Все записи
17:12  /  5.07.20

11335просмотров

Неудачный проект. Еще о книгах

+T -
Поделиться:
Фото: Da Kraplak/Unsplash
Фото: Da Kraplak/Unsplash

Неудачный проект. Еще про книжки. 

Читатели «Сноба» неожиданно благожелательно отнеслись к моему, рекламному по сути (на мой взгляд, любого современного человека должно попросту тошнить от любой рекламы) посту про подростковые книжки. Кроме отзывов на сайте я получила на почту еще пару десятков теплых писем, которые публиковать не стала и ответила на них лично. Пользуясь возможностью, говорю еще раз спасибо, уважаемые люди, мне правда тепло и немного неловко.

Но именно этот отзыв дал мне смелость рассказать о другом. И задать читателям «Сноба» вопрос, который  давно меня интересует. 

Все те проекты, о которых я писала в прошлом посте, в общем-то удачные — написанные мною повести и рассказы издали, прочли, обсудили, сколько-то даже переиздали еще раз. Я нормально к ним ко всем отношусь, и писала их честно, в соответствии с очень нравящимся мне позднетолстовским принципом «если можешь не писать, не пиши».  

Но кроме удачных, у любого пишущего человека есть и проекты, в той или иной степени неудачные. Разумеется, они есть и у меня.

И вот сегодня хочу рассказать об одном из них, который из дня сегодняшнего меня удивляет прежде всего масштабом со мной произошедшего.

Первое, что хочется отметить и на чем хочется заострить внимание современного, избалованного доступностью и даже навязчивостью практически любой информации, читателя: помните, что тогда не было интернета! То есть для того, чтобы мне что-нибудь нужное по ходу дела, какой-нибудь любой конкретный факт узнать, мне тогдашней нужно было проделать следующее:

  1. Поехать после основной работы или в субботу в БАН (Библиотека Академии Наук)
  2. Там долго рыться в каталогах среди бумажных карточек, пытаясь по странным порою названиям догадаться где могут содержаться интересующие меня сведения или в каком разделе может быть карточка с уже имеющейся у меня ссылкой.
  3. Заказать выбранное, заполнив бланки заказов
  4. Уехать домой или ждать три часа. Про некоторые книги и документы сразу было известно — только на следующий день.
  5. Приехать на следующий день, получить заказанное. Сесть в читальном зале и непрерывно вытирая заранее запасенной тряпкой текущий от аллергии нос (практически все интересовавшие меня книги тогда еще остро пахли знаменитым БАНовским пожаром 1988 года) пытаться найти в стопке причудливых, иногда обгоревших с одного бока и залитых водой с другого, изданий с названиями типа «проблемы интерпретации статистической информации российских эпидемиологических вестников 1900-1910 годов» интересующие меня сведения.
  6. Найдя, переписать их от руки в принесенную с собой тетрадь.

Вот таким образом я в соавторстве с историком Натальей Майоровой (она живет в Калуге и по всей видимости посещала свои библиотеки) однажды писала исторические романы. И написали мы их, представьте, целых восемь штук. Два цикла по четыре романа — «Сибирская любовь» и «Синие ключи».

Нам помогали бескорыстные доброжелатели. Например: две совершенно незнакомые тетеньки из Томского архива прислали мне ксерокс важного для меня документа «записная книжка сельского урядника» (в Сибирской любви у нас был герой в этой должности). Тетеньки, сопереживающие сюжету, сделали трогательную приписку, совершенно причем в духе 19 века: «...мы и еще пришлем, только просим вас, дорогие авторы, коли это возможно — дайте счастья хроменькой Машеньке!(одна из главных героинь цикла, инвалид-опорник)». Ну вот честно — мы дали, Машенька — единственная, кажется, героиня из восьми романов, которая после долгих переживаний и мытарств вышла замуж по взаимной любви, но... ожившие герои ведь имеют собственную, независимо от желания авторов, логику развития и потом она сама, своими руками все испортила... 

На все про все ушло семь лет. Ну потому что параллельно все таки была еще и обычная жизнь — работа, дети, хозяйство, друзья, путешествия.

Получилась в целом неплохая беллетристика.

Время действия всех романов по совокупности 1882-1920 года. Место действия Санкт-Петербург, Москва, Калуга, вымышленный сибирский город Егорьевск. Герои общие для каждого из циклов, мы следим за ними около двадцати лет.

Про что оно? Ну в общем-то конечно кровь-любовь-морковь на фоне достаточно драматичной самой по себе русской истории. Подмененные и брошенные дети, пропавшие алмазы, публичные дома, перевоспитавшиеся проститутки, революционеры и белогвардейцы, девочка-аристократка на Хитровке, каторжники, сибирские шаманы — вот это вот все в густом замесе.

Что меня там интересовало помимо крови-любови-моркови? В первом цикле однозначно — превращение отдельного человека и заточка его судьбы под «орудие истории». Там у нас народовольцы и их продолжатели. Уже сосланные — в Сибири, и действующие — в Петербурге. Разочаровавшиеся народовольцы в ситуации, когда нужно возглавить «народное возмущение» (бывших революционеров не бывает?). Из интересного — в последнем романе описана реальная, весьма тонкая и восстановленная по документам полицейская операция разрушения налаженного канала переброски ссыльных революционеров из Сибири на Запад, за границы Российской империи.

Второе там же — понятие «аристократизма» и его отсутствие. Вот что это такое? Мне тогда было интересно. Что здесь рождение и воспитание, что — характер и обстоятельства жизни, а что — собственные усилия? Может ли не просто казаться, а быть по сути аристократичной бывшая горничная главной героини, рожденная крепостной крестьянкой?

Во втором цикле для меня самым интересным было даже не расхождение героев «по лагерям» русских революций, а собственно механизм формирования или неформирования их убеждений в онтогенезе. Следить за логикой происходящего (с какого то момента жизни героя автор не сочиняет, а именно следит) оказалось достаточно увлекательно. 

И еще одно, может быть для постоянных читателей моего блога самое интересное.

В романах, да еще и исторических, я естественно чувствовала себя абсолютно свободно в плане экспериментов над героями, особенно детьми и подростками. А если взять и вот так сделать, то что получится? А если у нее отец застрелился? А если у нее аутизм, а отца убили во время крестьянского восстания? А если их в младенчестве на помойке нашли? А если он вырос в публичном доме, то как у него потом с женщинами будет складываться? Все мои образования (и биологическое и психологическое) были уже при мне, интерес к закономерностям онтогенеза у меня хронический. А если что — так с автора взятки гладки, это ж исторический роман, чего вы вообще хотите? Так что если кто хочет знать что я думаю о воспитании детей НА САМОМ ДЕЛЕ — так тогда это вам как раз в те романы ;))

А почему я назвала все это «неудачным проектом»? Да потому что вся эта огромная и в общем-то вполне качественная работа как-то «ушла в песок». То есть «Сибирскую любовь» даже когда-то издали, какая то из четырех книг (за давностью лет не помню какая) даже выиграла конкурс «Российский сюжет» (но я запомнила номинацию, потому что это смешно: «за гуманизм и отстаивание нравственных ценностей»), но как-то оно все никому не понадобилось. А «Синие ключи» и вовсе издали только два тома, а потом издательство развалилось и все как то зависло... Вы скажете, что может я сама недостаточно шевелилась и все такое. Может быть и так, но ведь я в подобном направлении шевелюсь всегда одинаково (то есть в общем-то никак), однако судьба у книжек получается разная. 

И вот в связи с этим у меня к уважаемым читателям вопрос:

Как вы думаете, а от чего собственно зависит дальнейшая судьба уже написанного литературного произведения?

Предлагаю варианты:

  1. Исключительно от талантливости написанного — языка, сюжета, характеров героев и их раскрытия. Если вещь хорошо написана — она в любом случае найдет своего читателя.
  2. От того, насколько автор (его друзья, вдова, литературный агент и тд) суетится и продвигает написанное. Хороший маркетинг может продвинуть в ширнармассы и очень слабую вещь.
  3. От актуальности темы здесь и сейчас. Если попал — то попал. Если не попал — извините, даже если сама по себе вещь очень хороша. Также популярны или не популярны могут быть жанры. Человек написал гениальную поэму или потрясающий военный рассказ «не в то время» и они «не пошли».
  4. Знакомства, как везде. Принадлежность к «кругу» повышает шансы до приемлемых у любой бездарности, а уж если есть способности... По знакомству издадут книжку, напишут рецензию, прорекламируют в СМИ, и все такое.
  5. Все вообще просто случайно. Никаких закономерностей нет. Судьба бросает кости.
  6. Другое...

Давайте, если вы не против, соберем мнения. Может у кого-то есть собственный опыт. Сейчас все пишут — поэтому актуально и интересно. Может и я сама что-то пойму.

PS все романы, если что, есть на Литресе. А если мне самой удастся найти в своих архивах те тексты, я обязательно выложу пару отрывков про тамошних многочисленных детей отдельным постом и здесь сделаю ссылку.

Комментировать Всего 166 комментариев
От чего зависит судьба литературного произведения

1. От случайного стечения обстоятельств - сильнее всего (пункт 5).

2. Счастливая судьба - от "талантливости  написанного" (пункт 1)

Но "кости, бросаемые судьбой", - это и чьё-то упорство, и знакомства, и сошедшиеся звёзды (актуальность).

Была несколько раз в жюри Всероссийского конкурса имени Юрия Рытхэу. Однажды на конкурс попала повесть человека, которого я знала раньше. Читала с особой придирчивостью, молчала до последнего, и когда высказались уже все, вплоть до председателя жюри, приехавшего из Москвы, - тогда поддержала, чтобы уж наверняка. Он получил Гран-при, премию и право на тираж. Мой голос был не решающий, но существенный. О том, что я в жюри, он не знал, работу прислал с другого конца страны.

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Светлана, я не поняла, повесть то была хорошая? Тогда почему Вы сразу не сказали, тем паче, что Вы его знали раньше? Я явно чего-то не уловила...

Повесть отличная

Я знала автора, но повесть не читала, даже не догадывалась о ее существовании

Прочла в ходе конкурса, как все другие члены жюри. Опасалась своей необъективности

Это "Зырянский крест" Сергея Журавлева

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Все 5 факторов значимы, но в "большом времени" (бахтинский термин) срабатывает первый.

То есть как человечество мы ничего и никого ценного не потеряли?

Это во многих смыслах многозначный ответ :)

Про незаслуженно забытых

У меня есть сомнения, что в веках сохранилось ВСЁ самое талантливое.

Хорошо бы на эту тему послушать профильных экспертов:)))

Я не профильный эксперт :) И даже вообще не эксперт. Но само существование словосочетания "незаслуженно забытый" о чем-то говорит.

Кроме того, есть фактор "всякому овощу свое время".

Я, например, читал "Похвалу глупости" Эразма Роттердамского, и могу понять, что для своего времени это была великая вещь, но сейчас она читается как архаичное произведение.

Можно, конечно, сослаться на "Песнь Песней", но она тоже архаична, о чем нам говорит пародия Саши Чёрного.

В девятнадцатом веке собственно писателей было немного (даже считая графоманов), раньше - и того меньше, всё написанное теоретически мог прочитать один человек. Сейчас ситуация совсем другая, конечно, графоманов полно, но загляните на Стихи.ру - кто знает этих бесчисленных поэтов?

Можно сказать, что, мол, не пушкины, но вот, положа руку на сердце: явись сейчас 1000 Львов Толстых, всю тысячу будем читать? Скорее, будем перечитывать Льва Николаевича.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Больше писателей, больше читателей

Есть понятие талантливости/гениальности, что бы это ни значило.

Есть понятие "произведение, сыгравшее некую роль в некий исторический период и утратившее в определенной мере свою актуальность". Это от первого массива некая часть.

Есть произведения вечные и значимые для множества людей, что-то важное, образующее единую культуру. Пока жива эта культура, такие произведения актуальности не утратят. Алексей Буров называет Библию, они с Дмитрием Быковым сходятся на том, что Толкиен и Роулинг влили в эти меха новое вино.

Но речь о другом. Всех ли Гильгамешей и Гомеров человеческая цивилизация сохранила, воскресила? Или нечто столь же значимое кануло в небытие безвозвратно? Борис Цейтлин считает, что всех, мне кажется иначе.

/Всех ли Гильгамешей и Гомеров человеческая цивилизация сохранила, воскресила?/

У Марк Твена есть замечательное произведение "Путешествие капитана Стормфильда в рай" (Captain Stormfield's Visit to Heaven)

"

– Шекспир разве был пророк?

– Конечно! И Гомер тоже, и множество других. Но Шекспир и остальные должны уступить дорогу Биллингсу, обыкновенному портному из Теннесси, и афганскому коновалу Сакка. Иеремия, Биллингс и Будда шагают вместе, в одной шеренге, непосредственно за публикой с разных планет, которые не в нашей системе; 

...

