Все записи
02:29  /  21.05.11

722просмотра

Бельгийская "Шанель" Лена и тенденции развития мирового капитализма

+T -
Поделиться:

На самом деле ее полное имя Магдалена Ван Марке, но она зовет себя Леной. И ей 70 лет.

– Я Лена Де Винне, – представилась я как обычно.

– Правда? И я Лена!

Именно так прозвучали первые фразы при нашем знакомстве.

– Ты почему Лена? Я – потому что Магдалена, но всю жизнь зову себя Лена.

– А я потому что Елена, но всю жизнь зову себя Лена.

И сразу стало очевидно, что можно говорить обо всем на свете, не обращая избыточного внимания на то, что моя почти что тёзка – Президент совета директоров частной фирмы, в которой работает более полутора тысячи человек.

Два года назад, когда умер Ленин муж, унаследовавший семейный бизнес у своего отца, деловая общественность, знавшая, что Лена всю жизнь работала бок о бок со своим мужем, была уверена, что она отойдет от дел, передаст бизнес детям, которые являются совладельцами. Лена же удивила многих, оставшись Президентом совета директоров, взяв на себя работу мужу. И по сей день её единоличное решение является обязательным для исполнения.

Часто ли приходится ей пользоваться этим правом? Я не удержалась и начала её расспрашивать – каково быть Леной Ван Марке? «Власть – это в первую очередь ответственность». Прямо так, первым предложением – и в суть вопроса. Люди, обличённые властью, имеют права и обязанности. Я-то уже давно наблюдаю, как у тех, кто считает, что прав у них значительно больше, чем обязанностей, незаметно для них самих уходит почва из-под ног. А вслед за ней и та самая пресловутая власть.

«От нас зависит полторы тысячи человек – наших сотрудников. Не говоря уже о наших поставщиках и клиентах. Я иногда не нахожу себе места от раздумий, как правильно поступить – моя ошибка может дорого стоить большому количеству людей».

Мы с мужем оказались на конференции, организованной фирмой Van Marcke, поскольку они поддерживают UNICEF, и мы его поддерживаем. Помимо вопросов, связанных и основным бизнесом Van Marcke, несколько выступлений и секция на отраслевой выставке были посвящены тому, как современный бизнес должен участвовать в жизни и развитии общества. Вывод один – как в своих собственных направлениях деятельности, так и в социальных программах нужно ориентироваться на длительные перспективы, а не думать о сиюминутных выгодах. Частный бизнес, в отличие от акционерных обществ, имеет для этого реальные шансы — они смотрят в глаза своей правде, им не надо демонстрировать акционерам феерическую отчетность, правдивость которой подчастую можно подвергунть сомнениям, хоть она и отвечает букве закона. Van Marcke не просто поддерживает UNICEF, но и рассматривает возможность использования собственных знаний и ресурсов для организации в Африке строительства сооружений, необходимых для водоснабжения и поддержания гигиены – ведь с этим дела обстоят плохо.

Оригинальна ли фирма Van Marcke в этом подходе? Оказывается, специалисты в экономике уже задались этим вопросом – каковы перспективы капитализма в том виде, в котором мы его сегодня знаем: деньги-товар-деньги. Статья в январском выпуске HBR (Harvard Business Review) [Creating Shared Value. How to reinvent capitalism – and unleash a wave of innovation and growth (by Michael E. Porter, Mark R. Kramer)].

Вывод: мы движемся в направлении, когда экономические отношения будут выстраиваться в большей своей части на основании обмена продукцией компании – товарный обмен – что приведет к новой концепции стратегического бизнес-партнерства и соответствующих value chain; без этого невозможно будет обеспечить длительное присутствие на рынке.

