Все записи
13:19  /  6.11.20

11930просмотров

Ингигерда и ее мужчины

+T -
Поделиться:

В рамках не имеющего никаких целей, но по-своему забавного проекта, о котором писала здесь, наткнулась на историю, которая показалась интересной. Земли, на которых нынче расположен Санкт-Петербург и все его окрестности, когда-то назывались Ингерманландией.

Откуда такое название? Одна из гипотез - от имени шведской принцессы Ингигерды.  А кто она такая?

Портрет Ингигерды, фантазия художника 19 века

Сразу хочется расставить все точки над ё: первоисточников сведений о шведской принцессе два – русские летописи и скандинавские саги. Все остальное – более или менее вольные их интерпретации.В русских летописях об Ингигерде узнать почти ничего нельзя, кроме собственно факта ее замужества, функции деторождения (родила княгиня тогда-то того-то) и даты смерти.Все остальные сведения, более или менее сомнительные, мы черпаем из скандинавских саг.По мнению исследователей, свадьба Ингигерды скорее всего состоялась в 1019 году. Она вышла замуж за князя Ярослава Владимировича Мудрого. К этому моменту князь уже так или иначе устранил почти всех своих многочисленных братьев (отпрысков Владимира Красно Солнышко) – претендентов на Киевский престол. То есть по апокрифической легенде Глеба и Бориса убил Святополк, но вот вроде бы незаинтересованные в подтасовке данных шведские источники утверждают, что Святополк тут тоже жертва и Ярослав Владимирович лично руку приложил…

Как оно на самом деле было, мы теперь уже вряд ли узнаем, да и Ярослав до своей второй женитьбы нас интересует постольку-поскольку.Ингигерда была его второй женой. Первую жену Ярослава вместе с его сестрами в 1018 году захватил в плен в Киеве польский король Болеслав, после чего ее следы в истории теряются. Во всяком случае мы знаем, что Ярослав отвоевать жену и сестер не пытался, горевал недолго, и почти тут же начал сговариваться о новой женитьбе. Понятно, что женитьба планировалась политическая – иметь союзником Швецию, которая только что стала христианской – это очень классно со всех сторон, и такое мирное «окно в Европу», как мы дальше узнаем, выглядело ничуть не менее эффективным, чем то, которое, разоряя земли Ингерманландии, рубил спустя семь веков Петр Первый.

Но вот что для нас интересно: не только у зрелого годами Ярослава, но и у совсем юной Ингигерды имелась до замужества своя собственная предшествующая история. Ингигерда была наполовину шведкой, наполовину славянкой. Мать ее Эстрид происходила из славянского племени ободритов и досталась шведскому отцу Ингигерды Олафу Щетконунгу как военный трофей. На тот момент у него уже была любимая наложница, которую он бросать не собирался, и так дальше и жил с двумя женщинами (официально женат был на Эстрид), не делая разницы между детьми, прижитыми от обеих.В какой-то момент Олаф Щетконунг задумал политический союз с Норвегией. Или это король Норвегии Олаф Харальдсон задумал союз с ним. Юная и симпатичная Ингигерда показалась хорошей материализацией этого союза. Харальдсону наверняка, а вот Щетконунгу… сначала вроде бы да, а потом норвежский Олаф то ли напал на какие-то его земли, то ли не выполнил какую-то договоренность.

В общем несомненно был договор между скандинавами – Ингигерду в жены Олафу, который к тому времени уже имел кличку Толстый (а после смерти будет называться Святым).Олаф Харальдсон – воин, викинг. С тринадцати лет в походах, причем возглавляет свои отряды. Сначала воевал против шведов в Дании, потом разорял эстов на острове Саарема, потом немного пограбил фризов, а потом отправился в Англию, где даны весело грабили местных жителей, собирая с них так называемые «датские деньги». Английский король Этельред П на тот момент обретался в изгнании во Франции. Но тут помер предводитель данов Свен Вилобородый. Этельред конечно увидел в этом шанс и быстренько вернулся. И кинул клич: щедро заплачу всем, кто поможет мне отвоевать страну! – «Хорошие деньги, хорошая драка – что может быть лучше?» - подумал, должно быть, молодой и ярый Олаф Харальдсон и пошел на службу к Этельреду, вместе со своим отрядом норвежцев.Таким образом, он вроде как воевал против «своих», но тогда (да и потом) это никого особо не смущало.