– Но почему же так обидели Шекспира, заставили его шагать позади каких-то башмачников, коновалов и точильщиков, о которых никто и не слыхал?

– А это и есть небесная справедливость: на земле их не оценили по достоинству, здесь же они занимают заслуженное место. Этот портной Биллингс из штата Теннесси писал такие стихи, какие Гомеру и Шекспиру даже не снились, но никто не хотел их печатать и никто их не читал, кроме невежественных соседей, которые только смеялись над ними. Когда в деревне устраивались танцы или пьянка, бежали за Биллингсом, рядили его в корону из капустных листьев и в насмешку отвешивали ему поклоны. Однажды вечером, когда он лежал больной, обессилев от голода, его вытащили, нацепили на голову корону и понесли верхом на палке по деревне; за ним бежали все жители, колотя в жестяные тазы и горланя что было сил. В ту же ночь Биллингс умер. Он совершенно не рассчитывал попасть в рай и уж подавно не ожидал торжественной церемонии; наверно, он очень удивился, что ему устроили такой прием."

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц, Светлана Горченко

«Небесная справедливость»

Да, это первое, что на ум приходит в данном контексте:))

Спасибо, Вячеслав!

Общий культурный код поколения, или даже нескольких поколений - да, это очень важно, позволяет людям говорить цитатами и именами героев и понимать друг друга.

Это очень заметно в романах например Стивена Кинга. Это качественные романы но они так набиты этим культурным кодом американцев определенного поколения, что я даже его не зная, читая, понимаю - американцы читают эти романы по другому, они их цепляют глубже и сильнее.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Сейчас другая ситуация по сравнению с 19 веком не только по количеству писателей, но и по количеству читателей. В 19 веке (особенно в первой половине) какой процент взрослых людей планеты регулярно читал художественные произведения (библию коран и другие священные тексты не считаем)?

Здесь невозможно спорить, могу только заметить: одного Шекспира хватит и на 10 миллионов, и на 10 миллиародв читателей.

Т.е. "второй шекспир" не нужен ни 5 человекам, ни нынешнему населению Земли.

А вот "непохожий на Шекспира, но (условно) равный по таланту" -  нужен.  Даже и 5 человекам

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Катерина, добрый день! В публикации не было адреса, на который можно писать, решила написать на этот, так как писала раньше. Публикация прошлой недели, честно говоря, вызвала у меня восторг - я полезла на Литрес и на Вайлдберриз и нашла Ваши "Когда бабушка и дедушка были маленькими..." и книги по психологии, добавила их в отложенное. (Честно говоря, до прошлонедельной публикации я даже не знала, что Вы пишите книги, просто зачитывалась Вашими статьями на "Снобе". Поэтому хорошо, что для таких дремучих, как я, Вы написали про свои книги. Спасибо Вам за это большущее.) А вот книги, написанные в соавторстве с Натальей Майоровой, не зацепили: оттолкнули обложки книг на каком-то психологическом уровне, вызвав ассоциации книжных развалов в 90-е, когда не писал только тот, кто не мог держать ручку.И сегодня вдруг - Ваш мини опрос. Еще раз посмотрела на эти книги, уже после прочтения Вашей статьи "Неудачный проект. Еще про книжки", и опять они не зацепили. Так что я склоняюсь к Вашему варианту № 5 - "Все вообще просто случайно. Никаких закономерностей нет. Судьба бросает кости."Ирина, Иркутская областьИрина 

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Несоответствие обложки содержанию?

Под такими обложками обычно публикуется 'чтиво" - литературный фастфуд, ориентированный на совершенно конкретные читательские вкусы. Потребитель, ищущий именно такого, открывает книгу, перелистывает (или читает рекламную информацию) и это несоответствие обнаруживает.

Как вариант.

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Я на обложку не смотрю. А вот название - да. Если в названии что-то типа "Его звали Бешеный" или там "Желанная и недоступная" (кстати, название "Сибирская любовь" у меня ушло бы туда же), я даже не открываю.

Если название ни о чем не говорит (как минимум), открываю на середине и читаю абзац. Если вижу, что не то - закрываю. Если есть смысл, то читаю страницу. Если станица понравилась, читаю книгу с начала. Если первые 10-20 страниц пошли, читаю до конца (как правило).

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Сибирская любовь - это цикл.

Романы называются попроще, но в общем в том же ключе: "Красная тетрадь инженера Измайлова" "Глаз бури" "Наваждение". :)

О разнице вкусов: однажды я знала целую тусовку вполне вменяемых мужиков, которые все до одного зачитывались серией романов под общим названием: "Спецназ ГРУ - надежда Отечества" :))

"Красная тетрадь инженера Измайлова"

начал бы читать, точно

 "Глаз бури" - пропустил бы

"Наваждение" - пролистал бы, как минимум :)

Позволю себе намекнуть, что «дальнейшая судьба произведения» — понятие столь же безразмерное, как, скажем, «дружба» или «география», — невозможно ответить на Ваш вопрос, если Вы не уточняете, а что же такое эта самая «судьба произведения». Произношу это выражение на внятных мне языках — английском, французском, польском и латинском, украинском — и только по-французски ощущаю возможность подобного (не слишком переделанного по сравнению с великорусским) высказывания. Свидетельство недостаточное ;-) С уважением,--W :-)

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Ну хорошо хоть у французов есть возможность :))

Поняла, что честно не знаю как уточнить - судьба произведения это и есть его судьба... Не называть же критическую массу тиражей или там упоминаний в сми...  Вот хорошие исторические романы эмигранта Алданова... какая у них судьба? Да, их кто то читал, их даже у нас потом как то издали, но они не дошли до того читателя, которого могли бы порадовать заинтересовать  и вдохновить. Вот так себе исторические романы Пикуля - какая у них была судьба мы все знаем, в какой то момент они проникли в каждый семейный утюг.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Агент, Жена и Друг — как Трус, Бывалый и Балбес — не будут знать, в каком направлении раскручивать.Состоялась ли судьба лирики Иннокентия Фёдоровича Анненского, к примеру? А Николая Михайловича Кононова? Или даже Тимура Георгиевича Кибирова? Как спрашивал Пятачок, упавший в ловушку для Слонопотама, «любит ли Слонопотам поросят, а если да — то как он их любит?». Невозможно сопоставить. --W :-)

/Поняла, что честно не знаю как уточнить - судьба произведения это и есть его судьба... /

все уже придумано до нас

"Так вот, число, выдаваемое на этой строчке дисплея, — он снова постучал пальцем по моей четверке, — есть, популярно говоря, наивероятнейшее количество читателей данного текста.     — Читателей текста… — заметил я с робкой мстительностью.     — Да-да, строгий стилист несомненно найдет это словосочетание отвратным, однако в данном случае "читатель текста" — это термин, означающий человека, который хотя бы один раз прочитал или прочтет в будущем данный текст. Так что эта четверка — не какой-то там мифический индекс вашей, Феликс Александрович, гениальности, а всего лишь наивероятнейшее количество читателей вашей рецензии, показатель НКЧТ или просто ЧТ…     — А что такое эн-ка? — спросил я, чтобы что-нибудь сказать: голова у меня шла кругом.     — НК — наивероятнейшее количество.     — Ага… — сказал я и замолчал было, но в голове моей тут на мгновение прояснело, и я вопросил с возмущением: — Так какое же отношение это ваше НКЧТ имеет к таланту, к способностям, вообще к качеству данного, как вы выражаетесь, текста?     — Я предупреждал вас, Феликс Александрович, что мера эта имеет лишь косвенное отношение…     — Да никакое даже не косвенное! — прервал я его, набирая обороты. — Количество читателей зависит прежде всего от тиражей!     — А тиражи? — Ну, знаете, — сказал я, — уже мне-то вы не рассказывайте. Уж мы-то знаем, от чего, а главное — от кого зависят тиражи! Сколько угодно могу я вам назвать безобразной халтуры, которая вышла полумиллионными тиражами…     — Разумеется, разумеется, Феликс Александрович! Вы сейчас совсем как этот ваш забинтованный Козлухин — почему-то упорно и простодушно связываете величину НКЧТ с качеством текста прямой зависимостью.     — Это не я связываю, это вы сами связываете! Я-то как раз считаю, что никакой зависимости нет, ни прямой, ни косвенной!     — Ну как же нет, Феликс Александрович? Вот текст, — он двумя пальцами приподнял за уголок страничку злосчастной моей рецензии, — показатель НКЧТ, как видите, четыре. Есть возражения против такой оценки?     — Но позвольте… Естественно, если брать рецензию, да еще внутреннюю… Ну, редактор ее прочтет… может, автор, если ему покажут…     — Так. Значит, возражений нет.    Он вдруг ловко, как фокусник, извлек из моей папки старую школьную тетрадку в выцветшей, желто-пятнистой обложке и столь стремительно придвинул ее к лицу моему, что я отшатнулся.     — Что мы здесь видим? — спросил он.    Мы здесь видели щемяще-знакомую с детских лет картинку: бородатый витязь прощается с могучим долгогривым конем. А под картинкой стихи: "Как ныне сбирается Вещий Олег…"     — В чем дело? — спросил я с вызовом. — Между прочим, замечательные, превосходные стихи… Никакие уроки литературы их не убили…     — Безусловно, безусловно, — сказал он. — Но я вас не об этом спрашиваю. Если этот листок ввести сейчас в машину, то?..    Я интеллектуально заметался.     — Н-ну… — промямлил я, — много должно получиться, наверное… одних школьников сколько… Миллионов десять-двадцать?     — За миллиард, — жестко произнес он. — За миллиард, Феликс Александрович!     — Может, и за миллиард, — сказал я покорно. — Я же говорю — много…     — Итак, — произнес он, — тривиальная рецензия — НКЧТ равно четырем. "Замечательные, превосходные стихи" — НКЧТ превосходит миллиард. А вы говорите — никакой зависимости нет.     — Так ведь… — Я замахал руками и защелкал пальцами. — "Песня-то… о Вещем Олеге"… Она ведь напечатана! И сколько раз! Ее поют даже!     — Поют. — Он покивал. — И будут петь. И будут печатать снова и снова.     — Ну, вот! А рецензия моя…     — А рецензию вашу петь не будут. И печатать ее тоже не будут. Никогда. Потому и НКЧТ у нее всего четыре. На прошлые времена и на все будущие. Так она и сгинет никем не читанная.    Удивительное ощущение возникло у меня в этот момент. Он словно хотел что-то подсказать мне, навести на какую-то мысль. Он словно стучался в какую-то неведомую мне дверцу моего сознания: "Открой! Впусти!" Но все произнесенные нами слова и высказанные мысли были сами по себе банальны до бесцветности, и никакого отклика во мне они не находили. Словно кто-то пуховой подушкой бил в стальную дверь намертво запертого сейфа.     — Ну и правильно… — сказал я нерешительно. — И господь с ней. Тоже мне — художественная ценность…    Он помолчал, разминая пальцами кожу над бровями.     — Я пошутил, Феликс Александрович, — сказал вдруг он почти виновато. — Конечно же, вы совершенно правы."

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Светлана Горченко

Уважаемые люди!Если у вас есть что сказать по теме вот этого поста, но вы не являетесь подписчиком и членом клуба, то пишите вот по этому адресу katgift12@gmail.com

и пишите пожалуйста откуда вы: пишет Елена из Петербурга, пишет Анна из Германии и тд.

Почему не зацепили

В дизайне есть такой приём - построение персоны. Создаётся коллективный портрет типичного будущего пользователя/потребителя, но ему даётся имя, придумывается жизнь и для него создаётся продукт.

Такой подход работает и в литературе. Если произведение точно адресовано, то оно всегда найдёт своего читателя, невзирая на степень талантливости автора, что прискорбно, конечно..

Судя по тематике, именно эти произведения могут показаться интересными тем, кто сам ребенком или подростком пережил гражданскую войну или конфликт. Понятно, что в России, к счастью, таких людей почти нет. Может Ваши книги обретут второе рождение на Балканах или в Сирии или в Афганистане? 

Катерина, если Вы правы, то "второго рождения" я им разумеется не желаю ;))

Стечением обстоятельств жизни я знаю довольно много писателей (настоящих, в отличие от меня, профессионалов - и очень известных и совсем не известных), мне кажется никто из них никогда не упоминал о создании своего  "Большого Бухарца" (упомянутым Вами приемом успешно пользовался герой повестей Соловьева Ходжа Насреддин). Или это должен делать не сам автор? А тогда кто?

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Сам автор

Мне кажется, что любой автор, собирающийся издать свое произведение сознательно или бессознательно его кому-то адресует. Недаром, на многих книгах можно найти посвящение "моей жене", "моим друзьям..".. Хороший агент или издатель также может внести свой вклад,.правильно переадресовав произведение, если автор не совсем верно угадал своего читателя...