Мне очень понравился пример мексиканской фирмы, работающей с недвижимостью. Фирма строит дома, остается их владельцем и сдает их в аренду. С течением выплат аренды клиенты накапливают и капитал, который позволяет им позднее выкупить дом, который они арендуют. Казалось бы, ничего оригинального, ведь покупка дома с ипотекой – по сути такие же отношения «собственник-клиент» с банком. Но это не все. Если клиент хочет переехать (в другую часть города или страны), фирма (работающая по всей стране) помогает им найти варианты обмена – и при аренде, и при покупке-продажи. Работает эта фирма с целевой демографией «до среднего уровня достатка», то есть в большинстве своем это люди, которым банки не дадут ипотеку. Другими словами фирма поднимает уровень жизни рядовых мексиканцев. Они не поддерживает и не финансируют никакие благотворительные организации, а просто ведут бизнес таким образом, что очень модное до недавнего времени понятие CSR (Corporate Social Responsibility) перевоплотилось в более актуальное сегодня CSV (Corporate Social Value). Сравните это с американской системой ипотечного кредитования, которая сыграла не последнюю роль в мировом финансовом кризисе. Те самые банки регулярно выделяют немалые суммы на различные социальные программы. Только вот свой основной бизнес они выстраивают таким образом, что капитализм в том виде, в котором мы его сегодня знаем, выглядит как успешный общественный строй по меньшей мере неубедительно.

Об этом, и о многом другом поговорили мы с Леной за три дня конференции. О другом расскажу отдельно, а о новейшем капитализме могу сказать, что у меня от разговоров с Леной и ее дочкой, супер-бизнес-леди Каролин восстановилась вера в то, что мир пока еще не окончательно катится в тар-тарары, и что среди людей, от которых реально что-то зависит, есть такие, кто в первую очередь думает о глобальных долгосрочных последствиях своей деятельности, и лишь во вторую – о текущем плюсе на балансе.

А еще Лена была единственной на своем курсе женщиной на политехническом факультете университета Лёвена (в те времена в Бельгии женщины на инженеров не учились). Она – воплощение элегантности, благородства, а главное бесконечного спокойствия. Мудрые, открытые на мир глаза человека, который много пережил и многого достиг. Глядя на нее непроизвольно начинаешь обещать себе похудеть и выправить осанку. Вот и пришло на ум определение «Бельгийская Шанель». Кстати, поговорив с ней хочется не только приодеться, но и сделать мир лучше.

===

Это перепост моего блога на Эхе Москвы

Комментировать Всего 15 комментариев

Очень заинтриговала фраза - "Вывод: мы движемся в направлении, когда экономические отношения будут выстраиваться в большей своей части на основании обмена продукцией компании – товарный обмен – что приведет к новой концепции стратегического бизнес-партнерства и соответствующих value chain; без этого невозможно будет обеспечить длительное присутствие на рынке."

Я не мею экономического образования, но Егор Гайдар в свое время говорил, что бартер чуть не погубил российскую экономику, это в те времена, когда вагон сахара меняли на вагон пуховых одеял....

Так как государство не собирает налоги сахаром и одеялами, а каким образом формировать бюджет, платить зарплаты бюджетникам, пенсии, стипендии и прочие соцвыплаты?

Юлия, мне уже на Эхе аналогичный комментарий написали - я плохо объяснила. Я так для себя примитивно поняла, что речь идет не обмене бананов на тапочки, а о выстраивании стратегических партнерских цепочек, которые необходимы для end-to-end service и обеспечат длительное присутствие на рынке.

Вопрос развития капитализма, безусловно актуален. Хотя бы потому, что он явно пребывает в кризисе. Но этот вопрос – часть более глобального вопроса. Уже достаточно распространено мнение, что передовое человечество погружается в глобальный мировоззренческий кризис. Ему даже придумали название – кризис христианской цивилизации. Тогда как на самом деле имеет место кризис материалистического мировоззрения и производных от материалистической парадигмы идеологий – либерализма, социализма, социал-демократии т.д. А так как мировоззренческие учения представляют собой лоции для элиты, разочарование в них имеет следствием потерю ориентации – как ценностной, так и целевой. Так что корень проблемы – потребность в новых представлениях о мире и, применительно к человеческой деятельности, смыслах. И здесь уже явно видны проблемы того же капитализма. Точнее, необходимость пересмотра его смыслового содержания.

В либерализме, как главной идеологии капитализма, цель экономической деятельности состоит в получении прибыли. Еще А.Смит сформулировал представление о том, что предпринимателем движет исключительно алчность. Соответственно для бизнесменов предназначение экономической деятельности – это способ обогащение.