Усадив Этельреда на вожделенный им трон и получив причитающуюся плату, Олаф отправился в Нормандию и поступил на службу к местному герцогу. Там, наверное, было поспокойнее, и бравый викинг задумался о душе (или о большой политике?) и принял христианство.Потом Нормандия тоже прискучила (надо же и развиваться куда-то!) и Олаф со своей дружиной возвращается в Норвегию. Там местная знать, лишенная лидера после смерти Свена, выбирает его королем. Ура! Олаф начинает христианизировать страну, явно имея в виду перспективу ее централизации, и на этой почве сближается с Щетконунгом. Здесь Олаф и Ингигерда встречаются и знакомятся. Геройский викинг и король (пусть и несколько отяжелевший от пиров, как его прямой предок Харальд Прекрасноволосый, но - хорошего воина должно быть много) не мог не произвести впечатления на юную скандинавку – только представьте себе его рассказы!

Памятник Харальду Прекрасноволосому. Вот так приблизительно выглядел Олаф, когда юная Ингигерда в него влюбилась.

Она, судя по всему, тоже ему очень понравилась (ниже будут и доказательства).И вот есть договор о женитьбе. В назначенное время Олаф Харальдсон прибывает в уговоренную точку на границе, на берег «реки Эльв», со свитой и с подарками. А там никого нет. И только через некоторое время прибывает гонец – Ингигерда, оказывается, уже замужем. За «конунгом восточного пути Ярицлейвом». Вот так вот. Представьте себе чувства и ближайшие действия боевого викинга. Не хотела бы я на тот момент попасться ему под руку. Но представьте, нашлась смелая женщина!И ею оказалась сводная сестра Ингигерды Астрид. Ингигерда замужем, пусть Олаф Харальдсон возьмет в жены меня! – предложила она. Легко представить, что в свое время викинг влюбил в себя обеих внимавших его рассказам сестер, но ведь не испугалась же, что будет он через нее мстить коварному Щетконунгу! Или просто понадеялась на свои женские чары?Удивительно, но оба Олафа согласились – видимо, политика есть политика, все да не все могут короли, как мы все знаем из песни Пугачевой.

Это Олаф. А что же Ингигерда?По сообщениям саг отец просто поставил ее перед фактом: не пойдешь за своего Толстяка, пойдешь за Ярицлейва из Гардарики (так скандинавы того времени называли Древнюю Русь). Вот его послы, и я склонен дать им согласие.Ингигерда сказала: ну что ж, так тому и быть, но хочу получить «в вено город Альдейгьюборг (то, что мы сейчас называем Старой Ладогой) и то ярлство, которое к нему относится». То есть девушка хочет иметь собственный доход на случай всяких превратностей женской судьбы, о которых она знает уже, увы, не понаслышке. Кроме несостоявшегося замужества с шикарным Олафом Харальдсоном, помним еще, что ее отец фактически двоеженец, да и ее будущий муж Ярослав по сути – тоже им вскорости станет, ведь о смерти его первой жены Анны нигде ничего не сказано. При этом они все христиане, это тоже не забываем. Этим требованием девушка не ограничивается – сама она управлять землями и городом не может и не хочет, но там должен быть верный человек: хочу чтоб со мной туда поехал Ренгвальд Ульфсон, то ли ее двоюродный брат, то ли двоюродный дядя (по данным разных саг), но важно что родственник и – внимание! – близкий друг Олафа Харальдсона.

Князь Ярослав Владимирович. Внешность восстановлена по черепу лично Герасимовым, то есть скорее всего так он и выглядел накануне смерти. Здесь ему уже за 60, попробуйте представить его в 35 лет (в этом возрасте он женится на Ингигерде)