Приведу такой пример- совершенно случайно несколько лет назад увидела интервью Захара Прилепина, он тогда работал над написанием романа про Соловки. Надо сказать, что взгляды Прилепина и тема Соловков - это не мое. Но он говорил о книге не в исторически- политическом ключе а в том плане, что в наш век мобильных телефонов и быстрых новостей многие люди хотят отключиться и погрузиться в толстый роман, с драмой, характерами, своей историей . И вы знаете ,  меня эта мысль зацепила! Попросила привезти мне из России книжку и с огромным удовольствием прочитала роман. Он оказался очень хорошо написан. Вот так сработало правильное позиционирование.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

/Мне кажется, что любой автор, собирающийся издать свое произведение сознательно или бессознательно его кому-то адресует./

"посадите меня на необитаемый остров - я буду писать" Олеша

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Мне кажется что посвящение "моей жене" это все таки немного не о том. Это скорее те кто вдохновил чем те, к кому обращаешься. Однажды я посвятила книжку "врачам и сотрудникам 47 детской поликлиники" Книжка вышла. Очень подозреваю, что они ни о книжке ни о посвящении так и не узнали ;)))

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

/ Если произведение точно адресовано, то оно всегда найдёт своего читателя/

ну, не знаю... С одной стороны, есть же случаи (не могу навскидку вспомнить), когда автор был недоволен своей популярностью среди аудитории, для которой, по его замыслу, вещь вовсе не предназначалась. 

С другой стороны, все попытки "писать по алгоритму" никогда еще не приводили к хорошим (по гамбургскому счету) результатам, а вот то, что пишут книггеры - хорошо продается именно потому, что имеет конкретного адресата, но литературой это назвать трудно

Литературой назвать сложно

Ну если книга издана, то наверное она прошла зачет по каким-то хотя бы минимальным критериям, например грамотности и связности предложений. Так она стала литературой, правда дешевой и низкого качества. По аналогии с музыкой это поп-чтиво.

С одной стороны, засилье поп-культуры это бич нашего времени, с другой стороны, в нашем мире хорошее познается через плохое и если на прилавке будут одни шедевры, то они скоро обесценятся и станут стандартом. Мы будем искать еще более выразительные произведения для наслаждения эстетических чувств.

Так что наличие  массового чтива, в чем-то облегчает жизнь хороших писателей 

Совершенно согласна. Любое явление, чтобы иметь устойчивость должно быть не мачтой, а пирамидой. Хороших и уж тем более гениальных вещей немного, но они стоят на вершине, а в основании все остальное. Я всегда называла то, что пишу я сама и большинство моих знакомых писателей, аббервиатурой КСУ (крепкий средний уровень), чем многих из них немало раздражала - но ведь в этом нет ничего оскорбительного? И я и все они ведь знаем, что мы не толстые и не шекспиры ни разу. Честная работа и нормальный язык, а там уж как пойдет - что-то мне подсказывает, что пункт "судьба бросает карты" все-таки здесь в обсуждении пока лидирует :)

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц, Katerina Kuzmina

Крепкий средний уровень

Если вы довольны своей работой и имеете своего читателя, то это прекрасно! Иногда средний уровень гораздо приятнее читать чем книги признанные великими.. Примеры - Доктор Живаго. Скучнейшая книга, но с мировой славой. Не побоюсь назвать это "коньюктурой" в лучшем конечно смысле этого слова.

Или слава Гарри Поттера. Знаю многих людей, которым было скучно читать эти книги. Они тоже относятся к коньюктуре высокого уровня...

Читала несколько малоизвестных писателей,книги которых поразили и запомнились. Почему то их никто не считает шедеврами.

Самый близкий к шедевру роман современности это Шантарам, совпало все - талант, тема, личность и судьба автора. 

Для меня эталон гениальной нечитабельной книги - "Котлован" Платонова. Это была самая нудная и депрессивная книга из всех, мною прочитанных.  Правда, мне тогда было 15 лет и, возможно, я чего-то не поняла в ней, но перечитывать не стану ни за что :)

А для меня - "Тошнота" Сартра. Не дочитал.

"Котлован", правда, не пробовал, другое Платонова читал, что-то понравилось, что-то нет. Язык у него очень своеобразный, продираться сквозь него трудно.

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

"Шантарам"

Первую книгу и половину второй прочитала запоем. Как в детстве - надо спать, утром рано вставать, а я не могу оторваться. Начала мечтать об Индии, той настоящей Индии, где жил Лин, Прабу и все остальные прекрасные и ужасные герои этой истории. 

С половины второй книги будто щелкнул тумблер - стало невыносимо скучно, дочитать так и не смогла... 

Из того, что действительно потрясло за последние 10 лет - "Девушка с татуировкой дракона"  Стига Ларссона. У меня от этой книги был просто взрыв мозга. Описаны настолько невероятные, на первый взгляд, вещи, применительно к такой уютной благополучной спокойной Швеции, такая вселенская несправедливость и так лихо закручен сюжет, что просто невозможно оторваться и когда я занималась другими делами, думала о том, чтобы поскорее взять в руки книгу.  Купила четвертую, продолжение, написанное по черновикам Ларссона - не смогла читать, не пошло

Эту реплику поддерживают: Katerina Kuzmina

С половины второй книги будто щелкнул тумблер -

Мои впечатления один в один совпали с вашими! Также читала по ночам первую книгу, даже ставила будильник на пораньше, чтобы почитать перед работой... Читала все что могла найти про самого автора. А вторая книга очень разочаровала. Видимо он дописывал её под прессом издательства. Планировалась и третья, про его жизнь до Индии...посмотрим, что сотворит :)

Интересно узнать у Катерины, как технически легче - сначала написать книгу и потом искать издателя или имея заказ мотивированно писать? 

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Кому как, я думаю. Я сама книгу на заказ писала один раз в жизни - для издательства Белый город книжку про Сибирь и так от этого измучилась и офигела, что прекратила с издательством всякое сотрудничество - а до этого по приколу писала для них всякие повести для детей про вещего Олега, Гиппократа и еще кого то уже не помню. Но знаю пишущих людей которые говорят что им под заказ, получив аванс писать прямо в кайф и несравнимо легче.

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Вот, вот именно! А я несколько раз принималась этот Шантарам читать - все ведь вокруг ахах - и не могу - просто скучно невыносимо ;))

То, о чем я Вячеславу уже писала кажется - сейчас много пластов, не только писатели размножились, но и читатели неизмеримо разразнообразились. Это значит что у любого дикого просто нмв сериала про "приключения молодой сексуальной ведьмы в академии темнейшей магии и ее любви к гордому но аутичному оборотню" почти наверняка есть в сети группа преданных поклонниц которые просто с нетерпением ждут не дождутся следующего тома и истекая от нетерпения гадают в групповом чате: удастся ли все-таки ведьме усадить его к себе на метлу и иметь с ним секс в поднебесье?;)))

Пирамида - это универсальный принцип. И в науке так же, и в ремеслах и в жизни вообще.

С другой стороны, экспертная оценка - это такая вещь, что на любой предмет найдутся два эксперта с противоположным мнением. Касательно "толстых и шекспиров", кстати, известно, что первый последнего не то что гением, хорошим автором не считал.

А уж сколько стрел (справедливо, по-моему) выпущено в Толстого с его поздними нравоучительными произведениями...

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Но ранний то Толстой - гений ведь, согласитесь? Хоть я его и не очень люблю. Да плевать на экспертную оценку, я же изначально говорила именно про "судьбу книги".  Есть такая писательница Даниэла Стилл, она как то в интервью с таким спокойным дружелюбным недоумением сказала: право, не знаю, почему так получается, у меня много романов и многие из них экранизированы и переиздаются и миллионы тиражей но никогда ни один серьезный критик не сказал о моих романах ни одного доброго слова... но что ж поделать - я все таки думаю что то что я честно делаю вот уже много лет явно кому то нужно"... Полагаю Вы не смогли бы дочитать до конца ни один роман Даниэлы Стилл.;)))

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

/Но ранний то Толстой - гений ведь, согласитесь?/

ну как не согласиться - гений, конечно

/Да плевать на экспертную оценку/

хорошо, хоть не на самих экспертов

/ Полагаю Вы не смогли бы дочитать до конца ни один роман Даниэлы Стилл.;)))/

хороший вопрос. Вот ниже Екатерина из Омска пишет, что те произведения, которые я назвал скучными, для нее скучными не являются. Так скука-то разная бывает. Естественно, например, что я "Обитаемый остров" Стругацких проглотил за день, а "Подростком" Достоевского я мучил себя целый месяц (и то год назад, а вот в молодости начавши читать, бросил). "Братьев Карамазовых" в молодости бросил читать, может, все еще впереди :) "Тошнотой" Сартра честно мучил себя несколько месяцев, но бросил, когда уже действительно тошнота. "Мыши плакали, кололись, но ели кактус". Стало быть, для чего-то им нужен был этот кактус!

Что касается Даниэлы Стилл, то я посмотрел, да, одни названия чего стОят... (Кстати, "Наваждение" там тоже есть). Но вот в советское еще время я покупал для практики в языке книги на английском, был на недалеко от Московских Ворот такой магазинчик, там продавались книги на английском советских (в основном) издательств - что ценно, с комментариями переводчика. И как-то раз я до него не добрался, а книги кончились, и я купил не помню уж где книгу вот этой авторки :)

 https://www.goodreads.com/author/show/10209.Belva_Plain

Книга называлась Eden burning (что-то типа "Горящий Эдем") и зашла вполне. Наподобие "Поющих в терновнике", которых я вполне проглотил на русском.

Так что я не совсем пропащий в этом смысле человек :)

PS Недавно прочитал на русском роман Джоджо Моейс "До встречи с тобой". Жена сказала, что это "типичный женский роман". Я с ней долго и безуспешно спорил.

прошла зачет по каким-то хотя бы минимальным критериям

Екатерина, у меня когда-то были еще романчики про женщин-подруг, переживающих нашу перестройку, так там одна из них коллекционировала фразы из реально издававшихся тогда книг - ну я Вас умоляю... ни по каким критериям они зачет не проходили...:))

Может быть конечно сейчас все стало намного лучше...

/Может быть конечно сейчас все стало намного лучше.../

не переводятся оптимисты в нашем богоспасаемом Отечестве!

/наличие  массового чтива, в чем-то облегчает жизнь хороших писателей/

"Let us be thankful for the fools. But for them the rest of us could not succeed."

M. Twain

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

автор недоволен своей популярностью

думаю, этот автор лукавит :))

Катерина, я так и не вспомнил реальных случаев, когда автор был недоволен своей аудиторией, но вот случаев, когда одна роль, одно произведение сделали автора популярным и он за это свое детище ненавидит (потому что всё другое не замечают) - навалом.

Приведу только один пример, зато какой:

Когда фильм "Мимино" вышел на экраны, легендарный композитор Гия Канчели моментально стал известен как автор знаменитого шлягера «Чита-грита» (правильно — «Чито-гврито»). Канчели это раздражало, он этой песней не гордился и говорил: «Это не музыка, это триппер. Потому что быстро цепляется и трудно отделаться».

PS не удалось отделаться одним примером

Свои сочинения и собранные фольклорные тексты Ершов регулярно посылает в Петербург, где они печатаются в журналах «Современник» и «Библиотека для чтения». На основе собранных текстов он пишет и собственные произведения — поэму «Сузге», пьесы «Суворов и станционный смотритель», «Фома-кузнец». Но все эти произведения не пользовались такой популярностью, как «Конек-Горбунок». Только отдельные его стихи, переданные В. Жемчужникову, были приняты и вошли в сочинения Козьмы Пруткова.

Петр Павлович Ершов иронически писал своему другу, объясняя успех сказки: «На «Коньке-Горбунке» воочию сбывается русская пословица — не родись ни умен, ни пригож, а родись счастлив. Вся моя заслуга в том, что мне удалось попасть в народную жилу»

В случае когда одна роль ограничила его дальнейшее развитие как актера (а значит и расширение популярности ;)) - тут все понятно, никаких вопросов.

О писателях, точнее поэтах. Петрарка был общественным деятелем и писал много общественно политического, кажется он еще при жизни догадывался что сонеты к Лауре бьют его высокоумную политическую писанину ;)))

"попасть в жилу" - это точно и безусловно, об этом здесь уже говорили, и невозможно не согласиться

/В случае когда одна роль ограничила его дальнейшее развитие /

такое бывает - актер оказывается заперт в своем амплуа. Но вот писатель-то писать может, и в этом смысле "его дальнейшее развитие" никто не ограничивает, только вот печатать будут все того же "Конька-Горбунка", а остальное - нет.