В то же время сегодня уже, безусловно, очевидно, что деятельность предпринимателей создает в составе мироздания искусственный мир, состоящий из товаров, как искусственных сущих, и услуг, как искусственных процессов. И все, что окружает современного человека, создано предпринимателями. За исключением, разумеется, общественных институтов и права – искусственный общественный мир создают политики.

Так что, к примеру, мир сделал чище не тот, кто изобрел мыло, а тот, кто организовал его производство. Соответственно, смысл экономической деятельности состоит в реализации предпринимателем своего созидательного потенциала. А результат – развитие искусственного мира. В то время как прибыль – это лишь ресурс, который позволяет предпринимателю выполнять свое предназначение.

Это, кстати, подтверждается и социологическими исследованиями. Так в Англии лет двадцать назад провели исследование малого бизнеса – выясняли, что ими движет. Так вот, только 26% назвали основным мотивом получение дохода. Остальным нравилось заниматься бизнесом. То есть, нравилось изменять мир.

По либерализму (и доминирующему в общественном сознании мнению) получается, что порок (алчность) создает искусственный мир. Но порок может создать только порочный мир. Так что если создаваемый капиталистами искусственный мир относительно порочен, значит, его создают не только алчные бизнесмены, но и стремящиеся к созиданию совершенного мира.

Сегодня законодателями в бизнесе являются алчные предприниматели. А общество пытается их только сдерживать – ограничивать и ставить в рамки. Если же изменить представление общества о сути экономической деятельности, поддержку общественного мнения получат другие по качеству бизнесмены. И тогда они станут законодателями в бизнесе. В результате обществу не нужно будет их сдерживать – только согласовывать ориентиры. А результаты экономической деятельности станут гораздо более совершенными.

Так что изменение смыслов может кардинально изменить не только капитализм, но и общество в целом. Вроде бы немного нужно – всего лишь признать, что А.Смит был не совсем прав. Точнее, был прав только в отношении части предпринимателей. Тогда как другая часть занимается совсем другим делом. И новый капитализм должен стать капитализмом не первых, а вторых.  

Спасибо, Михаил!

А как Вы считаете:

1) Действительно ли в западном мире царит либерализм?

2) Возможно ли в реальности такое положение в обществе, когда у политиков не будет необходимости выстраивать свои программы вокруг текущих популистских обещаний, а принимать во внимание долгосрочные перспективы? Ведь текущий популизм тоже завязан на материальное благополучие.

1.    Елена, в чистом виде либерализм на Западе не встречается. Почти в чистом виде он до 30-х годов ХХ века царил в США. А сегодня нужно говорить о социализированном либерализма в англо-саксонском мире. И о либерализованном социализме в остальных развитых странах. Так что в развитых странах сегодня доминируют «синтетические» мировоззренческие учения – содержащие положения обеих материалистических идеологий. Различия только в доминировании тех или иных представлений. Что и определяет различие между капитализмом образца, с одной стороны,  США и Англии, с другой стороны, Франции, Австрии, Швеции и др.

Нужно понимать, что либерализм, это, по сути, «теория свободы», тогда как социализм – это «теория справедливости». Так что классические материалистические идеологии отражают обе основополагающие человеческие ценности – свободу и справедливость. Общество и люди не могу существовать и без свободы, и без справедливости. Потому что свобода обеспечивает обществу и его гражданам возможность развития, а справедливость – возможность им устойчивого существования. Поэтому противостояние на протяжении XVIII-XIXвеков либерализма и социализма к середине ХХ века закончилось, по сути, их конвергенцией.  