Послы от имени «Ярицлейва» дают согласие на все условия и Ингигерда с сопровождением едет в Гардарику.Здесь заметим еще один забавный момент. Князь Ярослав на то время вроде бы уже как Киевский князь. Но живет (и еще долго будет жить) почему-то в Новгороде.Туда и приезжает Ингигерда со своей свитой и вполне возможно – с дружиной, которую Олаф обещал будущему зятю (зять нешуточно опасается за свой престол, ибо еще не все владимировичи перемерли, да и другие враги окрест имеются).В чем тогдашняя проблема с условно «варяжскими» дружинами, которые все, кто ни попадя, в то время использовали в своих интересах (вспомним хоть боевую юность Олафа Толстого)?Римляне, как все знают из учебника пятого класса, все время хотели «хлеба и зрелищ». Наемные варяги и викинги были - как бы это так выразиться покорректней? – более витальны. Они все время хотели драки и денег. И если им чего-нибудь из этого какой-то промежуток времени не предоставляли – сразу начинались проблемы у местного вождя и у местного населения. «Книжник» Ярослав был, судя по всему, не отважен, прижимист, физически слаб, и предпочитал достигать своего с помощью интриг, тонкого расчета и коварства. Чем была хороша Ингигерда? Она с детства понимала психологию предельно пассионарных на тот момент скандинавов и кажется умела с ними на какое-то время договариваться – о чем и упоминают сразу несколько саг.Брак был заключен и брак был выгодным для обеих стран. Однако мы не можем забывать, что это были не схемы, и не страницы из википедии, а живые люди. И не особо видному собой, хромому, не очень молодому Ярославу хотелось произвести впечатление на юную, гордую и умную красавицу жену. И она тоже носила в груди не ледышку, а живое сердце.

 

Вот как в художественной форме подтверждает вышесказанное одна из саг (это из сборника «Гнилая кожа»):«Мы начинаем рассказ с того, что конунг Ярицлейв правил в Гардарики и Ин- гигерд княгиня, дочь Олава конунга Шведского. Она была мудрее всех женщин и хороша собой. Конунг так сильно любил ее, что он почти ничего не мог сделать помимо ее воли.Говорится также о том, что конунг Ярицлейв велел построить великолепную палату с большой красотой, украсить ее золотом и драгоценными камнями и поместил в ней добрых, храбрых и благородных людей, испытанных в славных де- лах; затем он выбрал им снаряжение и оружие, какое они уже раньше испробовали, так что всем казалось, что убранство палаты и дружина соответствуют тому, какая она сама. Она была обтянута парчой и другими драгоценными тканями. Сам конунг был тогда тоже в пышных одеждах и сидел на своем высоком сиденье. Он пригласил к себе многих своих достойных друзей и устроил великолепный пир.Потом вошла в палату княгиня со свитой из прекрасных женщин, и поднялся ко- нунг навстречу ей, и хорошо ее приветствовал, и сказал затем: “Где ты видела такую же великолепную палату или так же убранную, где, во-первых, собралось бы в дружину столько людей, как здесь, и, во-вторых, где было бы в палате такое богатое убранство?” Княгиня отвечает: “Господин, – говорит она, – эта палата хорошо устроена, и мало найдется примеров такого же убранства, или лучшего, и чтобы столько богатства было в одном доме, или столь много хороших вождей и храбрых людей. Но все-таки лучше устроена та палата, в которой сидит конунг Олав Харальдссон, хотя она стоит на одних столбах”. Конунг рассердился на нее и сказал: “Унижение в таких словах, – сказал он, – и вновь ты показываешь свою любовь к конунгу Олаву”, – и дал ей пощечину. Она сказала: “И все же, вероятно, между вами значительно больше разницы, – говорит она, – чем я могу, как следовало бы, сказать словами”. Ушла она и была разгневана, и говорит своим друзьям, что хочет уехать из его государства и не принимать больше от него та- кого позора. Друзья ее принимают в этом участие и просят ее успокоиться и изменить свое отношение к конунгу.»

В общем, если это правда, то тут жалко всех. Даже скандинавскую дружину, которая имела шанс из-за сердечных дел потерять хорошую работу – с достаточным количеством драк и денег и понимающей что к чему патронессой.

Но история с роскошной палатой и последующим мордобоем – это, если и было в реальности, то конечно – экстраординарный выплеск эмоций.

А как же Ингигерда и Ярослав жили дальше, день за днем, год за годом?

