Все записи
16:30  /  29.11.13

14334просмотра

Напиться, чтобы стать добрым

+T -
Поделиться:

 

В среду я был на большом ежегодном благотворительном аукционе, который организует маркетинговое агентство Action в поддержку Центра лечебной педагогики (в центре оказывают разностороннюю поддержку детям с нарушениями развития). Было больше 250 гостей, удалось собрать 7% от годового бюджета. Чтобы ЦЛП мог собрать остальные деньги, что-то радикально должно измениться в том, как каждый из нас (начиная с меня) обустраивает отношения с собственными инстинктами. Я бы назвал это дисциплиной; это довольно сырая мысль, и я буду рад, если вы поможете мне ее доформулировать.

Почему-то, чтобы сделать хорошее дело большой группой людей, обязательно нужно сделать с каждым из них что-то очень странное; врагу не пожелаешь. Вот, допустим, благотворительный аукцион. Нужно договориться между собой, что мы оденемся в такую одежду, которая меняет наши естественные контуры, соберемся такой большой группой, что не сможем друг друга ни слышать, ни понимать, съедим так много еды, выпьем столько вина, и ляжем так поздно, что будем плохо себя чувствовать. Увидим, что на продажу выставлено множество предметов, и захотим их иметь (hoarding); начнем соревноваться друг с другом (gambling).

И тогда случится волшебство. Ведь если бы мы провели этот вечер в друзьями или с детьми, или одни; были бы одеты просто, ели бы умеренно и с радостью, дышали бы и слышали свое дыхание; убрались бы в квартире и выбросили бы (или раздали) лишние вещи — то вряд ли бы мы нашли время или вообще подумали о том, что вот надо бы отдать ЦЛП 5 (или 100) тысяч рублей или даже просто 100 рублей. А так — вся эта большая группа людей, подхваченная единой волной совместного намерения, будто лососи на нересте (как зоолог считаю лестным это сравнение с одним из значительных явлений природы), начинает метать икру, то есть создает гигантскую поддержку для очень хорошего и важного дела; без этой поддержки дело бы загнулось.

Или, например, премии. Группа умных и творческих людей должна сгрести в кучу работы других умных и творческих людей. Каждая — своеобразная и талантливая, каждая — слабая и в чем-то неудачная. И вместо того, чтобы все просто радовались хорошему в этих книгах (и прощали — или не прощали — плохое), жюри должно идти в прокуренный ресторан, опять же объедаться и пить, спорить друг с другом — причем всерьез, до хрипоты, потому что нужно единое решение (хотя и идея спора, и идея единого решения каждому члену в отдельности скорее чужда, и в обычной жизни он не ищет ни того, ни другого). И главное: выстроить эти книги по ранжиру (хоть кто-то в здравом уме делает так у себя дома?! типа, на полочке?). А потом — см. пункт первый: всех нарядить, собрать в толпу, обкормить и опоить, и сделать очень примитивный и архаичный жест, а именно назначить Победителя. Это всегда и несправедливо, и близоруко, и всегда так или иначе выходит боком: то выяснится, что победитель, может, и неплохой пианист, но совершил ужасный поступок; или что жюри обидело хорошего конкурента, а лауреат взял и умер в день объявления премии — эх, знать бы заранее, дали бы второму.

И вот, когда премия будет вручена, случится чудо. Вдруг вся пресса заговорит о науке (если это Нобелевская); или вдруг вся блогосфера бросится обсуждать происхождение человека, и тираж книги никому неизвестного палеонтолога будет раскуплен за неделю. На фуршете в душном, переполненном людьми фойе театра среди пьянства и нездоровья будет создан коллективный импульс большой силы, который распространится среди огромного количества людей и даст им доступ к замечательной одухотворенной продукции, которая изменит их жизнь к лучшему.

Почему у нас нет этого доступа просто естественным образом? Почему мы не жертвуем деньги каждый по чуть-чуть и часто? Почему не ищем сами хорошие книги и не ходим на лекции ученых? Почему для рождения общественного импульса (продолжу параллель: как для начала роения у общественных насекомых, которые могут 17 лет жить одиночно, но вдруг в одночасье образуют огромный рой) нужны условия, прямо противоположные по сути той материи, которую мы хотим соткать?

Или на самом деле этот доступ есть? Вот, например, сотрудник хосписа Лида Мониава пишет в своем фб и просит у читателей подарок на свой день рождения. Просит чтобы 29 ноября каждый дал бы (а лучше — собрал бы) хоть немного денег, чтобы спасти жизнь ее подруге, девочке Насте, которая борется с раком, и шансы есть только в Лондоне. Кажется, собирают быстрыми темпами; вы дадите?

Или вот Андрей Лошак и его оператор встают в 2 утра, едут в Ногинск и снимают на фотоаппарат семиминутный фильм «Мама Максима», невероятной силы. Фильм о маме, которая встает в 5 утра, чтобы отвезти мальчика Максима на занятие в Центре лечебной педагогики. За несколько лет таких поездок Максима научат стоять и держать внимание дольше 10 секунд (дорога в два конца: 6 часов). Пока он не умеет ни того, ни другого; мама любит Максима и говорит: «Это солнечный зайчик, который скачет куда захочет... а я — за ним».

Андрей Лошак выкладывает фильм в youtube. Под роликом линк на страницу сайта ЦЛП с банковскими реквизитами. Переведете им прямо сейчас, чтобы такие семьи могли продолжить занятия?

От чего зависит наша внутренняя дисциплина? Когда мы не будем нуждаться в таких архаичных формах стимуляции, как аукционы и премии? Что может прийти им на смену? Я не могу сформулировать этот вопрос точнее, но чувствую, что здесь есть что-то важное. Поэтому я иду по ссылке и даю. Сейчас скажу честно: по 300 рублей каждому. Моя идея в том, что для формирования твердого навыка, дисциплины, нужно иметь твердый минимум, зато исполняемый железно: ежедневно, например.

Если найдется способ себя натренировать, то жизнь изменится радикально: ведь если каждый улучшится чуть-чуть, потенциал у суммы наших усилий будет неимоверно выше, чем то, что мы имеем сейчас.

Теги: как жить