/ кажется он еще при жизни догадывался что сонеты к Лауре бьют его высокоумную политическую писанину ;)))/

Можно вспомнить писателей-юмористов, безуспешно пытавшихся писать "серьезную" прозу. Это оказалось под силу только Марк Твену.

Но сам-то автор пишет и может думать, что он развивается ;)) Я на самом деле знаю лично такие примеры (фамилий по понятным причинам называть не буду), Толстой может тоже думал что его поздние вещи "глубже и нравственнее" предыдущих

А мне подруга-филолог прочитав еще в рукописи мою старую првесть  "Класс коррекции" про инвалида опорника, сказала: Катя, вы попали. Теперь все что вы еще напишете будут сравнивать с этой бойкой агиткой ;))) И ведь черт побери все на свете была права - оно получило все возможные премии, прямо сейчас два издательства его хотят, третье которое его издавало клянется прям сейчас переиздать оно вышло на французском приблизительно  экранизировано, а упомянутые романы в которые я душу и годы вложила - на фиг никому не нужны ;)))))))))

это как раз то, о чем Евгения писала - у общества тогда  "зачесалось" именно в этом месте!

/...и может думать, что он развивается/

Катерина, я сейчас эту фразу примерил к человечеству и задумался

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

/Толстой может тоже думал что его поздние вещи "глубже и нравственнее" предыдущих/

ну, в том, что он полагал, что они нравственнее, сомнений нет. Вопрос, который был бы уместен здесь "а нужно ли писать то, что глубоко по мысли, но при этом безнравственно по сути"

Некоторые снобовские жители, я полагаю, ответили бы на этот вопрос легко: "что нравственно, не может не быть глубоко". Только вот нюанс - если мы видим, что неглубоко, то мы, стало быть, ошибаемся?

/Я на самом деле знаю лично такие примеры/

Кир Булычев. Но это не тот пример - Булычев-то как раз при снижении уровня прозы стал издаваться лучше

Я имела в виду ныне работающих и лично мне знакомых.;) С Киром Булычевым не имела чести быть знакомой.

Про нравственность надо же понимать что она варьирует в истории и географии - 200 лет назад считалось что если ты не бьешь ребенка в наказание за проступки ты подвергаешь опасности его нравственное развитие. Сто пятьдесят лет однозначно безнравственным считался женский (но не мужской!) добрачный секс.

"Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его"

Я бы сказал, что судьба книжки зависит от того же, от чего судьба набора генов живого организма — от его способности воспроизводить себя в окружающей среде. В случае текста — на бумажном носителе, на электронном, в умах людей. Причем воспроизводиться текст может по-разному. Ведь действительно, бывают книги, которые большинство не читает, но кто-то, располагающий средствами — государство или богатый поклонник — издает многотысячными тиражам в красивых обложках — чтоб хотя бы на полки поставили — а чьи-то книги подпольно вручную переписывают или передают из уст в уста, несмотря на запрет или отсутствие возможности печатать. И в том и в другом случае можно сказать, что текст успешен. Конкретные же факторы, влияющие на судьбу книги — все те, которые описаны у вас (в том числе и случайность), и возможно еще что-то. Например, если в наше время книга была удачно экранизирована — это наверняка повлечет всплеск популярности книги. Причем в зависимости от места и времени вклад каждого из факторов может меняться.--Алексей из Санкт-Петербурга

Эту реплику поддерживают: Евгения Горац, Светлана Горченко

Алексей, спасибо, про гены и воспроизведение в окружающей среде прям вот очень интересно!:)

Эту реплику поддерживают: Евгения Горац, Светлана Горченко

Екатерина, добрый день.Анна, Санкт-Петербург. Про провалившиеся литературные проекты.То, что книги не были изданы на бумаге / были изданы всего 1 раз, не означает, что они ушли в песок.  Да, размещённые в бесплатном доступе в электронных библиотеках они не приносят авторам денег, но их читают (пусть меньше читателей, чем они того заслуживают) и они оставляют след. Я думаю, отсутствие коммерческого успеха этих серий связано исключительно с плохим маркетингом и недостаточной рекламой.  Мне кажется, надо попробовать предложить их кому-нибудь как основу для сериала / многосерийного фильма. Выглядело бы очень зрелищно, оригинально / непохоже  на всё остальное и захватывающе. Сейчас гораздо больше смотрят, чем читают, и интерес к книге возникает после просмотра фильма, а не наоборот.Обе серии читала несколько лет назад, обе увлекательные, с детально прописанными характерами, написаны доставляющим удовольствие русским языком. Раньше кто-то уже написал про обложку - да, обложка от одноразового дешёвого бульварного романа не соответствует уровню книги. Наткнулась на одну из этих книг случайно при пролистывании библиотеки, взглянув на обложку хотела пройти мимо, но увидев фамилию Мурашова, вспомнила, что читала с этим автором какое-то интервью, которое произвело на меня впечатление и полную бездарную чушь этот автор написать явно не мог. 

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц, Светлана Горченко

Спасибо, Анна!

Да, согласна, пункт про экранизацию в современном мире работает исправно, а я про него забыла. Наверное потому, что сама редко что-то смотрю, больше читаю все-таки.

То есть можно сказать, что восприятие из-за расширения технических возможностей смещается с текстового к аудио-визуальному контенту? Вот и лекции многие смотрят и слушают... Хотя с другой стороны - Сноб вот в самом начале, 12 лет назад во многом состоял именно из визуального контента - кто то что то говорил (причем это очень публичные персоны тогда были) и как то не пошло - остались тексты все-таки...

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

/к аудио-визуальному контенту?/

о, этот аудио-визуальный контент, будь он неладен.

Комиксы, ролики на тик-токе, твиты не более N символов.

Вдумчивое чтение уходит, это да, но это немного другая тема.

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Аудио -- более древний способ передачи информации, чем текст. 

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Ээээээ... Одно дело, когда присутствует рассказчик, и другое дело, когда смартфон, наушники, метро

Я думаю любителей вдумчивого чтения всегда было немного, как бы не постоянный процент от грамотного населения в принципе способного читать целостный текст. Другое дело если у тебя и книг-то доступных Псалтирь и несколько выпусков бельварных. Что есть то и читаешь. Я однажды на месяц в экспедиции оказалась с романом Горького "мать", больше книг в доступе не было. Вот хотите верьте хотите нет - узнала много для себя интересного :))

Я однажды в командировку захватил томик Салтыкова-Щедрина. В юности его не любил, а тут "зашел", да еще как!

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Я могу сравнивать только с написанием комментариев.

Бывает, наваляешь целую страницу - ни одного отклика.

А бывает, напишешь одну фразу - 100500 комментариев, сто веток обсуждений.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Большое количество комментариев может указывать не на качество написанного, а на то, что у многих тоже "чешется в том же месте". И наоборот -- так хорошо сказали, что и добавить-то нечего :)

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Светлана Горченко

Это да. Но все-таки отклик приятен, и с этим ничего не поделаешь

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Евгения, согласна на все сто - публичное чесание того, что у всех чешется и пока чешется, часто даже важный первый пункт (про талант) бьет на лету.

Не случайно, что бы не происходило в современном мире, буквально в течение месяца появляется книга об этом, а в течение полугода - фильм.

Эту реплику поддерживают: Евгения Горац, Светлана Горченко

/буквально в течение месяца появляется книга об этом, а в течение полугода - фильм./

Задолго до семейной драмы Лоханкиных летчик Севрюгов, к несчастию своему проживавший в квартире номер три, вылетел по срочной командировке Осоавиахима за Полярный круг. Весь мир, волнуясь, следил за полетом Севрюгова. Пропала без вести иностранная экспедиция, шедшая к полюсу, и Севрюгов должен был ее отыскать. Мир жил надеждой на успешные действия летчика. Переговаривались радиостанции всех материков, метеорологи предостерегали отважного Севрюгова от магнитных бурь, коротковолновики наполняли эфир свистом, и польская газета "Курьер Поранны", близкая к министерству иностранных дел, уже требовала расширения Польши до границы 1772 года. Целый. месяц Севрюгов летал над ледяной пустыней, и грохот его моторов был слышен во всем мире.

   Наконец, Севрюгов совершил то, что совсем сбило с толку газету, близкую к польскому министерству иностранных дел. Он нашел затерянную среди торосов экспедицию, успел сообщить точное ее местонахождение, но после этого вдруг исчез сам. При этом известии земной шар переполнился криками. Имя Севрюгова произносилось на трехстах двадцати языках и наречиях, включая сюда язык чернокожих индейцев, портреты Севрюгова в звериных шкурах появились на каждом свободном листке бумаги. В беседе с представителями печати Габриэль д'Аннунцио заявил, что только что закончил новый роман и сейчас же вылетает на поиски отважного русского. Появился чарльстон "Мне тепло с моей крошкой на полюсе". И старые московские халтурщики Услышкин-Вертер, Леонид Трепетовский и Борис Аммиаков, издавна практиковавшие литературный демпинг и "выбрасывавшие на рынок свою продукцию по бросовым ценам, уже писали обозрение под названием: "А вам не холодно?". Одним словом, наша планета переживала великую сенсацию.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Посмотрел, кто же это за д'Аннуцио

" Рано открыл в себе поэтический талант. В школьные годы издал сборник стихов, тираж которого раздал одноклассникам и педагогам. Однако обороты «эфирные перси, на которых проходит вся ночь» и «варварская похоть поцелуев» насторожили учителей."

Вот кого надо было пороть по заветам Чехова

В том-то и дело - судя по всему общество как раз нуждается (и раньше нуждалось) вот в таких вот художественных зеркалах его, общества, любого оживляжа.

Ведем войну - снимаем про войну. Закончили войну - пишем про войну пытаемся ее осмыслить. Это если по крупному. Сейчас например я жду вала комиксов для детей про коронавирус и трагический китайский роман - где она уходит на борьбу они видятся через стекло потом она умирает он встает на ее место... и тд

варварская похоть поцелуев

Вспомнила постмодернисткую книгу героя поколения битников «Голый завтрак» (иногда переводится как «Обед нагишом», «Нагой обед», англ. Naked Lunch) — роман американского писателя Уильяма Берроуза.

Эта книга в буквальном смысле попала мне в руки- кто-то оставил её на сиденье в поезде... Ничего более больного и извращенного в своей жизни не читала... Бесконечное описание варварской похоти под наркотой.

Это признанный. шедевр американской литературы! 

Что ж, видимо не зашло ;) а были бы Вы из поколения американских битников или допустим ребенком воспитанным на рассказах отца о буйной молодости в эпоху отсутствия запретов и "духовных поисков" - читали бы вытаращив глаза и восторженно причмокивая: вот! Вот именно! Вот он за нас всех сказал! - или: так вот как оно было! ;)))

Эту реплику поддерживают: Katerina Kuzmina

Ну да, это о ценностях. О которых, как известно, спорить бесполезно. Иначе получится "за все хорошее против всего плохого"

Я на этот завтрак наткнулся буквально этой весной (это там, где параллельно идут как бы два текста с картинками, вроде).

Знаете, мне, как заядлому (тогда еще) холостяку один хороший преподаватель, известный, однако, своей бурной личной жизнью, подарил "Тропик рака" - с целью разбудить мою сексуальность, очевидно :) Тропик этот никак на мою личную жизнь не повлиял (я женился таки, но не вследствие тропиканских вещей), но вызвал некоторое недоумение - за что этот роман считается шедевром? Ну не "Лолита" набоковская, или там не Тинто Брасс.

А "завтрак" вообще с моей т.з. за гранью, ну полистал я, кому-то "ндравится" и ладно.

Эту реплику поддерживают: Katerina Kuzmina

За гранью

Благодарю Бога, что познакомилась с этой книгой в оригинале, и читала на английском, язык не родной и все-таки есть дистанция в понимании всех нюансов и нет стойких ассоциаций и образов с какими-то словами. Многих я, кстати и не знала, потому что там есть наркоманский сленг 60-х годов. На русском я бы не рискнула читать, опасно для душевного здоровья:)) 

Мне кстати очень в свое время зашел Керуак, который обычно рассматривается в том же пласте явлений, что и Голый завтрак. Но я отдаю себе прекрасно отчет что он мне зашел ТОЛЬКО потому что лег на целый пласт впечатлений моей "бурной молодости";) У современных людей, у которых ничего такого не было, Керуак обычно вызывает либо недоумение, либо просто скуку... Я сейчас на всякий случай его перечитывать не буду ;))

Эту реплику поддерживают: Katerina Kuzmina

Керуак

Спасибо, Катерина, напомнили, я собиралась его почитать:) после Голого Завтрака мне уже ничего не страшно. Даже интересно сравнить:)

Еще вспомнила современную американскую писательницу Лайонел Шрайвер (Lionel Shriver).. Её самая известна книга "Нам надо поговорить о Кевине" и по ней был сделан гораздо более слабый фильм. Она, на мой взгляд, одна из лучших современных авторов. Одна из немногих, кто пишет честно и открыто о проблемах современного общества. И талантливо. Я прочитала почти все книги.  Надеюсь, она не скажет чего-нибудь не политкорректного и её не закроют от публики :) 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Спасибо, попробую ее почитать, очень люблю открывать созвучных современных авторов. А вдруг? ;))

/ Ничего более больного и извращенного в своей жизни не читала.../

"Что делать?" Чернышевского!