У исследователей источников есть подозрения, что на самом деле хромой, подозрительный и скуповатый Ярослав не пировал с дружинниками, не любил охоту и вообще все демонстративно воинское и тестостероновое (что для тогдашнего верховного князя, вовсю пользующегося услугами буйных варягов, было нетипично и даже слегка неприлично). Предпочитал беседы с книжниками (у него была обширная по тем временам библиотека) и разговоры о духовном с монахами и священниками. При этом антропологи, внимательно исследовавшие его останки, утверждают, что в старости Ярослав почти не мог ходить из-за болезни ног, отличался плохим характером и вспышками внезапного гнева. При этом он коварством извел довольно много близких и врагов, по совершенно надуманному поводу заточил в поруб своего последнего уцелевшего брата, псковского князя Судислава, при нем велось весьма много военных действий и он даже окончательно решил «проблему печенегов», которые до того довольно долго нападали на южные области Руси. После побед Ярослава о них у нас не слышали и в общем-то не вспоминали почти тысячу лет, до недавнего выступления нашего нынешнего президента по поводу нашествия коронавируса.

 

Согласитесь, что в вышеприведенном описании по совокупности признаков прародитель «мономашичей» (Владимир Мономах был внуком Ярослава) существенно напоминает «предпоследнее звено» этой цепи князей и царей – своего далекого потомка Ивана Грозного?

И это сравнение дает нам аргументы «против» некоей довольно скандальной гипотезы, которая будет представлена ниже.

А что же его жена? Ингигерда (в крещении Ирина, а в постриге, возможно, Анна) представляет собой удачное дополнение супругу – молодая, красивая, здоровая (родила девять детей и не умерла, осталась бодрой и дееспособной), любит и понимает викингов-варягов, деятельная и щедрая (помним, что у нее есть свои доходы). Кроме того, Ингигерда – передаточное звено между Русью и Европой. Она, то ли по стечению обстоятельств, то ли по зову души, то ли из политических соображений (а скорее всего тут сочетание мотивов) – покровительница чуть ли не всех европейских изгнанников. Вместе с ней на Русь приезжают английские принцы в изгнании Эдвин и Эдуард, некоторое время при новгородском дворе обретаются венгерские королевичи Андрей и Леванте. А однажды…

Где же норвежский Олаф Толстый, бывший жених Ингигерды?

Он правит своими землями и активно насаждает там христианство (епископа он привез с собой из Нормандии). Кроме того, он явно стремится централизовать страну и вольнолюбивым ярлам это не нравится. Они составляют заговор и втягивают в него датского короля Кнуда. Тот охотно втягивается. Олаф обращается за помощью к шведам (помним, что он все-таки женат на дочери шведского короля!) и помощь предоставляется. В 1027 году случается битва и в ней Олаф Толстый терпит поражение. Контроль над страной потерян и надо бежать. Куда? Вроде бы разумно – в Швецию, к союзникам. Но нет. Олаф Харальдсон бежит в Гардарику. Причем жену он забывает где-то по дороге (интересно, что с ней стало?) и прибывает в Новгород вместе с пятилетним сыном Магнусом. Сын – внебрачный, от какой-то еще третьей женщины.

При новгородском дворе его принимают Ярослав и Ингигерда.

Представьте: древнерусский деревянный город-крепость, усыпанный осенними листьями. Два правителя на стене в парадных одеждах: она - уже не юная девушка, а жена и мать в расцвете своих женских сил, он – киевский князь, пожилой и носатый. Едет к раскрытым воротам потрепанная норвежская дружина. Впереди на усталом коне он, Олаф, гордый и трагический, в изорванном плаще, воин, король, потерявший королевство, перед ним в седле похожий на него, чумазый и ясноглазый пятилетний ребенок, сын, он обнимает его могучей рукой, вскидывает взгляд, ищет и находит глазами ее… Муж тоже смотрит не на гостя, а на нее… А она…

Что дальше?

Исторический сумрак. Русские летописи молчат как валенки. Саги активно намекают, что прежние чувства вспыхнули вновь.

А что же Ярослав?

Есть данные, что ему очень хотелось куда-нибудь услать славного викинга, и он даже предлагал ему править Волжской Булгарией. Дескать, с ними можно и воевать и крестить – и вообще делай с ними что хочешь, лишь бы отсюда подальше. Олаф от Булгарии отказался, как-то, видно, показалось несподручно все-таки: где он и где волжские булгары?

