Так случилось, что я оказался свидетелем и в каком-то смысле даже участником финальной стадии переговоров о документе, смысл которого заключается в переносе субботнего митинга на Болотную площадь.

Ни для кого не секрет, что есть группа журналистов и редакторов разных московских изданий, которые на протяжении нескольких последних дней активно обсуждает митинги и находятся в непосредственном контакте с их организаторами. Вчера ночью выяснилось, что нужно немедленно отправиться за документом о переносе субботнего митинга, и я вызвался сопровождать в мэрию Владимира Рыжкова. Мне показалось, что будет полезно, если от нашего журналистского сообщества там будет какой-то представитель. В интернете много сомневающихся в подлинности и правомочности этой бумаги. Так вот, я лично присутствовал при ее составлении и подписании. По форме это предложение мэрии Москвы, адресованное организаторам митинга: провести мероприятие в количестве 30 тысяч человек на Болотной площади, при обязательстве обеспечить митинг всем необходимым для соблюдения порядка и спокойствия граждан.

Я считаю, что такой документ — это колоссальный успех. Московские власти согласились — пока просто под впечатлением от устрашающих цифр в социальных сетях — на то, о чем с ними несколько дней назад даже невозможно было разговаривать: под стенами Кремля разрешен 30-тысячный митинг (это в сто раз больше, чем ранее оговоренное количество). И разумеется, эта цифра означает, что никакого численного ограничения у митинга нет: никто не станет считать эти тысячи людей. Более того, нет и ограничения на мощность световой и звуковой аппаратуры, а, по по моим сведениям, в этот раз все будет устроено чрезвычайно эффективно и мощно. Так что субботний митинг на Болотной получил максимально благоприятные условия из всех возможных. Я считаю, московские власти идут на очень разумный компромисс.

Однако существует одна очень большая опасность. Она заключается в том, что какое-то количество людей — тех, кто что-то не услышит, не поймет, спутает, куда именно их зовут, — несомненно, окажется все-таки на площади Революции, по прежнему адресу митинга. Этих людей встретит там группа «профессиональных революционеров», которых в этой истории интересуют главным образом мордобой и насилие. Прежде всего, это Лимонов со своей привычной компанией. Они немедленно попытаются всех этих людей, пришедших на площадь Революции, объявить «своими» и втянуть их в свою свалку. Я бы настоятельно советовал всем, кто окажется в субботу на площади Революции, задуматься: хотят ли они проливать кровь? Готовы ли они нести ответственность за нее?

Практика показывает, что можно собрать в одном месте и 30 тысяч, и 50, и 200 тысяч (вспомните конец 80-х, начало 90-х годов), и это окажется совершенно безопасным событием. Но только если люди на митинге ведут себя разумно и не провоцируют насилие. А я, несомненно, вижу у этого митинга лидеров, которые хотят мордобоя и смертей. К сожалению, это не один Лимонов. Экстремисты и просто сумасшедшие есть и справа, и слева. Им кажется, что без крови как-то неинтересно. Они это называют «у нас есть яйца». А мне бы хотелось видеть, что у них есть прежде всего мозги.

Я очень боюсь, что мы увидим завтра людей, которые попытаются увести этот второй митинг в какой-нибудь поход или на какой-нибудь штурм. Они уже предлагают собраться на площади Революции, и только потом через Красную площадь отправится на Болотную площадь. Это и есть обман и провокация.

Московские власти и полиция сегодня заверяют нас, что тех, кто окажется на площади Революции просто по незнанию, никто не тронет. На это у организаторов митинга есть личные гарантии начальника главного управления МВД по Москве Владимира Колокольцева. Им покажут, куда идти, похоже, что мэрия даже организует автобусы-шаттлы до Болотной площади. Никто не будет препятствовать и тем, кто просто пойдет пешком из точки А в точку Б. В этом нас много раз уверяли сегодня. Это было условием переноса митинга. Но если по дороге кто-то попытается устроить акцию с воплями и битьем стекол, этого полиция, несомненно, не допустит. Люди, которые будут провоцировать демонстрантов на акции по дороге на Болотную, возьмут ответственность на себя за ту кровь, которая там, несомненно, прольется.

Но давайте не будем за всеми организационными сложностями забывать, про что, собственно, этот митинг. На Болотной площади соберутся те, кто требует новых, честных выборов, кто не смирится с тем, что их голос 4 декабря был украден. И я хотел бы обратить всеобщее внимание на то, что это будет не последний митинг. Этот митинг первый, а за ним последуют многие другие. И очень важно, чтобы он прошел так, чтобы произвести сильное впечатление на тех, кому он адресован. Пока что они испугались только цифры в «Фейсбуке». Хотелось бы посмотреть на их реакцию, когда они увидят живых, настоящих людей, собравшихся для того, чтобы сказать им, что они не согласны с обманом и фальсификациями.

На этом митинге будут не только профессиональные политики, которых мы уже наслушались. Среди выступающих будет значительное количество свежих, неожиданных для митинга лиц. Будут и писатели, и актеры, и журналисты. Вот Борис Акунин не выдержал сегодня, собрал утром чемодан и поехал из своей французской деревни выступать на митинг.

У всех у нас есть одна совершенно ясная проблема: мы стали свидетелями невыносимо подлого отношения власти к обществу. Воровство происходило прямо у нас на глазах. Ложь стала обычной политической практикой. Так что наша позитивная программа пока совсем простая: уберите врунов и не мешайте нам выбрать честных.

Причем дело не только в голосовании и подсчете результатов. Предстоит начать сначала весь избирательный процесс, начиная с регистрации участников. Предстоит сменить всех, кто был причастен к организации прошлых выборов, включая людей из Министерства юстиции, судей и прокуроров, чиновников всей избирательной вертикали — от участков до ЦИКа. А многим из них предстоит и пойти под суд. Вы хотели позитивной программы? Вот она.