Эту реплику поддерживают: Katerina Kuzmina

На мой взгляд, это не литература вообще.

Это ответ на вопрос "почему писатели пишут про каких-то странных людей, нет бы написать про Правильного Человека". Ну вот и написал Чернышевский.

Даром что даже свирепые советские авторы учебников литературы из этой книги взяли почти исключительно знаменитый "Четвертый сон Веры Павловны", потому что остальное откровенный треш (не в современном смысле треш-жанра, а в смысле "литературная жвачка", что ли). Может, стиль еще туда-сюда, но вот механические, неживые образы положительных персонажей... Там "живая" только женщина, при всем своем жизненном опыте "упустившая" Рахметова и не угадавшая его как потенциального жениха.

При том, что сами идеи - да, передовые, и коллективный труд, и полигамная семья, и "чисто психологическое" - отношения в этой семье.

Четвертый сон стоИт  как бы отдельно, это, скорее, тогдашняя НФ, одни алюминиевые ложки чего стОят (сейчас это символ дешевой "рабочей столовой").

Погодите, погодите, то есть Вы не верите, что этот роман в котором как тут выше или ниже написано сошлись судьба автора язык общественная потребность и бог весть что еще -  действительно "перепахал" одаренного подростка Володю Ульянова? Я верю, что перепахал, то есть оказал глубокое эмоциональное воздействие. А значит - это действительно художественная литература. Да для своего времени да и тогда не для всех. Но...

Я сама прочитала его лет в 13 (была на год младше Володи) и образ Рахметова не только произвел на меня впечатление, но и стал потом неким "ключом доступа" (о которых здесь тоже уже писали) в моей университетской весьма радикальной по мировоззрению компании.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Катерина, тут мы вступаем на зыбкую почву. Потому что речь пойдет о вкусах. Т.е., если мы не сомневаемся в том, что у Владимира нашего Ильича был хороший вкус, то Вы правы.

А вообще - я не исключаю, что кого-то и плохие детективы привели в профессию оперативного работника милиции, но это не показатель художественности.

Вы попробуйте, на каком-нибудь ресурсе для любительских фанфиков почитайте, что, кого и как перепахивает - я гарантирую истинное наслаждение!

PS Кстати, как книга про "Правильного Человека" сделала из Володи Ульянова - В.И. Ленина с его "чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше» - хороший повод для размышлений "о влиянии Искусства на Личность"

PPS Хороший вкус, однако, ничего не гарантирует. Известный персонаж обожал музыку Вагнера.

Ленин тоже неплохую музыку любил.:)

Тут речь уже конечно об определениях. Несколько лет назад у меня тут была вялая дискуссия с Андреем Макаревичем на эту тему. Для меня искусство это все, что оказывает эмоциональное воздействие, желательно конечно со знаком плюс - возвышающее воодушевляющее потрясающее пробуждающее любопытство и тд. Андрей утверждал, что есть какие то критерии и линейка по которым можно отнести к искусству Песни Грига и отказать в этом высоком звании Мурке, которая ан масс оказала явно не меньшее эмоциональное воздействие на человечество. Так ни до чего и не доспорились, Андрей линейку не представил...;)))

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

/Андрей линейку не представил...;)))/

потому что ее не существует. Линейкой можно только "Черный квадарт" измерить, да и то на предмет "на самом ли деле он квадратный", а вот НКЧТ какое-нибудь (или там НКЗК)- вряд ли.

/искусство это все, что оказывает эмоциональное воздействие/

наибольшее эмоциональное воздействие на меня оказал факт кражи у меня барсетки с паспортом и бумажником :)

/но и стал потом неким "ключом доступа"/

потом на это место воздвигли Че Гевару

Алюминиевые ложки

Вячеслав, Вы отстали от жизни. Алюминиевые ложки опять дефицит. Зайдите в любую столовую и убедитесь ;)))

Это не дефицит, это запрет (2008 год) на использование алюминиевой посуды в общепите. 

Я только что съел тарелку окрошки алюминиевой ложкой. А как символ дешевой столовой ушли, да

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Здравствуйте, Екатерина Вадимовна!Пишет Евгения из Москвы. Мне всегда была очень интересна предложенная Вами тема, поскольку и я, и мой муж всю жизнь работаем в книжном бизнесе и знаем о том, как "взлетают" или "не взлетают" те или иные книги не понаслышке.Помимо наших собственных наблюдений, я разговаривала на эту тему с другими "книжниками", журналистами и пиарщиками. Все мы сходимся во мнении, что:1) Раскрутить откровенно бездарную или неинтересную широкому читателю книгу невозможно. В принципе, играет роль исключительно талантливая подача материала и/или попадание в точку читательского интереса. Огромные продажи могут быть и у простенькой книги на совершенно заезженную тему, если чем-то она людей цепляет. А что-либо мастерски написанное, исторически или фактически точное, но не цепляющее читателя (по причине известной одним высшим силам) не "взлетит".2) У примитива, особенно на тему секса, гораздо больше шансов стать популярным, чем у книги с глубоким смыслом и интересными философскими наблюдениями.3) По большому счету успех/неуспех книги - лотерея. Заранее просчитать его невозможно. Очень интересный пример этого в романе Джека Лондона "Мартин Иден". Главный герой, прототипом которого являлся сам Лондон, два года пишет "в стол" потрясающие рассказы и уже теряет надежду опубликоваться, как вдруг его литературоведческая статья, на которую он не возлагал никаких надежд, становится невероятно популярной и дает ход всему остальному творчеству.Как-то так.

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц, Светлана Горченко

Спасибо, Евгения! Взгляд профессионала очень важен.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

/Раскрутить откровенно бездарную или неинтересную широкому читателю книгу невозможно. /

логически - здесь должен стоять союз "и"

откровенно бездарную - можно (хотя тут пунктик - что считать откровенно безданым)

неинтересную широкому читателю - можно ("Улисс" Джойса, например)

 PS А с Мартином Иденом хороший пример. И еще это книга про то, как при достижении большой цели внезапно перед человеком возникает Пустота. "Плохая" пустота.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Мне кажется Мартин Иден это еще и о ложных целях. Там же две вещи - написать хорошее и издать это. И "войти в круг", это четче в опере Мистер Икс - вроде бы все у человека нормально, циркачи отличные люди он успешен, но... "как они от меня далеки, далекиииии... никогда не дадут рууууки!"...;))

"Войти в круг" - это  про господина Журдена :)

Дальнейшая судьба

Уважаемая Катерина, спасибо за такую интересную публикацию - как, впрочем, всегда у Вас.

На мой взгляд, в отношении книг действует совокупность факторов.

Насчет того, что бездарное и пошлое никогда не взлетит - посмотрите, например, рейтинг бестселлеров здесь :) Орфографические ошибки даже в названиях и аннотациях, вырвиглазные обложки, сюжеты либо по стопам "50 оттенков серого", либо какое-то дикое фэнтези про "попаданцев (sic!) в другие миры".

И это читают сотни тысяч читателей, да еще и деньги платят. Не бог весть какие деньги, но, как говорил Раскольников в анекдоте, "100 старушек - 100 рублей".  

Как это ни грустно, но бумажные книги умирают, и качественная литература тоже... 

Поколение инстаграма хочет как раз "кровь-любовь-морковь" и страсти-мордасти, и чтобы обязательно синее море, красный мерседес и много секса в каждом углу. Как-то так. 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Katerina Kuzmina

Я думаю, что такая литература существовала всегда наряду с качественной -- бульварные романы. И спрос на легкое и непритязательное тоже всегда был.

Когда появились электронные, я думала, что бумажные умрут мгновенно. Но нет. :)

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

"Миссис Недотрога"

"Невеста снежного демона"

"Пламя в крови"!!!!

Анжелика, You've made my day

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Такая интересная дискуссия, и я не могу в ней участвовать из-за страшных глюков сайта (((

Вячеслав, а "Будь моей беременной?" (оттуда же). И кто-то ведь это читает :) 

Анжелика, спасибо за отзыв. Я всю дискуссию уже по пятому разу перечитывааю :)

Анжелика, "попаданцы" - полуофициальный термин, например, в эту категорию попадает (пардон за каламбур) "Янки при дворе короля Артура"

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Вполне себе заслуженный жанр - чего же. Мы тут о качестве. Обычно оно низкое. Но в каждом жанре и поджанре есть свои шедевры, вот нф 60х - Вы ее ан масс помните?;))

совсем недавно было обсуждение в ЖЖ

https://ivanov-petrov.livejournal.com/2258952.html

Я фантастики читал мало (по большей части в гостях у своего друга -тот любитель) - ну Бредбери, Азимов, "День Триффидов", Харлан Элиссон. Ефремова "Лезвие бритвы" только собираюсь прочитать (бумажную версию достал).

Поразил меня не так давно (хе-хе, лет 15 назад) Снегов романом "Диктатор". Честное слово, плакал, когда читал.

Тем не менее Снегов известен как мастодонт, которого уже никто не читает, в том числе и я (Люди, как боги - не читал), а "Диктатор" вышел уже в 90-х и прошел незамеченным.

А я в далеком детстве плакала над концом "Люди как боги";)) Сейчас перечитывать конечно не возьмусь чтоб не разочаровываться. В автобиографии Снегов писал, что запихнул в роман все свои научные гипотезы которые не сумел оформить как статьи ;))

А вал научной фантастики 60х 70х это было нечто - я то как раз читала - 1й звездолетчик 2й звездолетчик... в общем все как везде - пирамида...

Был такой журнал (может, и сейчас есть) "Если", там и в двухтысячных публиковалась качественная фантастика (без разделения на нф, фентези и тп), потому что там Борис Стругацкий в редколлегии был.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Я очень многих оттуда знала и даже сама там пару раз публиковалась - правда кажется не с художкой а с какими то приблизительно литературоведческими вещами. А он теперь уже умер, да?

Анжелика, спасибо на добром слове :))

Я когда была много моложе много думала: ну вот это вот, наполовину просто безграмотное, это то зачем издают?  - кто ж это покупать и читать то будет?! Ведь живет поколение воспитанное как ни крути но на классике и не только классике марксизма-ленинизма. А потом вижу - читают, да еще как, урча и чавкая, с горящими глазами! И чем больше попаданцев, тем лучше!;))

Видимо у литературы художественной есть несколько пластов психологических задач и только один из них - пробуждение и развитие чего то там высокого и глубокого.

А полуграмотные иронические детективы моей молодости и прямо невероятные сериальные фэнтези из сейчас - обслуживают какие то другие потребности читающей публики, как и сериал про "пещеру Лихтвейса" и ему подобные из 19 века.

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц, Katerina Kuzmina

В эпоху развитого (80-е) и недоразвитого (70-е) социализма были очень популярны:

Пикуль 

Ю. Семенов

Анна и Серж Голоны (Анжелика у Голонов играла роль Гаврилы у ильфпетровского Ляписа)

Морис Дрюон

Это писатели, которые писали без грамматических и грубых стилистических ошибок, и даже более того.

Пониже располагался слой писателей "про графов и князьев", горячо любимых отдельными категориями трудящихся

Отдельно стояли читатели "Вечного зова", "Щита и меча" (ходил анекдот, что автор принес роман под названием "Счит и мечь"), хотя это пересекается с творчеством Юлиана Семенова

Чего не вспомню - так это "коммунально-кухонного романа", т.е. беллетризированных сплетен (в русле - а ты слыхала, Надькин-то её бросил и с той лахудрой из военторга сошелся). Возможно, это компенсировалось чтением мемуаров

Алексин писал такое почти коммунальное - в литературе для подростков легче было спрятаться...

Но магисраль - производственные романы, там и про личную жизнь проскальзывало... А я была на родине автора Вечного зова - там стоит офигительный памятник Марье ;))

Производственный роман! О! "Изотопы для Алтунина" - мучали нас им, даже сама учительница литературы морщилась, но что поделаешь - программа!

Типичный производственный роман включал в себя передового Молодого инженера (рабочего), отсталого Начальника цеха (Бригадира), и на этом фоне Любовь Молодого к Красавице, когда его, бедного, одновременно раздирают конфликт на работе и сложности отношений с Красавицей, но он молодец, собирал волю в кулак, и в конце концов находил поддержку Директора и тут уже и Красавице некуда было деваться...

