Все записи
00:00  /  29.09.09

754просмотра

Настоящая Жизнь — 16: Ближние животные

Каждый раз, когда я пишу колонку про Настоящую Жизнь, я стараюсь запереться в туалете, отключить телефон и притвориться, что у меня двусторонний отит

+T -
Поделиться:

Каждый раз, когда я пишу колонку про Настоящую Жизнь, я стараюсь запереться в туалете, отключить телефон и притвориться, что у меня двусторонний отит (то есть обмотать голову бинтом, предварительно хорошенько закупорив оба уха ватой). В противном случае окружающие рискуют стать персонажами одного из тех сообщений, которые в моей колонке постоянно фигурируют. Например, сообщения «Женщина откусила нос у москвича-патриота». Или сообщения: «Человек поплатился клоком волос за любовь к родному городу». Или даже: «Московский кот получил в глаз от разъяренной журналистки. Разъяренная журналистка отказалась извиняться». Мне кажется, что на моем месте кто угодно отказался бы извиняться, да еще и гордился бы своей сдержанностью, которая позволила коту в конце концов улепетнуть живым. Потому что процесс написания колонки в присутствии ближних выглядит примерно так:

Ближние: Как странно: нам казалось, что ты обещала сделать чаю, а чаю нет. Наверное, мы ошиблись.

Я: Ближние, уйдите, я читаю ушибленные новости. Мне нужно сдать колонку про ушибленные новости.

Ближние: Ой, нет, не надо про судьбы России! Мы не хотим про судьбы России!

Я: Ближние, это не про судьбы России, это про нормальных людей.

Ближние: Про судьбы остального мира, что ли?

Я (терпеливо): Нет. Это, например, про то, что на Грузию напали неизвестные черви. И теперь везде ползают и противно пахнут.

Ближние (с интересом): И что ты про это напишешь?

Я: Ну, я сейчас напишу, что представителям ООН удалось перехватить сеанс радиосвязи между этими червями, когда один червь прямо так и говорил: «"Плоский"! "Плоский"! Говорит "Круглый"! Орудия  в боевую готовность! Подготовиться к всплытию. По завершении отсчета начинаем операцию "Противный запах". Десять! Девять! Восемь!..»

Ближние: Между прочим, подумаешь, большое дело — ползают и плохо пахнут. Вот в Москве недавно одна клиника, где пациентам ставили пиявок, не доглядела за этими пиявками, так они выбрались из аквариума, перебрались ночью в кабинет директора, выпили весь его сироп для кашля и стали звонить самому директору на мобильник и говорить женским голосом: «Как ты смеешь меня не помнить? Ты же меня практически изнасиловал!» Директор чуть с ума не сошел. К счастью, у пиявок такой смех низкий-низкий, ни с чем не спутаешь. Вот это да, история про червей. Но то ж в Москве. Про Москву же никто не пишет.

Я (черкая в распечатке с новостями): Ладно, хорошо, будем считать, что грузинские черви — это слабая новость. Зато смотрите, какое счастье: один британец превратил продажу своего дома в платную лотерею. Платишь 50 фунтов, разгадываешь головоломку, проходишь во второй тур, а потом любимый золотой карп этого британца носом выбирает победителя. Сейчас я про него напишу, что у нас таких карпов одиннадцать человек, нечего хвастаться.

Ближние (отвлекаясь от товарищеского боя с котом): Ну, подумаешь, дом, карп... Какие-то мелочи. Вот в Москве недавно один чувак из-за кризиса чуть не обанкротился, а у него как раз в строительстве был элитный жилой комплекс в Замоскворечье. Так он завел себе в квартире свинью на последние деньги, сделал ростовые фигуры потенциальных инвесторов и свинью на них натаскал. Стал поджидать инвесторов на улице и молча спускать свинью. А сам снимал телефоном, как эти дядьки в «Бриони» от свиньи бегают вокруг скамейки. Визжа в унисон. Свинья-то огромная, с клыками. И не только не обанкротился, но и в рекордные сроки все квартиры продал — очень его инвесторы его поддержали. Но то ж в Москве, про Москву-то все помалкивают.

