Все записи
12:38  /  15.05.18

445просмотров

Сочинение истории.

+T -
Поделиться:

Денис Драгунский. Дело Принципа. АСТ, 2016.

Уж лучше поздно, но сказать (все-таки, книжка уж два года как живет)... И эта книжка для Драгунского, знаменитого своими межчеловеческими краткими парадоксами, получилась не типичной, менее нервно-динамичной в фабульном смысле (поскольку места и времени он себе выделил побольше, чем в обычных рассказах), но нервная все равно – однако ж нервность достигнута иным способом. И достигнуто многое, что недостижимо в так называемых малых формах: а именно – тщательная сгущенность, нагнетательность, длительность атмосферности, удерживаемость читателя в сочиненных рамках до полного его, читателя, погружения (и невыныривания до окончания чтения).

Главная фигурантка «дела»  – сложноорганизованная девица дворянского происхождения Адальберта-Станислава Тальницки унд фон Мерзебург живет в каком-то приснившемся автору и снящемся, соответственно, читателю, подозреваемом, но не полностью соответствующем реальности евромире начала ХХ века – перед началом страшной войны (отсюда и Принцип, если кто помнит) и пытается в этом снящемся мире сыграть свою роль – то ли эпизодическую, то ли свидетельскую, то ли трагическую (и непонятно для кого/чего – для мира ль, или для своей личной судьбы).

Мне, к примеру, нравятся оба достойных способа сочинения прозы про прошлое: и тщательный исторический роман, внутри которого автора не поймаешь на бытовых и фактических ляпах – и роман, где подчиняющееся автору прошлое умело и убедительно сфабриковано, вымысел перемешан с бывшей действительностью до гармоничной художественной гомогенности.

Жить в ту пору непрекрасную не пришлось ни мне, ни тебе, читатель, поэтому спорить о со- и не соответствиях с реальностью мы не станем, но мне кажется, что вязкая тревожная мутность атмосферы должна была иметь место... А события – да что события? Нам теперь лучше книжки придуманные читать, чем скучные исторические фолианты. Чтоб не знать при помощи ума, а чувствовать при помощи сердца. Правда сердца представляется мне поважнее холодных и оттого тоскливых знаний. Даже в том случае, когда эта правда оказывается вообще не исторической.

Новости наших партнеров