Они все живут на одном небольшом дворе. Конечно, встречаются, – и скандинавские и славянские женщины были довольно свободны в своей повседневности (теремной период еще далеко впереди). Разговаривают о прошлом, вспоминают… юность, отец, сестра Астрид (интересно, где она все-таки?)… как ты жил без меня все эти годы? А как ты без меня?... А если бы?... Говорят и о настоящем. И наверняка о будущем. Она ободряет его: ты молод и силен, еще не все потеряно. Он хочет ей верить и верит.

Реконструкция по черепу из останков женщины (поляки, 2009 год) найденной в одной гробнице с Ярославом. Некоторые думают что это Ингигерда. Но большинство сомневаются - слишком молода, да и летописям Ингигерда похоронена в Новгороде, а не в Киеве.

В какой-то момент сторонники Олафа Толстого в Норвегии активизируются, шведы не отказываются от союзничества – все возможно. Весной 1030 года Олаф принимает решение - сколько можно сидеть у юбки Ингигерды и в библиотеке Ярослава – воину и королю нужно воевать. Ингигерда не позволяет ему взять с собой Магнуса – он еще ребенок, пусть остается здесь, в безопасности.

Олаф отправляется в Норвегию и там гибнет в битве при местечке Стикластадир. За него сражается часть норвежцев и шведы, против него - датчане Кнуда и часть норвежской знати. После битвы, в которой полегли почти все сторонники законного короля, на Русь бежит брат убитого Харальд Суровый, который, видимо, и принес Ингигерде и Магнусу горестную весть.

Конец истории.

Так было или не было?

Что у нас еще есть? Есть две висы, которые приписывают Олафу Харальдсону и одна из них точно обращена к Ингигерде. Висы – это (очень условно) стихотворное произведение из восьми строк, разновидность скальдической поэзии. В основном – кого-то (в том числе богов) прославляют. Подлинность вис вызывает сомнение в последнюю очередь. После всего. Почему? Вот смотрите: допустим, описывая жизнь Александра Пушкина, вы решили передернуть факты и написали, что он был женат не на Наталье Гончаровой, а на Анне Керн. И если источников о его жизни мало, или, кроме вашего описания, нет совсем, то кто же вас оспорит. Но предположим, что в ваш не слишком правдивый рассказ о биографии поэта вы решили еще и вставить стихотворение как бы Пушкина, которое вы же сами и сочинили. И вот тут-то специалисты по пушкинским стихам вас разоблачат вмиг. Потому что так, как Пушкин, не писали до него, да и после – в общем-то писали по-другому. Так же и с висами – они так удивительно уникальны и замысловаты, что их подлинность удостоверить проще всего остального, а «немножко подправить» почти невозможно.

У вис очень многослойное содержание, специально усложненный язык, витиеватый размер и нарочно запутанные синтаксические конструкции. В чем-то они напоминают ранне-средневековые алхимические трактаты (если кому-то доводилось читать хотя бы один подлинный отрывок). Переводить это невероятно трудно, а понять что там вообще сказано, еще сложнее. Например, воин в висе может называться «клен битвы», женщина «сосна наряда» или «рысь звона серег», а ворона – «чайка ран».

Этот бред, если не списывать его на употребляемые скальдами мухоморы, становится чуть более понятным, если сказать, что изначально у этой поэзии был очень четко выраженный магический аспект (как и у алхимии – еще одна параллель) – то есть сначала это был не просто «стишок по случаю», а вообще-то заклинание с подразумеваемым прямым действием. В древней Исландии, насколько я сумела понять, сочинение нидов (хулительная виса) и мансёнгов (любовная виса) вообще было под запретом и каралось по закону (по всей видимости, считалось просто колдовством – проклятием или приворотом соответственно).

Стоили висы очень дорого, в сагах описаны случаи, когда за вовремя сказанную вису человеку дарили сокровища иили жизнь.

Так вот, две висы Олафа Харальдсона.

Они мансёнги.

Первая такая (надо понимать, что все переводы условны):

«Я, красивый, стоял на кургане и смотрел на женщину, как ее нес на себе конь; прекрасноокая женщина лишила меня моей радости; приветливая, проворная женщина вывела своего коня со двора, и всякий ярл поражен ошибкой».