2.    Политический популизм стал доминировать в развитых странах только в последние десятилетия. Тогда как раньше он был лишь одним из тактических приемов разового характера. Потому что был способен обеспечить только краткосрочный выигрыш. Тогда как в целом политики строили свои программы в направлении долгосрочных целей. Последние примеры – деятельность консервативных политических сил во главе с Рейганом в США и во главе с Тэтчер в Англии. Причины перехода политиков Запада к политической суете я вижу в мировоззренческом кризисе. Последнее столетие западные политики имели в своем распоряжении две глобальные цели, на достижение которых они ориентировали свои политические программы. Первая – конкуренция с СССР и соцлагерем, вторая – создание государства всеобщего благоденствия. Сегодня этих целей они лишились. И в материалистических идеологиях, как лоциях общественного развития, политики не могут найти новые глобальные цели. По причине устаревания идеология – им все-таки уже больше трех веков и потому они описывают фактически уже исчезнувший общественный мир. Что делает капитан, когда приходит к выводу, что имеющаяся у него лоция устарела? Кладет корабль в дрейф. И начинает занимать экипаж мелкими делами в ожидании получения новой лоции. Так же ведут себя и западные политические силы. Хотя сегодня, напоровшись на риф мирового экономического кризиса, в основном занимаются заделыванием пробоины и откачкой из трюма воды. То есть, занимаются интенсивной, но, тем не менее, тоже суетливой деятельностью. А потому тем более не думают о стратегических целях. Так что пока западные политики не решат проблему идеологического обеспечения своей деятельности (кардинально модернизируют старые идеологии или создадут новые) и, как следствие, не получат адекватные современным условиям лоции общественного развития, политическая суета и сопровождающий ее популизм будут продолжаться. А политики и дальше будут мельчать.

Теория свободы vs теории справедливости - невероятно интересное противопоставление! Получается, что в средней-северной Европе уже давно развитой социализм. А победил он потому, что политики свалились в популизм - ведь справедливость воспринимается многими как уравновешенный комфорт. То есть я загнала себя в логический тупик - с одной стороны без суетливой политики нам не выйти из кризиса, а с другой стороны получается, что именно благодаря этому явлению мы вышли на нынешний уровень.

То есть получается, начало было правильное, но из-за интертности-ленности-закрытости мы застряли в собственном успехе, которые становится причиной нынешнего торможения?

Капитализм просто пережил свой успех. И перешел в состояние стагнации. Причина – отсутствие грандиозных целей. Только в ответ на их формулирование появляются выдающиеся деятели, способные организовать и возглавить их достижение. а так на арене начинают править бал середнячки – наступает время бушей, блэров, саркози, берлускони и пр. Они ведь больше подходят для достижения тактических целей – ситуационных. В отличие от глобальных целей  ситуационные минимально рискованные и не требуют ни высокого уровня консолидации общества, ни особого напряжения его сил. И вместо борьбы за разные цели развития и пути их достижения элиты начинают бороться лишь за место во власти. А для этой борьбы популизм – самое простое и эффективное средство.

Чтобы новые глобальные цели появились, требуется искать новые смыслы – новые представления о смысле жизни, деятельности, развитии. Естественно, не просто новые, а обязательно адекватные современному уровню развития европейской цивилизации. Не думаю, что удастся выкрутиться, перелицовывая старые понятия. Как в приведенном Вами примере с заменой «товар-деньги-товар» на «товар-товар». Понятно желание исключить из отношений деньги, которые уже превратились в полное безобразие. Но, наверное, разумнее не упрощать механизмы обмена, а ограничить возможности недобросовестных субъектов их портить. Законодательно это вряд ли можно сегодня сделать – современные власти неспособны противостоять влиянию финансового лобби. Но вполне можно добиться этой цели через соответствующее изменение общественного мнения – внедрения новых представлений о предназначении денег. После этого общественное мнение заставит власть изменить денежное обращение таким образом, чтобы оно не развращало общество, а выполняло положенную ему техническую функцию в процедурах обмена. А то ведь деньги превратились фактически в символ капитализма. Тогда как капитал – это не деньги, а производительный ресурс, величину которого деньги лишь измеряют.

К слову, аналогичный по масштабу мировоззренческий кризис европейская цивилизация переживала первый раз на рубеже новой эры (II век до н.э. – IV век н.э.), второй раз – в XVII-XVIIIстолетиях. В первом случае из кризиса европейскую цивилизацию вывело христианство, во втором – материалистические идеологии. Поэтому я и считаю, что европейским интеллектуалам нужно заниматься мировоззренческим поиском, аналогичным тому, который европейские мыслители осуществили три века назад, а греческие философы – 17 веков назад. Это более актуально сегодня в сравнении с поиском бозонов и прочим нанонизмом. Вот только мыслителей пока не видно – одни высокоинтеллектуальные говоруны.    

Михаил, мне очень нравится все, что Вы говорите. А какие бы Вы практические шаги посоветовали? Как можно "объяснить" "населению", что поплистские шаги им глобально не на пользу?  Какие бы вопросы задали такой группе потенциальных мыслителей, которые могли бы переформулировать основные постулаты развития общества, чтоба оно вышло из стагнации и шагнуло вперед?

