Все записи
22:38  /  19.10.10

277просмотров

То, что мне больше всего нравится, не на Frieze

+T -
Поделиться:

Один день с Ником Ильиным на лондонской ярмарке современного искусства Frieze

Лондонская ярмарка современного искусства Frieze Art Fair — одно из главных ежегодных событий в мировом арт-календаре с момента своего основания в 2003 году. «В список участников событий подобного масштаба — Frieze, «Арт-Базель», «Арт-Базель Майами-Бич» — обычно попадает не больше трети желающих, и waiting list растягивается на годы», — комментирует Ник Ильин. Тем не менее состав участников, по словам Ника, ежегодно обновляется примерно на 15%, и даже такие знатоки искусства, как он сам, на этих ярмарках периодически открывают для себя новые галереи, не говоря уж о новых художниках.

Наш поход на Frieze начался с вечеринки в ресторане Hix в Selfridges по поводу выхода в свет книги A Hedonist's Guide to Art. Лаура К. Джонс, редактор и автор идеи, попросила несколько десятков знаменитых деятелей искусства — от художников и кураторов до дилеров и коллекционеров — написать по короткому эссе об искусстве. Самым коротким вышло произведение Чарльза Саатчи — это, собственно, не эссе, а его электронное письмо в ответ на письмо Джонс с просьбой что-нибудь написать: «Дорогая Лаура, боюсь, что мне нечего сказать. Извини, что от меня никакой пользы». «Ты молодец, что вставила это в книгу!» — смеется Ильин, чье эссе «Гуггенхайм 24/7» тоже вошло в сборник наряду с текстами Виталия Комара, Александра Меламида и Зиновия Зиника

На следующее утро мы снова встречаемся с Ильиным на открытии выставки художника Александра Пономарева в галерее Calvert 22. Пономарев — бывший капитан, так что тема его творчества — вода и все, что с нею связано. В рамках Frieze у него проходят три выставки, это одна из них. На первом этаже можно наблюдать длинную прозрачную конструкцию, наполненную водой, по которой взад-вперед плавает модель субмарины. Когда она доплывает до конца трубы, специальная машина вытаскивает ее на поверхность, где лодка сушится и становится разноцветной, после чего снова погружается в воду и чернеет.

Пономарев объясняет, в чем суть:

После Calvert 22 мы встречаемся с друзьями Ника — Тимом Хантом из Фонда Энди Уорхола в Нью-Йорке, американским галеристом Мэтью Драттом и французской журналисткой Жюдит Бенаму, автором знаменитой книги «Цена искусства», переведенной, в частности, и на русский язык. Мы заходим на выставку Plus Art Projects в Brittania House, за углом. У входа гостей встречает инсталляция Трейси Эмин — неоновая надпись I Woke Up Wanting To Kiss You (цена по запросу). В глубине зала — еще одна неоновая инсталляция, и тоже рук известной художницы: неоновый каркас гроба от Сары Лукас (110 000 фунтов). В остальном большинство имен художников, представленных в зале, малоизвестны. Имеется инсталляция в виде скомканного клочка бумаги (цена — 1000 фунтов), фотографии, живопись и скульптура Микки-Мауса.

«Дайте комментарий», — прошу я  Ника и его друзей. «Что, про это? Да это же несерьезно!»  Ильин и Хант явно потешаются над большинством экспонатов.

Наконец и мы доезжаем до Frieze. У входа Ник берет план выставки и отмечает на нем обязательные к посещению галереи. В список попадают Gagosian: «Это одна из самых значительных галерей в мире»; Gladstone: «Когда-то они одними из первых начали продавать Малевича и прочий русский авангард»; Goodman, Hauser & Wirth: «Отличная коллекция скульптур — например, они представляют Louise Bourgeois»; Lehmann Maupin: «Нью-йоркская галерея, которая когда-то начала работать с русским художником Калимой и в мгновение ока все продала»; Ropac и русские галереи Regina и XL. В последней мы встречаем Елену Селину, хозяйку галереи. Дела у нее идут хорошо — уже продалось несколько скульптур.

Я вижу Айдан Салахову, которая быстро переходит от стенда к стенду и оживленно разговаривает со спутником. Дальше нам встречаются куратор Иосиф Бакштейн, директор фонда «Виктория — искусство быть современным» Тереза Мавик и еще несколько русскоязычных знакомых.

«В этом году интересная выставка, а?» — говорит Ильину куратор одной немецкой галереи, вышедший поприветствовать нас. «Да, — отвечает Ник. — Не могу поверить, что при таком обилии интересного искусства первым делом продались рыбы в шкафу».

Речь идет об инсталляции Дэмиена Херста, которая в первый же вечер ушла за 5 500 000 долларов. Мы идем на стенд галереи White Cube взглянуть на рыб. Я спрашиваю Ника, почему, на его взгляд, первой была продана именно эта вещь.

«Вы, похоже, Херста не жалуете», — замечаю я. «Совершенно не жалую», — соглашается  Ник. «А что из того, что вы видели в Лондоне в этом году, вам лично больше всего нравится?» — «То, что мне больше всего нравится, — не на Frieze. Это принты фотографий Тарковского, которые я видел в галерее White Space Gallery в рамках выставки October».

 

Подготовила Яна Мелкумова

Читайте также

Комментировать Всего 1 комментарий

Гид гедониста был бы неполон без Мэтью Боуна (BRIC, The Umpteen Commandments to Uncool) и эссе Марка Кельнера (How to Sell to Oligarchs).

+

На Frieze, я бы отметила работы Анны Паркиной в галерее Wilkinson

Новости наших партнеров