Это «мигрирующая виса» - ее авторство известно и никем не оспаривается, а вот контекст произнесения варьируется в разных сагах. Первый вариант – виса относится к Ингигерде, которая куда-то отлучается по своим делам во время их новгородского совместного житья. Второй вариант – виса относится к Астрид и тем временам, когда разгневанный Олаф Харальдсон собирался объявлять Швеции войну, а она приехала и уговорила его со Швецией не воевать, а на ней – жениться.

Я сама за второй вариант. В этой висе нет напряженных чувств, она (для висы) скорее простовата. И такая слегка разочарованно-самоутешительная: я все равно красавчик, и ну что ж, не получилось прекрасноокой, и хорошей драчки со шведами тоже – пусть тогда будет политический союз и - приветливая и проворная.

А вот вторая виса:

«Прежде стояло дерево дорогое в вотчине ярла, в цвету совершенно зеленым — как это знали в любое время года жители Хордаланда. Теперь вдруг все дерево скамьи, украшенное листвой, поблекло от слез Фрейи. У липы головного убора есть земля в Гардах».

Как говорится, почувствуйте разницу. Кажется, что человек, это сказавший, слегка даже запинается от едва сдерживаемых слез.

Дерево прекрасное и зеленое в любое время года – мое, и все это знают. Но боже мой – что вдруг случилось?! Слезы Фрейи – это скорее всего (по известным скальдовским кодировкам) золото. Сразу в двух смыслах, как и положено в порядочной висе – девушку продали за золотые перспективы союза с киевским князем, и прежде зеленое дерево в золоте – наступила осень. Осень жизни и осень чувств. Это точно Ингигерда (земля в Гардарике есть только у нее), казалось, все минуло навсегда, но вот они вновь стоят друг перед другом, уже не юные, трагические, в вихре осенних листьев и уносящих их в прошлое мятежных чувств…

Было или не было?

Осень в Ингерманландии (фотография моя)

Да какая разница! – скажете вы, - ведь все это было давно и скорее всего неправда, поросло травой и никакого следа после себя не оставило.

А может быть, все-таки оставило?

Генетика и модные нынче гаплогруппы. Вот здесь, подробно, от вполне уважаемого и обремененного всякими научными званиями товарища – весьма интересная гипотеза, касающаяся того, кем был Рюрик.

https://space-time.ru/…/d…/2226-7271provr_st3-21.2015.71/207

Часть статьи посвящена интересующей нас теме – а кем был Всеволод, один из детей Ингигерды, родившийся вскоре после отъезда Олафа Толстого из Новгорода? Всеволод – отец Владимира Мономаха, от него на несколько веков – основная ветвь русских верховных князей и царей. А что, если все они не ярославичи, а олафовичи? Согласитесь, что это несколько меняет наши представления об истоках русской государственности и о значении и последствиях всеми забытой романтической истории и возможной тайной любви Олафа Толстого и княгини Ирины-Ингигерды.

Так было или не было?

Мы не знаем и скорее всего не узнаем доподлинно никогда. Просто запомним их парой, в потоке истории. Олаф Толстый и Ингигерда Шведская. Возможно, именно ее именем назвали земли, на которых сегодня стоит красивый город Санкт-Петербург. Почему-то мне кажется, что он понравился бы им обоим.

Послесловие:

Про мирное "окно в Европу". Олаф Толстый считается святым и в православной и в католической традиции. Это за то, что крестил Норвегию, ну и вообще - мученик и все такое. Вот он в виде святого (уже похудел)

Ингигерда тоже известна как святая то ли Анна, то ли Ирина (там сложная история, не будем вдаваться)

Девять ее детей:

Изяслав Ярославич женился на Гертруде Польской, сестре польского короля Казимира I Восстановителя.

Святослав Ярославич был женат на австрийской принцессе,

а Всеволод Ярославич — на византийской царевне, дочери императора Константина IX Мономаха. 

Анастасия Ярославна, старшая дочь князя, вышла замуж за короля Венгрии Андраша I Белого. Елизавета Ярославна, вторая дочь, вышла замуж за норвежского короля Харальда III Сурового. Анна Ярославна, младшая дочь, вышла замуж за короля Франции Генриха I. 

Евпраксия, внучка Ярослава, стала женой германского короля Генриха IV.