Как говорил О.Генри в романе «Короли и капуста», спрос создать нельзя – можно создать условия, которые вызовут спрос. Так же и с общественным сознанием – чтобы оно восприняло какие-то новые ориентиры, его нужно сначала соответствующим образом перестроить. Чтобы оно могло видеть эти ориентиры.

Проблема мировоззренческого кризиса состоит не только в том, что общество потеряло ориентацию, но и в том, что оно неспособно воспринимать другие ориентиры. Компьютер – аналог разума человека. По сути, в своем информационном содержании разум состоит из картины мироздания (базы данных) и этики, как набора моделей действий в этом мироздании (программного обеспечения). У большинства граждан развитых стран, осознанно или интуитивно, в картине мира имеется представление о власти, функция которой в конечном итоге состоит в создании «государства всеобщего благоденствия». Именно этого от власти ждет большинство и потому оно положительно воспринимает популизм. Сегодня уже очевидно, что создать на земле «царствие небесное» невозможно. Значит, нужно разрабатывать и внедрять в картину мира более разумные представления о сущности общества и общественных отношениях, в которых и у власти, и у граждан будут несколько иные права и обязанности. И, главное, цели их деятельности. Тогда общественное сознание будет ориентировано на другие цели и не будет положительно воспринимать популистские обещания. 

Например, сегодня в общественном сознании развитых стран доминирует материалистическое представление о том, что все люди являются людьми. А так ли это на самом деле?  Ведь в любом обществе есть люди, которые только внешне похожи на людей, тогда как на самом деле являются полулюдьми – животными в человеческом облике. Ведь тем же насильником руководит не разум, а инстинкты. У него, конечно, есть разум, но командует им все-таки инстинкт.

А есть люди с извращенным сознанием – паразитирующие на обществе. И что, все они должны иметь равные права в общественных отношениях? Наверное, так не должно быть. И соответствующие представления материалистических идеологий нужно изменять. Но как? Нужны новые представления о сути общественных отношений, о том, кто и как в них должен участвовать. На каких правах и условиях. Логично, чтобы полноценными субъектами общественных отношений были только полноценные люди.  Но при этом и для людей-животных, и для людей-паразитов тоже будет сохраняться право на существование. То есть, нужна компромиссная модель сосуществования их и людей – одновременно и прагматичная, и гуманная. Это вопросы не для политиков и политологов – для мыслителей. А их для начала нужно найти. И отправить в мировоззренческий поиск.

Самый большой вопрос – сущность свободы и справедливости. В чем их смысл и общественное предназначение? До сих пор ясных представлений на этот счет нет. Это главные человеческие ценности или условия среды? Они представляют собой две стороны одной медали или это антагонисты. Я, к примеру, считаю, что это главные ценности в виде условий среды и при этом антагонисты: по сути, свобода – это несправедливость, а справедливость – это несвобода. Но если это так, и они являются основополагающими ценностями, то их как-то нужно развести в обществе по разным территориям. Чтобы они не уничтожали друг друга. 

И таких важных вопросов достаточно много. Например, какими должны быть критерии эффективности бизнеса в современных условиях? До сих пор главными критериями являются количественные – кто больше сделал, тот эффективнее. Потому что для всеобщего благоденствия нужно всего очень много. Так что чем больше бизнесмен выдает «чугуна и стали», тем он эффективнее. Наш собственный пример демонстрирует, что это далеко не так. Опять же, о том, что количество не главное свидетельствует и опыт Японии, экономика которой уже полтора десятилетия не растет, тем не менее, японское общество и процветает, и развивается. Может, пришло время на первый план поставить качественные критерии?  И считать более эффективной ту экономическую деятельность, которая делает мир совершеннее? Такая рокировка потребует существенного изменения всего управления экономической сферой.

Или вопрос социальной ответственности бизнеса. В чем ее суть? В том, чтобы бизнесмен «с барского плеча» что-то дополнительно давал сотрудникам и обществу, или в том, чтобы в результате его деятельности общество становилось совершеннее? Это же вопрос о том, кто на самом деле предприниматель – барин-эксплуататор или созидатель? Как говорят англичане, если человеку тысячу раз  сказать, что он свинья, то на тысячу первый раз он в ответ захрюкает. Так может пора перестать говорить бизнесменам, что они кровопийцы и эксплуататоры, а начать говорить, что они созидатели. Как утверждает пословица, со временем бизнесмены в массе станут совсем другими людьми.

