Все записи
15:59  /  20.07.09

1935просмотров

Банкир в революцию, тролли в городе, протуберанцы в тумане.

+T -
Поделиться:

Александр Кабаков. Беглец.

Ловкая (и потому страшноватая) стилизация под натуральный дневник якобы реального человека, попавшего вместе со всеми своими материальными ориентирами: женой, любовницей, дачей, китайскими собачками, скрываемым алкоголизмом и службой в банке аккурат в обе бессмысленные и беспощадные русские революции. Понятное дело, что ничего жизнеутверждающего из этого попадания не получилось. Очень мне было жалко этого акционера; и чем больше набиралось мелких бытовых подробностей приближаеющейся тьмы и пустоты, тем жальче и жутче становилось. И энд там, как понимаете, отнюдь не хэппи.

Елена Хаецкая. Тролли в городе.

Издатель-писатель Макс Фрай хронически отличается от большинства ей (а это – она, если кто не знает) подобных нереально-конвейерной работоспособностью и чрезмерной восторженностью по отношению к разделяющим ее творческое кредо. Меня, честно говоря, давно утомил процесс просеивания зерен и выбрасывания плевел в многочисленных сборниках рассказов околофраевской когорты, и читать их я перестал. Но тут зацепился за троллей и решил рискнуть: авось, думал я, нападу на что-нибудь парадоксальное. Хотя тролли – не есть мой приоритетный интерес. Ни на секундочку и ни разика. Что нелишний раз подтвердилось по прочтении: сказки для взрослых – вовсе не мой любимый жанр, и постмодернистское фэнтези (да еще и с мрачным питерским уклоном) не задевает ни одной струны в моей душе: наверное, там одни басовые натянуты – ну что уж тут поделаешь, какой мне инструмент достался, на таком и играю… Однако ж среди потусторонних инфернальностей нашлась такая повесть, что жалеть потраченные на книжку 299 рублей 70 копеек я сразу перестал. Называется «Дочь Адольфа». Добрая и печальная. Про любовь. Без никаких троллей, гномов и прочей нечисти, с настоящими людьми, живущими несладкой жизнью.

Сюсаку Эндо. Скандал.

История про внутренние миры людей и про то, как они иной раз частично выскакивают наружу, причем такими замысловатыми сексопатологическими протуберанцами, что читатель-европеоид (с нормальной психикой) только диву дается. Страшно далеки от меня что внутренний мир главного героя – старичка-писателя, что бытовая среда, в которой он обитает. Настолько, что даже перед мысленным взором рисуются какие-то ненатуральные картинки, очевидно не имеющие ничего общего с реальной жизнью современного японского интеллектуала. Но тут-то как раз все логически (точнее, пато-логически) и схлопывается: если среда настолько непохожа ни на что, то и обитать в таком антураже может какая угодно душевная аномалия.

Кстати, сырые серые туманы, которые я подсознательно ощущал в современной японской прозе, в этой книжке взяли и материализовались: по району притонов и секс-отелей в этой мутной мгле как раз и бродят: то герой-христианин с высокими моральными принципами, то его похотливый двойник-извращенец.