По независящим от меня обстоятельствам не состоялась поездка на выходные. Сижу дома в полном одиночестве (если не считать зверей, птиц и прочих гадов). Пришла на сноб. Объективно есть время что-нибудь написать. Написать то, что давно собиралась или то, что нужно, естественно - лень. Хочется быть, как все. Смотрю материалы. Есть вечные темы - кого, как и где угнетает режим и как тяжело и плохо жить в России. Не хочу. Есть веселый и правильный весенний тренд - праздники, путешествия, достопримечательности. Выбираю последнее - тем более, что недавно с Лизой Титанян говорили об этом месте в комментах к "Посиделкам".

Вдруг кому пригодится. Ведь почти каждый считает своим долгом хотя бы однажды посетить (показать детям, внукам и т.д.) Санкт-Петербург. И многим хочется еще чего-нибудь, кроме разрешенного Городом официоза. Хочется заглянуть внутрь, за красивый, но жесткий занавес, которым наш непостижимый Город и его окрестности прикрывают от "понаехавших" свое странное, слегка насекомое историческое подбрюшье. Прикоснуться к тайне, о которой вечно пишут в путеводителях, но которую практически невозможно почувствовать и разглядеть, бродя в разноцветной толпе среди стандартных бутиков Невского проспекта или фонтанов Петергофа, давно превратившихся в цитаты. Хотите? Добро пожаловать.

Имение "Сергиевка".

Дворец (завтрак на траве) и вид от дворца на залив.

Про этого Сергея толком никто и не помнит, однако название прижилось. Когда-то одним из  здешних участков владел несчастливый сын Петра 1 Алексей, потом еще много раз эта земля переходила из рук в руки, переживая все превратности российской действительности - кого-то из хозяев посадили, кого-то сослали, кто-то разорился, кто-то внезапно продал имение по дешевке своему начальнику (вариант коррупции?).

А потом в истории имения появился герцог Максимилиан-Евгений-Иосиф-Август Лейхтенбергский Князь Эйхштедтский. Никакого государства Эйхштедт никогда в природе не существовало, так что княжеский титул нашего персонажа сомнителен, но это уже превратности не нашей, а европейской истории - Максимилиан был внуком Жозефины, сыном Евгения Богарнэ и Баварской принцессы. А вот титул у его невесты Марии Николаевны был самый настоящий и самый блестящий – она была любимой дочерью Императора Николая I Павловича.

Право, ее было за что любить.

Посмотрите, какая она была красавица, не правда ли?

Должна была состояться свадьба. Николай самым естественным образом хотел сделать дочери подарок. «Дачу сию жалую любезнейшей дочери Марии на вечное и потомственное владение» — так гласил царский указ.

Дворец, который возвели по проекту архитектора Штакеншнейдера (кстати, он же построил и Мариинский дворец в Петербурге, причем в Петербурге Мариинский дворец строили в 1839-1844 гг., то есть практически одновременно с дворцом в Сергиевке), поверьте, поистине великолепен, в ряду лучшего, что у нас вообще есть. Когда я была студенткой и проходила в имении практику по ботанике и зоологии беспозвоночных, он был темнолик и туманно-чертополохово романтичен. Сейчас его отремонтировали и ярко, почти ликующе покрасили. Думаю, что сейчас он ближе к задумке псевдо-князя Максимилиана - тот был все-таки немцем по воспитанию, президентом Академии художеств. Никаких облупившихся стен, лиловых чертополохов, филинов, вылетающих  в сумерках из разбитых слуховых окон, и прочей чертовщины!  Даешь "художественное гнездо",  дворец в стиле "неогрек" - подобный античной вилле, со сложной объемно-пространственной композицией, окруженный портиками и перголами. Для достоверности княжеского ощущения в стены дворца были вкомпонованы подлинные античные фрагменты, в том числе два мраморных портика. От дворца , через просеку с одиноким деревом, открывался вид на залив. У подножия террасы был разбит сад с большим фонтаном.

И еще много-много всего. 

По оврагу тек ручей. Из него очень красиво сделали каскад прудов, проток, водопадиков эт цетера (все их я когда-то прошла по-дуремарски,  с банкой и сачком, высоко засучив штанины, а то и просто ныряя вниз головой за каким-нибудь особенно ценным моллюском или личинкой). Плотины, мосты и мостики.

Плюс лестницы, гротики и беседки. Плюс из Германии Максимилиан понавез и установил в ложе оврага многочисленные статуи и небольшие "семейные" памятники. Ясно, что внук Жозефины и сын пасынка Наполеона, липовый князь и муж красавицы Марии не только создавал "художественное гнездо", биографию места, он создавал и обосновывал свою личную легенду...

А она (вот сюрприз!) тут уже была... До него, задолго...

 Мне кажется, что тридцать лет назад, когда я с головой познакомилась, она еще не так  вросла в землю, как сейчас. А у ее основания бьет родник.

Некоторые считают, что голова создана около на рубеже 18 и 19 веков по велению императора Павла I. Большой металлический шлем витязя крепился в отверстие на переносице. Отверстие мы все видим. А шлема не видел никто и никогда, по крайней мере, упоминаний нигде не сохранилось. А еще говорят, что это голова какого-то шведского короля, которую шведы когда-то тащили к морю на корабль, да не дотащили.

А еще есть легенда, что голову из огромного гранитного валуна высек работник Петергофской гранильной фабрики в память о Петре I, который из прихоти стал крестным кого-то из его детей (в общем, на Петра это вполне похоже). Зато точно известно, что в июле 1818 года молодой Александр Пушкин со своим другом Раевским-младшим побывал в тенистом овраге около «спящей» головы. Все узнали сюжет из «Руслана и Людмилы» (поэма была завершена через два года после этой встречи)?" 

Парк ландшафтный. Волнителен и прекрасен в любое время года.  Весной он хрустально прозрачен, осенью - таинственно-сытен. В нем есть все, кроме толп народа. В ручье водятся крохотные форельки и прячущиеся в песок личинки миног (кто их видел?). Многомерные пруды завораживающе похожи на известную гравюру Эшера. В них плавают утки, серебряные плотвички с оранжевыми глазами, березовые сережки или разноцветные опавшие листья.

 

Из оврага в любое время года наползает туман. В нем бродят тени печального Алексея, безутешного князя Лейхтенбергского (красивая Мария довольно быстро стала изменять ему со Строгановым, за которого сразу после смерти мужа и вышла замуж), Пушкина с Русланом, шведов с веревками, потерявших своего короля, гранильщика, породнившегося с императором... 

Сейчас в здании дворца и на окрестных землях расположен БиНИИ (биологический институт), в котором и прошли одни из лучших дней моей юности. Ниже - две страницы из моего студенческого альбома, посвященного той самой практике (юная я рядом с желтой мышкой).

 

 

 Еще месяц полтора и опять, как и тридцать лет назад в старом парке начнется практика - новые студенты, будущие биологи будет бродить с сачками вокруг спланированных приемным внуком Наполеона прудов и курослепом заросших лугов и рассматривать под бинокулярами и зарисовывать выловленных в ручье сикарашек. Я думаю, что это очень правильно, и я, мысленно, из своей юности, передаю им привет и желаю непременной удачи. Почему-то мне кажется, что и князь Максимилиан, и неистовый Петр (который, как всем известно, любил науку) и даже печальный Алексей со мной солидарны... 

  Сергиевка, берег залива, 1981 год...