, полный сил и энергии, выходит на свою утреннюю пробежку и видит: маленький валлаби мирно уплывает вдаль. О чем думает этот чувак? «Хорошо тебе, суке, плавать — тебе ж сегодня в офис не переться». Нет! Это в Москве он бы так думал или, скажем, на знойном пляже Краснодарского края. А в Австралии он участливый, этот случайный чувак. Он думает о том, что вчера видел в океане двух молотоголовых акул. И, реально, лезет в холодную воду тебя спасать. А ты же не просил! Ты, может, проснулся в хорошем настроении (ну, по сравнению с обычным) и плывешь себе топиться, пока силы есть. Или отдаваться акулам на пропитание. Может, акулы тоже живут Настоящей Жизнью, в которой завтрак сам приплывает к тебе по волнам Мирового океана. Нет же, обязательно надо вмешаться.

Тихий маленький валлаби, приезжай топиться в наш регион. Мы же никогда не боимся — ни за других, ни за себя. Вон на нас упали с неба два загадочных шара из неизвестного металла. В три часа ночи. Два загадочных шара, сыплющие зелеными, красными и желтыми искрами, падают на нас с неба в три часа ночи, и в правом боку у них дырочка. Ну, то есть «сбоку у них отверстие», заявили свидетели, очевидно, зная, где у шара бок, что уже внушает огромное уважение. Что бы сделал какой-нибудь австралиец, мой маленький валлаби? Он бы отбежал подальше, позвонил в полицию и занялся упорядоченной эвакуацией своего района в заранее подготовленный бункер. Что сделали наши люди? Правильно, они принялись колотить по шарам зубилом. И правильно, пусть все так и запомнят: кто вздумает среди ночи падать на нас с неба, тот получит зубилом по шарам. Нечего покушаться на нашу Настоящую Жизнь. Зубило, правда, эти загадочные шары не проняло, от шаров только искры летели. Что сделали наши люди? Правильно, продолжили колотить по шарам зубилом. Настоящая Жизнь — она же необременительная, время есть, силы есть, всё есть, всё хорошо.

Кроме того, мой маленький валлаби, в Настоящей Жизни — не в пример той, которая кипит на первых полосах газет, — у всякой проблемы есть гуманное решение. Например, в бразильском городе Лондрине, в районе озера Игапо, так расплодились гуси, что от них житья нет, потому что они громко кричат и много какают. Если бы речь шла о Тоскливом Пиздеце первых газетных страниц, то горожане стали бы стрелять в гусей, «зеленые» бросились бы городить живую изгородь вокруг озера, горожане стали бы стрелять в «зеленых», «зеленые» стали бы громко кричать (да и на их пищеварение ситуация повлияла бы не лучшим образом), вмешалась бы полиция, и все закончилось бы кровищей. Но в Настоящей Жизни, протекающей на последних страницах газет, для всего, как уже говорилось, есть гуманное решение, поэтому гусей будут просто ловить и кастрировать. Ловить и кастрировать. Ловить и кастрировать. Ловить и кастрировать. И, может быть, если спустя лет десять (или за сколько там лет сменяется гусиное поколение?) в озеро Игапо с неба упадет пара загадочных шаров, то им удастся мирно лежать до приезда специально обученных людей. Потому что, мой маленький валлаби, если бы зубило, не дай бог, проняло шары, то новость об их падении могла бы переместиться с последних страниц на первые, как это всегда бывает в случае наличия множественных человеческих жертв.

Давай жить Настоящей Жизнью, мой маленький валлаби. Будем читать только последние страницы, нижние разделы сайтов, хвосты информационных лент и воображать себе, будто другого мира и вовсе нет. В Настоящей Жизни католические священники пишут сексуальные пособия для семейных пар и объясняют, что супружеский секс «не обязан быть таким же скучным, как традиционные церковные гимны». В Настоящей Жизни мужчина готов тридцать пять лет не мыться, чтобы зачать сына, потому что когда-то ему сказали, что именно так ему удастся произвести на свет мальчика. Тридцать пять лет (и семь дочерей спустя) этот человек становится по вечерам у костра и подолгу стоит, обкуривается, чтобы дым убил паразитов. И употребляет в это время марихуану, кстати, то есть опять-таки стоит, обкуривается — видимо, чтобы дым немножко утешил паразитов перед смертью. И, главное, в Настоящей Жизни жена этого человека, не мывшегося тридцать пять лет, все еще готова проделать с ним процедуры, необходимые для зачатия сына. Я хочу жить в мире, где супружеская жизнь может выдерживать такие испытания, понимаешь ты меня, а, животное? В Настоящей Жизни самое страшное биологическое оружие — завонявшийся офисный холодильник, миазмы которого в сочетании с запахом моющих средств вызвали тошноту и рвоту у двадцати восьми офисных сотрудников. А самый страшный вооруженный бандит — одиннадцатилетняя девочка, под дулом незаряженного пистолета заставлявшая сестру играть с ней в куклы. Понимаешь ты меня, мелкое сумчатое? Плыви сюда, только смотри, Крым огибай осторожно: там бакланы двинулись умом. Лазят по деревьям, испражняются чистым фосфором, кидаются в людей рыбой, а главное — скрещиваются, как сообщают нам украинские ученые, с российским бакланом и от этого норовят почему-то переселиться поближе к Израилю (за каковой новостью стоят уже такие генетико-исторические бездны, что аж голова начинает кружиться, как при отравлении парами офисного холодильника). Наверное, бакланов этих гадских можно было бы ловить и кастрировать, ловить и кастрировать, как испанских гусей, но в нашем регионе дураков нет — за бакланами по деревьям лазить. Щас. Можно смело хоть рыбой кидаться, хоть металлическими шарами какать на голову соотечественникам, хоть тридцать пять лет не мыться, а потом забраться в районную библиотеку и там быть самими собой на зависть любому скунсу — в нашем регионе нас никто не тронет, понимаешь? Настоящая Жизнь — это когда окружающих, в точности как на последних страницах газет, все смешит и ничего не ебет. Ни вопрос о том, почему одиннадцатилетняя девочка считает, что конфликт с младшей сестрой можно решать при помощи пистолета, ни вопрос о том, в какой экологической ситуации должен находиться Крым, чтобы начались такого рода изменения в фауне, ни вопрос о том, что стало бы с российским священником, вздумавшим написать сексуальное пособие для супружеских пар (вот тут бы граждане точно не поленились ловить и кастрировать, ловить и кастрировать). Скоро лето, мой маленький валлаби, снова будут гореть торфяники под Москвой, зеленые прожекторы загородных ночных клубов будут неловко обшаривать тяжелые желтоватые тучи, и Дым Отчества, Пыль Отечества, Дым Отечества, Пыль Отечества, Дым Отчества, Пыль Отечества...

Ужо надышимся.

-----

Следующий выпуск: "Настоящая Жизнь-2: Пиздец-правда"