А хороший производственный роман - Олега Куваева "Территория" (не того, который Масяню придумал)

PS Хуже производственного романа только художественный фильм о спорте

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Я обожала производственные романы! Они были самое "про жизнь" до чего я могла дотянуться. Никто их не читал, все морщились и фыркали. А я читала. Любимый как раз в тему дискуссии "пирамида" - про быт и научные поиски теоретических физиков.

Даниил Гранин

"Искатели", "Иду  на грозу" и "Эта странная жизнь" (тоже как бы производственный роман):))

А В. Савченко "Открытие себя"? Такой фантастический производственный роман из жизни ученых? 

Г. Николаева "Битва в пути", Ю. Герман - трилогия "Дорогой мой человек", "Дело, которому служишь", "Я отвечаю за все"...

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Тогда и "Белые одежды" - производственный роман!

В общем, дело не в жанре, а в мастерстве художника (хотя критики "Белые одежды" считают слабой литературой)

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Конечно, Белые одежды - производственный роман! А что же еще? И действительно роман слабоватый какой-то, и тут согласна.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Тогда и Пятикнижие Ветхого Завета - производственный роман

1. Впервые упомянута семидневная рабочая неделя

2. Подробное описание изготовления Ковчега Завета

3. Подробные инструкции организации труда и отдыха Избранного Народа

4. Конфликт Каина и Авеля по поводу правильности производствнного процесса приношения жертвы

5. "в поте лица своего добудете хлеб свой" (по памяти)

6. Всемирный Потоп как уничтожение бракованной продукции

7. Строительство Вавилонской Башни как пример неудачи проекта без согласования технической документации с вышестоящими инстанциями

8. Пьянство Ноя на рабочем месте 

to be continued

«Белые одежды» слабый роман

Вот уж неважно!

С чем его сравнивать? 

Роман отвечает на актуальные вопросы людей, имеющих актуальные запросы. 

Примерно как "Что делать?" Чернышевского. И в оценке этого романа с теми, кто его считает слабым, не соглашается, например, Дмитрий Быков (мне его аргументы кажутся убедительными).

И вообще - я за такие романы:))), они меня куда больше цепляют. Есть романы "для спинного мозга", есть для головного:)) И то, и другое востребовано.

/Есть романы "для спинного мозга", есть для головного/

Это в мемориз однозначно!

/Вот уж неважно!/

по мне, так важно. Но я не считаю его слабым романом, я на критиков сослался (Быкова не читал по этому поводу)

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Я чувствовала слабину как раз прямо в основе - может это было связано с тем что я и мой основной круг биологи а покойный муж был генетиком? Мы тогда оба после прочтения просто хихикали - производственная драматургия романа и кульминационная сцена на поле с картошкой читалась ну просто как пародия...

Ну это как мои знакомые летчики испытатели ржали в голос после просмотра фильма "экипаж", а я сама смотрела прямо затаив дыхание?

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

/Ну это как мои знакомые летчики испытатели ржали в голос после просмотра фильма "экипаж"/

полагаю, даже и во время просмотра

Это как я фыркаю, когда вижу на экране "надо провести химический анализ!", и тут же лаборатория (обязательно что-то разноцветное шипит и пузырится), "вводят в прибор", и прибор "показывает состав", хорошо еще, что ФИО и место жительства преступника не выдает.. (интересно, что наш начальник лаборатории, с которым я столкнулся в молодости, так анализ и представлял, а он же этой лабораторией руководил. Еще интереснее, что хроматомасс-спектрометр примерно так и работает, если, скажем, самогон анализировать. Или рентгенофлуоресцентный аналазиатор на состав металла. Но это скорее исключения.)

Но является ли все это признаками "слабости произведения", затрудняюсь ответить

с чем сравнивать

Я бы сравнила с другими произведениями того же автора.

Но разумеется если сравнивать с серией "спецназ ГРУ - надежда Отечества", то...

то что романы нужны разные, а не только глубочайше-гениальные написанные пастернаковским или шекспировским языком - с этим тут кажется уже все согласились...;)

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Хейли на каком то этапе развития просто обожала!:) Потом это кончилось.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

За «Территорию»

отдельное спасибо!

обслуживают какие то другие потребности

Когда-то изучала йогу, хотела попробовать давать классы... В итоге ничего не сложилось, но знания о трех гунах природы отложились в голове :) по ведам, все в нашем мире есть комбинация трех сил (гун) - тамас - низшие, тёмные, тяжелые энергии (то, что мы называем "с перчинкой"), раджас - активная, пробивная энергия ("с огоньком"), и саттва - гармония, баланс, успокоение, свет...

Поэтому так многогранна литература и искусство, кто-то любит тамас - пошловатую, низменную, грязноватую литературу, судя по листу бестселлеров - большинство!

Кто-то под влиянием раджас читает книги о войне, о подвигах, о великих Королях и интригах

Кто-то в саттвической благодати наслаждается высокой поэзией и тонкой прозой :)) 

Я вспомнил жаркие дискуссии о преподавании литературы в школе.

Одни: прекратите пихать в уроки литературы литературоведение, все эти "что хотел сказать автор", "образы лишнего человека" и проч. Пусть ребенок сам прочитает, и сам разберется, не преуменьшайте способности современного школьника

Вторые: зачем давать подростку Достоевского, тем более "Преступление...", он еще не дорос, пусть Жюль Верна (Довлатова, Агату Кристи, Фенимора Купера, Василия Аксенова, нужное подчеркнуть/вписать) читает.

Третьи: убрать нахрен всю эту упадочническую русскую литературу, чему учат, растят неудачников, посмотрите на этих писателей - половина с явными психическими проблемами, половина от половины полные лузеры, не могли книги свои толком продать, другая половина от половины мизантропы и социофобы или, наоборот, бретеры и грубияны. Далее следует песня Т. Шаова "...А Мусоргский бухал"

Четвертые: убрать всю литературу как предмет, делом заниматься надо, а не книжки читать. Взять хотя бы меня... (следует Success Story)

Старорежимный учитель литературы: "только великая русская литература, только хардкор!"

Школьник: (смотрит видосик на Ютьюбе и не понимает, о чем они) отвяньте уже, надоели!

Эту реплику поддерживают: Katerina Kuzmina

Мне кажется тут главное - необходимость общего культурного кода, чтобы хоть как-то друг друга понимали. Когда то - Библия. А вот помнишь как Самсон... - и тот другой понял. Русская классика, английская классика - тоже годится. Уверена что в Азии тоже есть свои тексты для этого. Есть и мельче пласты - тот же Кинг, тот же Керуак, те же Стругацкие у нас... Гарри Поттер

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

/Мне кажется тут главное - необходимость общего культурного кода/

не могу сообразить, где здесь курица, а где яйцо.

Я помню, были мы с одним товарищем по работе в т.н. "колхозе" на месяц в отдаленной деревне. Вдвоем убирали коровник. Ну жили мы там хорошо, не ссорились, работу делили без взаимных обид и т.п. Казалось бы, чего еще?

И вот к отцу в деревню прибыл молодой человек (колхозник же) наших лет, кстати, мой знакомый по предыдущему "колхозу" два года назад (уже в его деревне), а мой напарник видел его впервые. Ну, мы поздоровались, повспоминали, и вот все втроем идем в деревенскую баню. Мой напарник только спросил его:

"бухаешь?" 

"да"

"баб трахаешь?"

"да"

Взаимопонимание было установлено сразу с этих двух фраз, и далее было полное впечателние, что это они друг друга знают уже давно, а не мы -я и этот парень из колхоза.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Наверное есть разные уровни установления взаимопонимания? Как зоолог в прошлом и собачник всю жизнь я очень хорошо это чувствую...;)

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Катерина, про первое и второе все понятно. А назовите пару примеров - что читают в саттвической благодати? Не позднего Толстого случайно?;)))

Саттвическая литература

Это прежде всего духовные книги, для йогов - веды, Буддисткие притчи, японские четверостишия для концентрации ума. "Песнь Песней", Коран, наверное..

Я бы сюда отнесла и детские книжки для самых маленьких, где все добрые, хорошие, зверюшки, природа. Русские народные сказки.. Бажов - вот ещё один волшебный писатель. В-общем все, что просветляет нашу душу :)

Не знаю насчёт позднего Толстого и разной философии в книгах, это не совсем саттва, так как может раздражать:)) 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Добрый день! По-моему, успех книги зависит от сочетания нескольких факторов:1) Продвижение. Я бы его объединила со "знакомствами", но это справедливо только для нашего времени. В любом издательстве у Вас потребуют ссылку на профиль в социальных сетях. Публикуют обычно тексты, уже имеющие много читателей. Зачем на раскрутку тратиться?Условие необходимое, но далеко не достаточное. Раньше бывало, что и критики благосклонно принимали, и реклама шла, а книга всё равно забывалась. А в наши дни... Все раскручивают книги в соцсетях, но у одних получается, а у других - нет.Значит, есть и что-то другое! А именно...2) Увлекательность. Она складывается из многих факторов: динамичный сюжет, хорошо прописанный конфликт, годная интрига... Об этом написана масса книг, по писательскому мастерству вообще и по сценарному - в частности. Идеальная книга нашего времени - это сценарий.Понятие увлекательности близко к качеству, но не тождественно ему. Попса часто бывает увлекательной, но далеко не качественной. С другой стороны, практически невозможно представить себе качественную, но не увлекательную книгу. Допустим, НФ-повесть о полёте на Марс может не понравиться тем, кто увлекается космосом. Но если даже фанаты космоса от этой повести зевают...Однако вспомним Яхину или Улицкую. Они же делают в точности то, что НЕ советуют делать такие учебники. Начать книгу с описания обычного дня героини - скукотища? Ну-ну. По "скукотище" сериал сняли. Вставлять много размышлений - моветон? Расскажите это комиссиям, награждавшим "нудную" книгу! Не нудятина, а творческое переосмысление традиций русской классики! Эх, неучи!Поэтому остаётся...3) Актуальность. Только я бы сформулировала по-другому: ведь, в сущности, все темы актуальны. Скорее, так: возможность прицепить тему к повестке дня.Допустим, обычный любовный роман будет никому не интересен. Но разверни действие на фоне определённых исторических событий - и начнётся: ля-ля, маленький человек и большая война, ля-ля, судьба России отражена в судьбе женщины, ля-ля, трагедия семьи на фоне исторической трагедии.Конечно, это не только истории касается. Можно превратить книгу в произведение, например, о феминизме. Или о религии.Главное - чтобы за судьбами конкретных людей просматривалось нечто глобальное и острое.При этом важно, чтобы нашлось достаточно много желающих поддерживать вашу точку зрения. А если их мало, то пусть они будут влиятельными, пусть их будет громче всех слышно... впрочем, это уже первый пункт. Взять Ваши книги. Как Вы описывали русскую провинцию начала двадцатого века? Наверное, реалистично? А издавали когда? В девяностых? Ага, когда на пике моды "хруст французских булок"! Добавили бы образа "России, которую мы потеряли" - и книга зашла бы.Шучу. Правильно сделали, что написали, как есть. Вымученная книга не получилось бы хорошей.А может, людям показалось сложным разбираться в исторических реалиях... Факторов ведь много, каждый может роль сыграть. Но я перечислила те, что сочла основными.С уважением, Екатерина из Омска.

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Екатерина, спасибо, со многим согласна!:)

/практически невозможно представить себе качественную, но не увлекательную книгу./

оооо!

Фолкнер, Джойс, Сартр, Достоевский в конце концов (кошмар издателя детективов - в романе "Преступление и наказание" личность преступника известна с первых страниц), из двадцатого века - упоминавшийся Платонов из начала века (я намеренно не упоминаю дыр бул щыл и прочее), Фридрих Горенштейн - конец века, например.

Отдельно стоят архаические книги. Библия. Попробуйте почитать "Числа" - увлекательнейшее чтение!

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

"Я список кораблей прочел до середины..."