Или проблема информации. Точнее, прав собственности на нее. В материалистическом мировоззрении информация – свойство материи. Соответственно, неотделима от своего носителя. Как цвет помидора неотделим от самого помидора. И для массового сознания понятно, что нельзя красть бумажную книгу, и непонятно, почему нельзя копировать ее содержание. Как следствие, для массового сознания принцип «не укради» не распространяется на информацию. Но ведь уже очевидно, что информация является самостоятельным сущим. Потому что создается, тиражируется, продается. И пока у массового сознания не будет изменено материалистическое восприятие информации, борьбу за интеллектуальную собственность не выиграть.

Мало того, вопрос информации – едва ли не главный вопрос бытия человека. Потому что в материализме разум – функция материального мозга. Так что гибель мозга автоматически означает гибель и его функции. Но если разум является самостоятельным информационным сущим, аналогичным информационному содержанию компьютера, для которого мозг выступает в качестве материального носителя, представление об обязательной гибели разума вслед за смертью тела становится совсем неочевидным. Как следствие, существующее десятки тысяч лет интуитивное представление о возможности «бессмертия души» получает право на существование не только для верующих, но и для рационально мыслящих людей, составляющих сегодня большинство обществ развитых стран. А это выход на новые представления о смысле жизни, предназначении человека, дальнейшем течении эволюционного процесса. Как результат – формулирование новых целей деятельности. И для общества, и для человека. А уже они востребуют для своей реализации новых по качеству политиков. И зададут новую ориентацию деятельности людей. Что в итоге и позволит передовому человечеству преодолеть нынешний глобальный кризис.  

Как видите, куда ни ткни, везде требуется кардинальное переосмысление доминирующих в современном развитом обществе представлений. Эту работу могут выполнить только мыслители. И так как исторический процесс протекает с большим ускорением, а интеллектуальный потенциал человечества неизмеримо вырос, нынешний кризис вполне возможно преодолеть за десять-двадцать лет. То есть, гораздо быстрее в сравнении с предыдущими аналогичными кризисами. Проблема лишь в том, как скоро элита развитых стран поймет, что организация мировоззренческого поиска – единственный способ преодоления нынешнего глобального кризиса. О том, что он реален она уже осознала. Но пока, похоже, рассчитывает обойтись без капитальной модернизации материалистического мировоззрения. Потому что слишком уж это сложно и рискованно. Так что вовсе не случайно спроса на мыслителей пока не наблюдается.

Сказанное относится только к современному западному обществу. В общественном сознании современного мусульманского, буддийского, коммунистического обществ доминируют другие представления. Соответственно, у них другие смысловые проблемы. Они, разумеется, есть, так как это воздействие современного мира, но иная основа мировоззрения требует иного переосмысления. В чем и состоит цивилизационное различие между всеми нами.   

P.S.

Лена, я тут вспомнил об одном сидетельстве на тему положения дел в западном обществоведении. И, на мой взгляд, объясняющем, почему западная цивилизация все глубже погуржается в мировоззренческий  кризис. Свидетельство принадлежит К.Свасьяну - известному нашему философу, который последние двадцать лет живет и работает в Австрии. Он говорил о положении дел в западной философии, но аналогичная ситуация имеет место и в остальных обществоведческих дисциплинах.   

«Современная философия – это закрытый клуб, который не имеет никакого отношения к науке. Он представляет собой чисто властную структуру на службе идеологических и политических стереотипов. Пирамида приблизительно такова: наверху немногие раскрученные звезды, ниже средний слой серой и намертво вцепившейся в стул профессуры, ну и в самом низу – те, кто в старых советских фильмах ранжировался по классу «в эпизодах». Механизм действия: звезды – какой-нибудь Хабермас или Брамарбас – выдают время от времени очередной дискурс (от латинского discurro: бегать туда-сюда), после чего на местах организуются семинары, чтения, круглые столы, обсуждения, курсы и прочая беготня. По сути это слабая, бледная копия с мира моды, эстрады или спорта. Наука, сделанная журналистами. Журналисты ведь фокусники в цирке социального. Из любой бездарности они в два счета состряпают вам идола, все равно – спортивного или интеллектуального. Вот, скажем, из футболиста Бэкхема они сделали суперфутболиста.»