 Также помним, что после смерти Олафа Харальдсона Ярослав с Ингигердой воспитывали Магнуса I Благородного, будущего короля Норвегии и Дании.

Неплохие связи  с Европой, не правда ли?

 

 

Комментировать Всего 19 комментариев
Завораживающая история

Катерина, большое спасибо за публикацию!

Отозвалось вот чем - несколько лет назад была в Кардиффе, столице Уэльса. В национальном музее был стенд с рунами , какими-то древними монетами, макет лодки норвегов или  исландцев, заходивших на британские острова ...меня этот стенд заворожил, как-будто что-то отдаленно знакомое показалось...

Прочитав вашу публикацию подумала, а вдруг и правда это был голос времен и земель..

Ингигерда и Олаф -они по происхождению кто ? Кельты или викинги ?

Да. Именно это. Вот иногда по какой-то воткнутой в ткань времени спице как будто пробегает оттуда электрически-исторический ток и достигает сегодняшнего дня. Ингигерда наполовину славянка наполовину шведка. А Олаф - норвег, то есть это германские племена, которые сами по себе составные.

Электрически-исторический ток

Вы знаете, я об этом совсем недавно думала, читая про технологии распознавания речи. Мы уже сейчас можем надиктовывать текст, а машина превратит его в письменный. Не за горами обратный процесс - машина будет нам читать тексты. Получается, что человечество возвращается к традиции устной передачи информации.. А в записанном виде она будет храниться на серверах..

Чем это не коллективное бессознательное?

Кто знает, может и в прошлом люди прошли такой же виток и вся история действительно где-то записана? А мы считываем её очень маленькими отрывками в такие моменты? 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Я, когда была моложе, представляла что время это не вытянутая ось а клубок ну как сворачивается нить белка или днк, то есть в нем есть еще уровни организации.  И вот в этом клубке рядом (только руку протяни!) могут оказаться очень далекие по линейному времени вещи. :)) причем я даже не помню я это прочитала где то или сама придумала на уровне подростковости ;))

Вполне возможно, по аналогии с часовыми поясами.. У кого-то прямо сейчас день, у кого-то ночь, в чьей-то жизни идёт война, а кто-то проводит медовый месяц... Вроде бы все проживают один и тот же день, но в разных пластах...

Я часто вспоминаю документальный фильм, про немецкую пару которая усыновила мальчика из Индии ещё в младенческом возрасте. Он всю жизнь прожил в Германии, женился на однокласснице и поехал с ней в Индию в свадебное путешествие. До этого он никогда ничего не спрашивал ни о матери, ни о своих корнях... Да его немецкие родители и не знали, кто его мать. Так вот в Индии, он вдруг заявил своей молодой жене, что он слышит, как его зовёт мать. Поменял весь маршрут поездки, и как гончая добрался до города, где он действительно родился!

После этого он стал сам не свой, стал давить на своих немецких родителей, чтобы они раскрыли место и людей от которых он был усыновлен.. Через суд в Индии потребовал раскрыть архивы родильных домов в том городе... Оказалось, что его отдал немцам родной дядя, но к тому времени он уже умер и парень так и не узнал где и кто была его мать. 

Но раскрыть всю эту цепочку ему помог голос, который его звал! До сих пор не могу без слез вспоминать эту историю

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

В юности мне довольно часто казалось, что удается краем глаза и чувства туда (в расположенную рядом нитку) заглянуть ;)) - поэтому в основном я любила путешествовать. Однажды стоанная история была в шотландском замке (теперь там отельчик). Мы с мужем приехали вечером ночевали в самом дешевом номере под крышей стучал дождь и я полночи рассказывала ему прихотливую историю кого то из прежних жителей замка - ну как мне показал ее соседний виток. Причем называла их по именам и в итоге получилось что она умерла а он уплыл в Америку. Муж благодушно выслушивал, привык к моим фантазиям. Утром мы пошли гулять и на кладбище было много могил с этой фамилией (хозяева замка), была с ее именем, с его не было. Потом муж спросил на рецепции и они подтвердили, что да был такой эмигрировал и сейчас там потомки живут даже приезжали как то в фамильный замок. Муж ооооочень удивился (интернетов тогда еще толком не было и по английски я не говорю и не понимаю - узнать ну никак и неоткуда). :))

Шотландский замок

Да, это невероятные, но в тоже самое время совершенно реальные волны информации...