Катерине: рада, что понравилось. )Вячеславу: про "Преступление и наказание" - хорошая шутка. В восьмой раз уже слышу, а всё так же смешно.Помню, в первый раз прочитала её ВК - и у меня глаза на лоб полезли. Стала доказывать, что личность преступника и не должна быть скрыта, что книга - не детектив, а философский и психологический роман, что вопрос этого произведения не в том, кто убийца, а в других вещах (раскается ли Родион, удастся ли ему помочь сестре, Соне)... А собеседник мне в ответ: "Спасибо, Кэп!" Я пялюсь в экран, а потом ка-ак прысну!..Достоевского считаю увлекательным, Платонова - тоже (правда, с тем самым "Котлованом" не знакома), а когда читала Фолкнера, то так увлеклась, что забыла об увлекательности. :) Пардон за каламбур, но я серьёзно: так погрузилась в атмосферу, что забыла сюжет по критериям оценить.Возможно, Вам эти книги показались скучными, но я писала же: "объективно скучный текст" и "текст, который показался мне скучным" - разные вещи. Бывает, книга одному покажется скучной, а другому - интересной. Ничего, бывает. На вкус и цвет товарищей нет. А есть книги. которые вообще никому не интересны, кроме самого же автора.Сартр, Джойс - это эксперименты с самими основами литературы. Художественные произведения Сартра вообще так и называются: "антироманы". Это было годно в своё время - чтобы шокировать публику, чтобы самим для себя узнать, так ли уж нужны в литературе некоторые элементы. Вот надо, чтобы герой действовал - а что, если он не действует?.. Но в наше время нет смысла так писать: ведь это будет уже не эксперимент, а повторение за "антироманом".О Горенштейне вообще впервые слышу, ничего не могу сказать.А Библия - это же религиозная литература, не художественная. Мы-то художественную обсуждаем.С уважением, Екатерина из Омска.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Екатерине из Омска

/а когда читала Фолкнера, то так увлеклась, что забыла об увлекательности. :) /

Я читал Фолкнера на английском (единственную его книгу). К счастью моему, это был хотя и оригинал, но с комментариями на русском. Обычно и комментарии заставляли попотеть при переводе, но для этого предложения жестокий комментатор смилостивился и перевел предложение целиком. Вот оно, это увлекательное чтение:

“I was fourteen then, fourteen in years if they could have been called years while in that unpaced corridor which I called childhood, which was not living but rather some projection of the lighless womb itself; I gestate and complete, not aged, just overdue because of some caesarean lack, some cold head-nuzzling forceps of the savage time which should have torn me free, I waited not for light but for that doom which we call female victory which is: endure and then endure, without rhyme or reason or hope of reward – and then endure; I like that blind subterranean fish, that insulated spark whose origin the fish no longer remembers, which pulses and beats at its crepuscular and lethargic tenament with the old unsleeping itch which has no words to speak with other than ‘This was called light,’ that ‘smell,’ that ‘touch,’ that other something which has bequeathed not even name for sound of bee or bird or flower’s scent or light or sun or love – yes, not even growing and developing, beloved by and loving light, but equipped only with that cunning, that inverted canker-growth of solitude which substitutes the omnivorous and unrational hearing-sense for all the others: so that instead of accomplishing the processional and measured milestones of the childhood’s time I lurked, unapprehended as though, shod with the very damp and velvet silence of the womb, I displaced no air, gave off no betraying sound, from one closed forbidden door to the next and so acquired all I knew of that light and space in which people moved and breathed as I (that same child) might have gained conception of the sun from seeing it through a piece of smoky glass – fourteen, four years younger than Judith, four years later than Judith’s moment which only virgins know: when the entire delicate spirit is bent in one anonymous climaxless epicene and unravished nuptial – not that widowed and nightly violation by the inescapable and scornful dead which is the meed of twenty and thirty and forty, but a world filled with living marriage like the light and air which she breathes.”

Я была тогда четырнадцатилетней девочкой, четырнадцатилетней по годам, если можно назвать годами проведенное в нехоженых закоулках время, которое я звала детством, но которое было не жизнью, а скорее отраженьем эмбрионального существования в лишенном света материнском чреве; мне, уже готовому родиться, созревшему, хоть и немного запоздалому плоду, недоставало лишь кесарева сечения, холодных слепых щипцов безжалостного акушера-времени, которые должны были вырвать меня оттуда на свободу - я ожидала не света, а того удела, который зовется победой женщины, но означает лишь терпенье, терпенье, терпенье без смысла, без надежды на награду, - и опять терпенье; я, как подземная слепая рыба, как одинокая искра, о чьем происхожденье эта рыба давно уже забыла; искра, что с вечной и бессонной жаждой жизни трепещет, бьется о стены своего сумрачного, объятого глубоким сном жилища, не ведая иных слов, кроме "то называлось светом", это "запахом", а то "прикосновеньем", а вот то, другое, не передаст потомству ни слова, ни даже звука, чтобы как-нибудь назвать пчелу и птицу, аромат цветка, свет, солнце и любовь, - я даже не росла, не развивалась, не любила света и не была любима им, и, разъедаемая той коварной, зловредной язвой одиночества, что заменяет все чувства лишь одним всепожирающим и безрассудным слухом, я, вместо того чтобы размеренно и постепенно проходить все ступени детства, никем не замеченная, окутанная сырою бархатною тишиной материнского чрева, не вытесняя воздуха, не издавая ни единого предательского звука, кралась от одной запертой и запретной двери к другой и так приобретала познания о свете и пространстве, в котором движутся и дышат люди - точно так же я (этот же ребенок) могла бы получить понятие о солнце, разглядывая его сквозь закопченное стекло, - я была четырнадцатилетней, на четыре года моложе Джудит; я на четыре года опоздала к тому мгновенью, которое уже познала Джудит: оно известно лишь девственницам, это неуловимое мгновенье бесконечной духовной свадьбы двух безымянных, бесполых и нетронутых существ; это не еженощное глумленье неодухотворенной плоти над обездоленною женщиной - награда двадцати-, тридцати- и сорокалетней, а животворное слиянье, единенье в мире света и воздуха, которым она дышит. 

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц, Светлана Горченко, Katerina Kuzmina

Спасибо!

Прекрасный отрывок и пример саттвической прозы, когда красота слога увлекает больше чем смысл сказанного и хочется ещё и ещё погружаться в гармонию и настроение! Прозвучало как музыка! Великолепно! 

Какое, однако, разное восприятие одного и того же текста может быть! 

В определенных кругах такие тексты называются словом "солидол"

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Но и на позднего Толстого немного похоже!:)

Так то и хорошо - на каждое восприятие свой текст найдется!;))

Здравствуйте, Катерина!

Читаю вас несколько лет, и вот появилась возможность поменяться ролями на 5 минут: я пишу, чтобы вы прочитали:)

Вижу, что ответов уже больше сотни, и мой ответ вряд ли поставит точку в этой дискуссии. Но все же пусть он будет у вас для статистики:) Если честно, самой интересно потом прочитать, что же думает основная масса ваших читателей (я пока ограничилась тремя комментариями).

Во-первых, мне кажется, что стоит увеличить масштаб вопроса: почему одним одним людям удается создать произведения (любого характера), которые остаются «в веках», а кому-то нет?

Для меня на этот вопрос отвечает такая фраза: «Не быстрые успешны в беге и не сильные — в битве; не у мудрых — хлеб, не у понимающих — богатство и не у знающих — благосклонность. Для всех есть время и случай».

Словам этим несколько тысяч лет, но, на мой взгляд, они хорошо отвечают на ваш вопрос. А для иллюстрации приведу не литературный, а спортивный пример. Очень он тут напрашивается в связи с бегом из цитаты.

Олимпийские игры 1984 года. Две бегуньи. Обе, безусловно, талантливы в своем деле (если можно так выразиться о спортсменах). Обе, скорее всего, старались находить «правильных» людей, которые научат, как добиться наилучших результатов, покажут куда идти, познакомят с кем надо, и т. д. Обе подошли к этим соревнованиям в отличной форме и были претендентками на золотую медаль. Обе отлично стартовали и оправдали годы своей и чужой работы. Но в середине забега они столкнулись. И медали достались кому-то другому.

Все участники забега старались изо всех сил. Однако «время и случай» внесли свои коррективы.

Если вернуться к литературе и сформулировать все же прямой ответ на ваш вопрос, хотя бы для статистики, то, на мой взгляд, важны все первые 4 пункта, а «время и случай» перетряхнут всех пишущих и наобум решат, кто же добежит до медали.

Любовь, 34 года. Провинциальный "миллионник"

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Согласна. И кажется этот пункт побеждает со значительным отрывом на забеге всей большой дискуссии ;))

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

мне вспомнились "пробабилитики" из "Улитки на склоне"

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Катерина, с большим удовольствием читаю вас на Снобе, а после последнего поста про неудачный проект очень захотелось вам написать. Потому что я совсем не согласна, что проект неудачный. Возможно просто про книги мало знают, и такой жанр требует больше рекламы? Я сама про ваши исторические романы узнала только от вас лично, когда вы упомянули между делом на вашей лекции в Лондоне. И так как люблю историческую литературу, быстро нашла их в интернете и скачала. "Синие ключи" заворожили меня! Книги читались на одном дыхании, и я все переживала, что скоро кончатся. Потом принялась за следующую трилогию. В тот момент у меня был нелёгкий период в жизни и книги очень помогли отвлечься. А как замечательно выписаны характеры! Люша, так совсем живая, читаешь, как будто чью-то реальную биографию!Перечитала я все книги, потом купила парочку и для родителей в бумажном варианте. Недавно вот еще раз перечитала "Синие ключи". И "Сибирскую любовь" тоже думаю перечитать, хотя редко такое делаю с книгами. Помимо всего прочего, лично меня в этих книгах привлекает ваш оптимизм. Какие бы события не происходили, как бы не рушилась привычная жизнь, и страну сострясала революция, люди продолжают жить, и во всем, если поискать, есть и хорошая сторона. Общий светлый тон произведений - это не так часто встретишь. И концовка на позитивной ноте - она тоже настраивает на веру в лучшее. Спасибо вам большое за эти книги. Они у меня одни из самых любимых. Татьяна 

Татьяна, большое спасибо за Ваши теплые слова. Вы наверняка понимаете, как для меня это важно :))))

Здравствуйте, Екатерина Владимировна! Я долго думала над поднятой вами темой, пытаясь сформулировать свои мысли. И в качестве аналогии мне в голову пришла сцена из романа ленинградской писательницы Алла Драбкиной «Марина». Я очень люблю советскую литературу, хотя сама родилась на самом излете советской эпохи. Но многие романы и повести не только известных , но и подзабытых авторов того времени перечитываю и сейчас. Причем не диссидентов, а тех, кто ничего не имел против и трудного настоящего и светлого будущего, по крайней мере, в произведениях. Того же А.Иванова, Г.Матвеева, М.Прилежаеву. Так вот, в романе Драбкиной героиня поступает в театральный. И преподавательница ведет группу на улицу, указывает на трамвайные пути, и предлагает изобразить рабочих, которые чинят рельсы. Студенты достают кто пилочку, кто ключи, начинают постукивать, переговариваться с озабоченным видом… Трамвай останавливается, вагоновожатый им верит, ждет. Потом они отходят, машут рукой, мол, все в порядке. А потом группа возвращается в аудиторию, и преподавательница говорит — «А теперь все то же самое — на сцене». Они повторяют свои действия с пилочками-ключами… И сами понимают — не то. Скучно. Ненатурально. Для сцены такой подход не годится. Так вот, мне кажется, что литература немножко должна быть театром. Даже самая жизненная, самая неидеализированная. Все равно, должно быть преломление законов жизни через законы автора. Они могут быть очень просты — «побеждает любовь», или «умрут все», или «все подлецы». Могут быть сложнее. Есть «Законы Толстого», есть «Взгляд Достоевского». Золя старался быть натуралистом, но и у него свое преломление есть. И, может быть, популярность книги зависит еще и от того, насколько тот самый авторский транспортир, (или призма, если продолжать тему преломления) близок и интересен определенному кругу читателей? Ни тема, ни вопросы, ни типы, а именно авторские законы в им созданной, все-таки слегка параллельной реальности, даеж если это самый что ни на есть реализм? Что касается цикла исторических романов. Я с огромной любовью отношусь к вашему творчеству. К тем историям, которые вы создаете на основе жизненных случаев из практики. И это именно так жизненно, что лучше, чем в жизни. Я никогда не забуду рыжую женщину в зеленом пальто, или лунную девочку Тамару, или малыша Васю, который держал и лечил собой всю семью… Мне очень понравился «Класс коррекции». А вот «Сибирская любовь» увы, как и многим видимо, «не зашла». Дочитала до того момента, когда разрешился вопрос с истинной личностью Машиного жениха.  Хотя я люблю и описываемое время, и семейные саги, и социальные вопросы… Вы написали об огромной работе с источниками — она чувствуется. А вот сцены, законы именно вашего мира — нет. Я читала, словно беллетризированную книгу о нравах и быте разных социальных групп России того времени. Многое узнала, воочию просто увидела. И педагогические опыты увидела, и психологические портреты. Но художественной историей так до конца и не почувствовала. И вроде все герои объемные и яркие, и описания замечательные, и сравнения. «Хрустальная девочка Софи» чего стоит! Но может быть, и сбивало с толку, что вроде как все одинаково яркие и главные? Все выведены в центр сцены и одинаково освещены? Не знаю, вот тут так и не могу до конца подобрать слова, что мешало… Извините… С уважением, Мария из Петербурга.