Спасибо за продолжение разговора, Михаил!

Заметили, как интересно - вроде бы о важном, умном и интересном разговариваем. Но никого кроме нас двоих, увы, это разговор не заинтересовал. Что само по себе свидетельствует о некоем непонятном кризисе мысли. Хотя не решусь подобрать ему эпитет.

Кстати. как Вы считаете, стал бы суперфутболистом просто футолист Бэкхем, если бы него не было супержены Виктории?

Лена, я не случайно привел слова Свасьяна. За последние десятилетия обществоведение превратилось в обществоблудие. Это, разумеется, кризис обществоведческой мысли – философской, экономической, социальной, политической. И народ это, хотя бы интуитивно, осознал. И понимает, что обществоведы в основном пудрят обществу мозги – обсуждают ложные вопросы и не имеющие отношение к реальной жизни проблемы. Поэтому люди давно уже «голосуют ногами» – попросту игнорируют любые дискуссии на обществоведческие темы.

Обратите внимание – экономический кризис 2008 года по своему масштабу превзошел Великую депрессию. Получается, что, несмотря на все достижения за последний век экономической науки, она не смогла предвидеть глобальные по масштабу потрясения. То есть, экономическая наука элементарно не понимает современной экономики. Тем не менее, за два с лишним года не озвучено никаких серьезных мыслей по поводу фундаментальных причин глобального кризиса.  И не сформулировано никаких идей на тему пересмотра основных представлений экономической науки. Даже не прозвучало призывов заняться реанимацией политической экономии, которая как раз и объясняет фундаментальные вопросы экономической деятельности. Она же уже полвека как превратилась в мумию науки.

Если сами экономисты демонстрируют такое отношение к предмету своей деятельности, то чего ждать от остальных людей? Увы, пока обществоведы не перестанут заниматься симуляцией исследовательской деятельности, они не смогут заинтересовать общество своими проблемами. За редким исключением вроде нас с вами.

Что касается Бэтхема. Я думаю, что наличие супержены было одним из факторов, который сыграл важную роль в провозглашении его суперфутболистом. По сути, история суперфутболиста Бэтхема – это ремейк истории Пеле. После ухода последнего футбольный трон уже долго пустовал. А общественному сознанию нужны «короли». И для «света», и для СМИ, и для рекламщиков, и для пиарщиков. Поэтому если появляется по всем условиям подходящая фигура (в том числе и с подходящей «королевой»), организуется коронация.

Кстати, после Бэтхема пока приемлемых кандидатов на «футбольную корону» не появилось. Наверное потому, что в футболе царят латиноамериканцы и африканцы, которые для европейского трона мало пригодны. Так что будем дальше ждать достойного по всем условиям наследника – симпатичного европейца, отличного футболиста, накопившего большой багаж успехов, умеющего говорить и, обязательно, с подходящей женой.

Михаил, может соберете сумму Ваших ответов мне и сделаете из этого отдельный материал? Мне очень обидно, что столько всего интересного уже кануло в архив!

Ну а насчет жены Виктории - точно - там еще есть два каких-то - Оуэн и еще кто-то, кто по английским раскладам такие же великие. Но, наверное, у них невеликие жены.Только насчет того, что Бэкхем говорить умеет... Он на меня такого впечатления произвел - не то, чтобы я специально его слушала. Но уже один его голос вызвает смех!

Вот она - козырная дама :-)

Идея интересная. Например, предложить составить список смыслов или представлений в составе материалистического мировоззрения, которые неплохо бы попробовать пересмотреть или хотя бы уточнить. Я сегодня дней на десять  уезжаю в недоступные для интернета места, а по возвращении попробую написать соответствующий текст. Может получится интересная дискуссия - о смыслах и представлениях, которые тормозят развитие или просто мешают жить. Спасибо за идею. 

Счастливого пути!

Уверена, что получится интересный материал, хотя и почти уверена, что получится недлинный разговор :-)