Все записи
00:29  /  24.06.09

2355просмотров

Дистанцированное библиолюбие. Выпуск третий.

+T -
Поделиться:

 

 

Ксения Драгунская. Пить, петь, плакать.

Ксения Драгунская почему-то мало пишет (или мало публикуется): в этой книжке собрались пьесы (так обозначен жанр в аннотации) лет аж за десять с лишком – но число их невелико. На самом деле эти пьесы – далеко не всегда предназначенные для простой визуализации тексты, и некоторые из них я прямо даже не представляю произносимыми с подмостков – впрочем, такое их качество дарует неописуемый простор режиссерскому произволу. Еще их можно попробовать расценить как киносценарии – это даже я могу себе представить, будучи в большей степени знакомым с арт-хаусом, нежели с передовыми течениями внутри театра. Да и фиг с ними, с рамками жанра – проза-то настоящая и стоящая! Такая хорошая речь у героев – психованная, алогичная, рваная и неровная, патологически живая при этом… Неровность исподволь угадывается и в творческом пути автора (я, впрочем, не знаком с обеими – и с путем, и с автором): «ранние» «пьесы» – они настолько хипповски- завернутые, что без косяка не разберешься: что там к чему (вполне возможно, что и автор во время оно без косяка не разбирался). Те, что написаны попозже – все-таки дружат с моей здоровой алкоголической логикой.

Но, возможно, я не сильно объективен – потому что, прочтя эту замечательную книжку еще в Москве, пытаюсь вспомнить, оценить и описать ее, сидя в кафе на пресловутой набережной Croisette в одном из самых снобских городов мира – в Каннах, где люди в большей степени озабочены тем, как они выглядят и на чем они ездят, нежели тем, что они читают и о чем они думают. Да и вообще, пожалуй, не разговаривают такими словами и не совершают таких странных поступков. Но будем надеяться, что большое видится в том числе и на географическом расстоянии.

 

Сергей Юрьенен. Беглый раб. Сделай мне больно. Сын Империи.

Это вовсе не новинка книжного рынка. Неважно. Эти три романа – то, что нужно читать, если вам не в лом вспомнить проклятое былое: как оно хреново нам жилось, и как кое-кто пытался эту хреновую жизнь поменять на другую – хреновую, но уже совсем в другом разрезе. Естественно, эта рекомендация  относится к тем, кто уже перешагнул хотя бы сорокалетний барьер – иные-молодые могут это тоже читать, конечно, но для них ситуация будет выглядеть слишком литературной (вымышленной) – уж слишком неправдоподобными покажутся им реалии кошмарного совкового бытия. А нам, пережившим, будет остро больно, потому что писатель Юрьенен умеет рассказывать про это без наркоза: жестко и непримиримо, цинично и правдиво, грязно и трогательно. Два плюса (и социальный, и эстетический) для одного автора – этого, согласитесь, более чем достаточно.

 

 

Питер Мейл. Год в Провансе.

Я очень люблю, находясь вдали от пенатов, читать книжки, где пишут как раз про те дали, в которых я нахожусь. Вот и на сей раз я запасся географически адекватной прозой.

Англичанин, обожающий Францию вообще и Прованс в частности, рассказывает про первый год своей жизни в городке Люберон, где он с женой приобрел домишко. Вроде бы, ничего особенного за этот год не произошло – но тем-то и ценна эта проза: неважные, необязательные, незначительные детали быта описаны с таким юмором и такой живостью (и с любовью, с любовью, с любовью к Провансу, конечно!), что я уже вот прямо готов в этот Люберон переселиться (вот только денег надо подсобрать – или хрен с ней, с московской квартирой – вырученной суммы хватит, пожалуй, еще и на пару немелких виноградников). Даже довольно небрежный перевод не убил очарованья – остроумное жизнелюбие автора перевесило все шершавости, корявости и неточности русской версии. Эх, если бы все мы умели столь ловко и радостно сообщать миру про всякую ерунду, которая с нами происходит – сколько приятных сердцу книжек бы получилось! Можно же, наверное, описать ремонт не только во французском домике, но и в московской квартире так, чтобы это читалось с удовольствием.  Внимание к пустякам ежедневной жизни (при наличии любви к ней) – это ли не двигатель прогресса – пусть и невысокой, но очень милой литературы.

(Кстати, оказалось, что сценарий очаровательного, необязательного, но трогательного фильма «Хороший год» написан по роману все того же Питера Мейла. И роман переведен, и еще несколько книжек. Буду и дальше дружить с позитивным британофранцузом, а о результатах продолжения знакомства – сообщу непременно).

Комментировать Всего 4 комментария
+1

Присоединяюсь - Питер Мейл - замечательный)  Прямо-таки терапевтический! Его же "Франция - путешествие с вилкой и штопором" - тоже очень, очень хорошо - рекомендую, если Вы еще не читали)

Только когда читаешь это - постоянно хочется есть и выпивать!  Хотя - не вижу в этом ничего зазорного)

Значит, придется есть и выпивать!