Я (мрачнея): Ближние, вы мне неприятны.

Ближние (вкрадчиво): Это потому, что мы еще чаю не пили... У нас уровень сахара в крови низкий...

Я (пытаясь сосредоточиться): Хорошо, оставили карпа. Но вот, например, новость про то, как трое китайских рабочих с тель-авивской стройки заперли себя в кабине подъемного крана и не выходили оттуда, пока им не выплатили зарплату. И что никто не мог до них добраться, и, наверное, они, если хотели по нужде, то открывали там, на верхотуре, дверку и...

Ближние (грубо перебивая): Это фигня все, а вот в Москве недавно одной тетке показалось, что муж ей мало денег дает, так она сняла двух стриптизеров, заперлась в машине бывшего мужа прямо посреди офисной парковки и трахалась с обоими, пока муж не написал расписку о выплате задолженности и у нотариуса ее не утвердил. Но про Москву же никто ничего не пишет, собственный-то город никому не интересен...

Я (уныло): А если про петуха написать? Жителям Лос-Анджелеса запретили держать в квартире более одного петуха, потому что они кукарекают, и мне кажется, что...

Ближние (бодро; снова принимаясь за кота): Котик, скажи «Ку-ка-ре-ку!» Котик, скажи «Ку! Ка! Ре! Ку-у-у-у!» «Ку! Ка! Ре! Ку-у-у-у-у-у-у!»

Кот (пронзительно, с мукой): Уа-а-а-а-а-а-а-а-а-а-у-а-а-а-а-а-а-а-а-а-у-у-у-у-у-у-у!!!

На кухне звенят стаканы.

Я (пронзительно, с мукой): Ближние, вашу мать!..

Ближние (назидательно): Видишь, как московские котики громко говорят «Ку-ка-ре-ку»? А ведь они еще чаю не пили, не дают котикам чаю, котики слабенькие, а чаю им сделать некому...

Я (в отчаянии затыкая уши пальцами): Австралийских полицейских уволили за пробег по улицам в обнаженном виде! Защитник прав животных в костюме гориллы требовал у полиции бананов! Эстонский чиновник затолкал в шкаф нервную многодетную мать!

Ближние (скромно, смиренно): А вот в Москве одного чувака уволили, так он явился к миллионеру Т. в костюме медведя и попросился к нему в частный зоопарк. А Т. отказался. Так этот чувак вылез из костюма и стал бегать среди животных голый, крича: «Пусть меня тогда съедят!» И тут выяснилось, что животные его совсем не замечают и никак на него не реагируют. И Т. обрадовался и взял этого чувака на работу, клетки чистить. Прямо история с хорошим концом. Но о Москве же никто никогда не пишет, у них разве допросишься? У них не то что написать, у них чаю не допросишься... Да, котик?

Кот (вырываясь): Уа-а-а-а-а-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у!

Я (швыряя заварником в кота): Да подавись ты своим чаем, мерзкое животное!

Ближние (скромно, смиренно; облизывая кота): Спасибо.

Таким образом, у человека, живущего в Москве, но желающего писать про Настоящую Жизнь, практически не остается выбора: или писать про Настоящую Жизнь в Москве, или каждую неделю покупать новый заварник и нового кота. Котов в Москве много, а вот заварники — заварники в Москве дороги. Поэтому придется буквально с этой недели заменить прежнюю Настоящую ЖизньНастоящей Жизнью в Москве.

Непохожей, конечно, ни на какую другую жизнь — отрывочной, разрозненной, диковатой. Но в некоторых аспектах, безусловно, куда более Настоящей, чем в любой другой точке мира.

===

Все выпуски «Настоящей Жизни».

Комментировать Всего 1 комментарий

Этим печальным повествованием Вы поразили меня в самое сердце. Непременно дам почитать всем СВОИМ и кошке. Правда, я запираюсь в кабинете, а не в туалете. Боже, неужели у  меня ЭТО еще не предел???