В Германии есть телевизионная программа Галилео, об интересных научных экспериментах и открытиях. Помню сюжет, о людях, вспомнивших свои прошлые жизни. Некоторые, очнувшись, могли точно назвать страну, город, и побывав там - показать на дом, где они жили несколько столетий назад..

Откуда - то ведь к ним пришла эта информация! 

Катерина, я честно не знаю как ко всему этому относиться. Иногда мне кажется так, иногда эдак. Никаких реальных, безальтернативных доказательств "вспоминаний прошлых жизней" я никогда не встречала. Но то, что мир намного не столько сложнее (может быть наоборот проще), сколько многослойнее чем нам сейчас известно - это мне кажется практически наверняка. Мы с моей хорошей знакомой (она много лет живет в Англии) называем это феноменом "зайчика в кустах" - помните в детстве такие картинки из перепутанных линий и задание - найди зайчика! После того как зайчик увиден его уже невозможно "развидеть" но иногда даже точно зная чувствуя или предполагая что зайчик там есть - вглядываешься напрасно и увидеть его не удается.

Зайчик в кустах

Прекрасная метафора... В восточных философиях ум называют беспокойной обезьяной.. Медитация, как метод успокоения ума, действительно помогает снять пелену с глаз.. Но некоторые люди от природы более восприимчивы к тонким материям.

Не знаю, рождаемся ли мы с пустым мозгом или в нем уже есть какая-то программа, а значит и информация? 

Катерина, в мозгу до фига информации! Например, новорожденный цыпленок убегает и прячется от белого листа с нарисованным на нем черным крестом, а человеческий младенец выдает комплекс оживления на белый лист с нарисованнвм овалом и двумя черными кругами ;))) Другое дело что мы пока не очень понимаем как оно "записано"

Великий Кодер не выдает своих секретов просто так

Буду считать это утешением:))

А то мне всегда так жалко было ингерманландцев!

Но раз там такая Атлантида...

Никуда оно не делось:))

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Да! На долю практически любого этноса  выпадало множество испытаний, но то, что проделывали  с населением этой земли за последние три-четыре века мне кажется нетривиально в общем историческом потоке. Причем они сами то ни сном ни духом - только один ингерманландский полк образовали во времена Юденича да и там толком не смогли встроиться (уж больно белогвардейцы были бестолковой структурой).

Светлана (вкрадчиво), а может, если Вы когда то интересовались историей ингерманландцев, Вы напишете что нибудь про них  в мою группу про деревню Шепелево?;)))))) А то там уже много участников но почему то никто ничего не пишет....:(((((

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Я могла бы текст написать,

а с фото у меня не получается:((

Но материала  ОЧЕНЬ МНОГО!:)) Это долго делать.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Ну может быть какой нибудь один конкретный эпизод? (Я сама так и делаю). А фото в фб группы действительно можно вставить только в конце, а в текст никак - это минус фб нмв.

/Геройский викинг и король (пусть и несколько отяжелевший от пиров, как его прямой предок Харальд Прекрасноволосый, но - хорошего воина должно быть много) не мог не произвести впечатления на юную скандинавку/

Иван Иванович высокий, чернобровый,

Такой красивый и на вид почти здоровый.

А сапоги на нём шевровые,

А сапоги на нём почти что новые.

Да, да, именно так! Олаф реально воевавший (стена щитов и все такое) с тринадцати лет не мог уже ко времени сватовства немного не поизноситься. Но шрамы тогдашнего мужчину красили безусловно! А начитанность (достоинство Ярослава ;)) - тут все не так однозначно, если говорить о юных девах...;))

висы мне японскую поэзию напомнили

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Да! Видимо было что то в средневековом человеке (независимо от расы), что побуждало его высказываться именно таким образом. Причем не только японское - вот мое любимое из индийского:

- Огромная туча-кошка огненным языком лакает лунные сливки из ночной кастрюли небес...

И что поразительно - и у средневековых африканцев в рассказах их бродячих поэтов, мальчиков-гриотов было подобное...

все заставляет предположить что мы имеем дело именно с конвергенцией.