Спасибо, Мария, за то, что Вы нашли время на анализ своих ощущений от прочитанного, это для меня важно, и из всей дискуссии мне кое что стало понятнее, я правда очень всем признательна.

ПС а зовут меня Екатерина Вадимовна ;))

Здравствуйте, Екатерина Вадимовна! Пишет Юлия из Новосибирска. Всегда с интересом читаю Ваши статьи, решила откликнуться на последнюю. Если говорить об опыте, я уже десять лет читаю и пишу (сейчас практически нет) фанфики – некоммерческие произведения фанатов по мотивам популярных книг, фильмов/сериалов, видеоигр и пр. Конечно, фанфик – это не такая масштабная работа, как книга, но приведённые Вами варианты судьбы литературного произведения действуют и в фанфикшене в равной степени. Всё я это уже проходила не раз) Да, реклама со стороны автора помогает узнать о его творчестве, он так часто находит свою благодарную аудиторию, но лучше всего работает «сарафанное радио», когда читатели сами рекомендуют понравившиеся работы друг другу. Без задней мысли и надежды на плюшки со стороны автора. Или серьёзные фестивали/марафоны, когда люди целенаправленно ищут то, что им нужно. Вот грустная тенденция, что талантливые работы остаются без широкого внимания и огласки, страдаю от многолетнего подтверждения этого факта. Такие работы тоже находят своих читателей, но гораздо медленнее, чем простое развлекательное чтиво. На фанфик из серии «шутка-минутка» спрос выше в последнее время.  Актуальность – важная вещь, иначе труд автора не заметил бы никто. Блат хороший помощник, но только для знакомства автора с аудиторией, а вот на спрос уже влияет качество материала, как мне кажется. Многие из интереса и любопытства прочитают, а будут ли потом перечитывать – не факт.

Насчёт пункта «Другое». Мне кажется, здесь нужно сказать о том, что успешный и знаменитый автор должен быть первым в своём роде: кто рискнул затронуть важную в обществе тему, провёл удачный эксперимент со стилем/языком, придумал что-то новое и оригинальное (жанр, персонажей и пр.). История всегда будет помнить первопроходцев, кто совершил революцию и разорвал шаблон, так сказать. Они становятся легендами для потомков. Хотя и на это правило есть исключения: родоначальником  детективного жанра считается Эдгар Алан По с рассказом «Убийства на улице Морг», а по всему миру знают и любят Артура Конан Дойля и его Шерлока Холмса.

О, Юлия, спасибо! Я всегда мечтала познакомиться хоть с одним авторов фанфиков! (писателей обычных я знаю много, а вот представителей фанфичного жанра - до Вас - ни одного). Может Вы напишете пару слов про этот малоизвестный многим не включенным в него людям жанр, а я обязательно опубликую? ;))

Ещё раз здравствуйте, Екатерина Вадимовна! Очень удивлена, но приятно, Вашим откликом) А разве современные подростки уже не пишут фанфики? Обычно все в это время узнают о фанфикшене. Мне казалось, Вам должны были попасться юные фикрайтеры, или просто не все признаются в этом увлечении?Касательно Вашего предложения. Мечты должны сбываться! Только что именно Вы хотите от меня услышать? Конкретизируйте, пожалуйста, задачу, я постараюсь рассказать о мире фанфикшена всё, что знаю) С уважением, Юлия

Юлия, ну разумеется, Вашу собственную историю!:) Как Вы пришли в мир фанфиков, какое пооизведение первым Вас вдохновило, где и как Вы выкладываете написанное что за люди там "тусуются", кто это читает, чем отличается и чем похоже на мир "обычных" писателей  и пр. - Ваш взгляд, короче :)

Разумеется, большинство приходящих ко мне подростков в курсе про фанфики, но сноб то читают не подростки ;)) и родители моих детей как ни странно далеко не всегда в курсе а если и в курсе то относятся ан масс пренебрежительно. А я сама считаю что повышение скажем так интерактивности авторского текста - это современная тенденция и в ней нет ничего плохого.

/успешный и знаменитый автор должен быть первым в своём роде/

да, "Черный квадат" это подтверждает. Причем, до него были "битва негров в пещере ночью" Альфонса Алле, но Малевич (фактически укравший идею :)) довел все это дело до абсолюта.

(наверно, и Пустоту уже кто-то догадался продавать как арт-объект)

Мне это напоминает, как Эйнштейн одним штрихом (абсолютизацией скорости света в вакууме) завершил картину, фактически уже написанную до него Лоренцем (преобразования Лоренца в СТО)

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

наверно, и Пустоту уже кто-то догадался продавать как арт-объект)

Догадался! Видела на выставке современного искусства  в Лондоне пустой холст, на нем чёрной краской криво написано £10,000... Догадайтесь, за сколько предлагалось это произведение? 

Нет, именно за эти десять тысяч фунтов. Оцените тонкость концепта- пририсуют ноль - будет стоить сто тысяч, зачёркнут - тысячу... Кто-то может быть и польстился на это творение.. :)) 

отсюда

https://koteljnik.livejournal.com/23622.html

 Однажды в рижском поезде мне повезло с попутчиком. Это был успешный человек средних лет, видимо, с постоянной пропиской по всему свету: он болтал по мобильному телефону на нескольких языках, почти междометиями и томными вздохами объяснился с несколькими женщинами, со мною беседовал на хорошем русском, вставляя сленговые словечки из русского и английского, и выдавал в себе современного сибарита и космополита.     Речь зашла о юморе и привычным образом склонилась к упрекам известным передачам с большим телевизионным стажем. Я был вынесен за скобки его вальяжных претензий к «Аншлагу» и «Кривому зеркалу", в которых уже, правда, много лет не снимаюсь, а затем, пожелав другу другу спокойной ночи, мы одновременно потянулись за книгами, которые приготовили в дорогу. Здесь нужно сделать паузу, чтобы точно воспроизвести именно такую, какую сделал я, задержав дыхание при виде того что выбрал для чтения мой попутчик. Это была книжка в мягком переплете, которую обычно читают уставшие женщины в метро и "изящному" оформлению которой не позавидовал бы даже нынешний дизайнер «Одноклассников», украсивший сайт «мишками» и «сердечками».     Я не стал лишний раз беспокоить соседа своим любопытством, потому что наверняка знал ответ, которым бы он отделался от меня: «Это чисто для развлечения. Я не хочу грузить себя перед сном».

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Мне кажется зря он не спросил. Ответ мог бы его удивить ;))

Но наверное и не должен был (раз пишет, что заранее знает ответ). Глянула по Вашей ссылке источник. Там у него четыре или больше страницы читателей наперебой перечисляют,  какие качественные книги все они читают... ага...;))

Здравствуйте Катерина Вадимовна Спасибо огромное за предложенную тему, за возможность прочитать мнения и аргументы таких интересных собеседников! У меня как у читателя есть любимые названия среди книг разных жанров: Ветер в ивах, И эти губы и глаза зелёные, Зима тревоги нашей, Автостопом по галактике, Сонные глазки и пижама в лягушечку. Для фантастики название, по-моему мнению, ничуть не менее важно чем содержание, поэтому Брэдбери и у Стругацкие однозначно будут в моем списке самых-самых названий. Литературный успех Ремарка, Маркеса, Саган связан и с выбором названия. В советской литературе я назову Васильева с его Завтра была война, А зори здесь тихие, а в сегодняшней авторов названий Географ глобус пропил, Похороните меня за плинтусом, Петровы в гриппе и вокруг него. Сибирская любовь, пожалуй, не отражает ни ваши редкие и на мой взгляд совершенно замечательные и разнообразные многолетние ( а значит и потраченные на них ваше время и вашу любовь ) увлечения. Может быть стоит с той же тщательностью и самоотдачей пересмотреть не только обложку, но и шрифт и бумагу ? Вернуться к архивам и поискать редкие фотографии, рисунки и гравюры в сибирских и петербургских газетах и журналах тех лет? Книга ведь теперь не только текст. Актуальность темы важный фактор успеха, например, в Италии во время пандемии в лидеры продаж вышли Чума Камю и Декамерон Боккаччо (по данным газеты Repubblica ). Человеку который на виду и на слуху безусловно легче продать свою книжку ( о чем бы и как она не рассказывала ) поэтому и во Франции ( где я живу) и в Англии хорошо продаются книги по гастрономии. Знаете ли вы , например, Тьерри Маркса или Джейми Оливера ( а у него есть русскоязычный сайт) ? С уважением Аня Париж

Спасибо, Аня. Конечно название это важно и конечно я никогда не была в этом сильна - тут уж ничего не попишешь :)) Мои названия почти всегда все меняют или пытаются поменять и статистика этих попыток говорит что они кажутся неудачными весьма широкому кругу людей причастным к книгоиздательству. Удивительно но поменять на что то именно "сибирскую любовь" никто не предлагал ;))

Автостопом по галактике я тоже очень люблю :))

Вы просто не пробовали, обязательно попробуйте! Придумывание названий - дело требующее тренировок. Вы и слушатель и рассказчик, и лектор-популяризатор и педагог (и это все в добавку к вашей основной профессии ) и читатель и писатель, а значит вы накопили огромную базу данных и поэтому уже сейчас вы-генератор названий с потенциалом XXL. Есть же и работают методики и даже национальные подходы : во французской культуре ,например, очень важны и развиты игра слов и каламбуры. Название вызывает образы и ассоциации, у него есть ритм и музыкальность, выговор и акцент ( Угрюм-река, Лолита), вкус ( Лисичкин хлеб, Малиновая вода), оно отсылает к культурному коду. У вас в колонке интересов написано Социальная жизнь бабуинов ( хотя я больше люблю орангутангов и горилл :-)) Чем не название книги? К тому же Африка - это актуально. Большое вам спасибо за то, что вы пишете и рассказываете, потому что все это мне очень помогает! С уважением,Аня, Париж

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

О, книгу под названием "социальная жизнь павианов" я пишу всю жизнь, это очень увлекательно ;)) - и это часто помогает не запутаться мне самой :))

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Здравствуйте, Екатерина Вадимовна. Пишет Вам Александра из Тель-Авива. Я давно и с большим удовольствием читаю Ваши статьи на Снобе, и как только узнала, что Вы пишете исторические романы, во время очередной поездки в Москву побежала в ближайший крупный книжный магазин их искать. Нашла 2 книги "Сибирскую любовь. Лед и Пламя" и "Глаз Бури" (кстати, обе они были с горадо более приятными обложками, чем те, что Вы выложили). Обе книги прочла запоем, и неудачными совсем не считаю. "Синие ключи" в бумажном варианте найти так и не смогла, о чем до сих пор жалею. Видимо, прочту их всетаки в электронном виде, хотя очень люблю держать книгу в руках. Думаю, что обложки, как у дешевых бульварных романов, действительно могли оттолкнуть потенциального читателя. Кроме того, читателю не всегда ясно, что автор этих романов - известная ему психолог Екатерина Мурашова. Лично я долгое время думала, что Наталья Майрова - это Ваш литературный псевдоним. Похожая история (псевдоним и пошлая обложка) произошла в те же годы с хорошей ранней книгой одной моей близкой знакомой - ныне востребованной писательницей. Возможно, если сейчас получится переиздать те Ваши романы, они получат вторую жизнь и гораздо больше читателей.С уважением,Александра

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Александра, большое спасибо!:)

Я в общем то всегда разделяла "психологическую" и "писательскую" ипостась - возможно, это неправильно, но мне так казалось удобнее и честнее. И даже романы вначале писала под псевдонимом - правда это потом как то в песок ушло, но тогда, много лет назад, казалось даже забавным - в качестве псевдонима использовать родовую дворянскую фамилию, а в качестве прообраза главной героини - двоюродную прабабушку ;))

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Здравствуйте, Катерина Вадимовна.Я книгоман со стажем. Люблю именно бумажные книги на хорошей бумаге с четким шрифтом и качественной обложкой. Возможно поэтому книги из "неудачного" проекта ко мне не попали (п.7 - обложка), я бы их даже не увидела в магазине.Кроме того, сейчас время информационного избытка, а значит продвижение важно (пункт 2). Спасибо, что написали пост "Про книжки". Отдельное спасибо за переиздание "Полосы отчуждения" (мне не нравится редакционное название, я бы вернула прежнее), теперь "Костер" наконец сдам в макулатуру.P.S: Сегодня дочитала "Дом за радугой". Повесть понравилась, хотя к дефектологам и спец.психологам "нового мира" у меня осталась масса неприятных вопросов. "Когда бабушка и дедушка были маленькими..." взяла обе. В них все как я люблю, даже запах.С уважением,Елена из Екатеринбурга.