Все записи
21:20  /  4.04.13

1912просмотров

Прорусские книжки.

+T -
Поделиться:

Сергей Носов. Полтора кролика. Издательство К.Тублина, 2012.

Трогательные и слегка мистически-абсурдные рассказы о том, как живут небольшие люди, чем мучимы они и чем бывают обрадываемы. Сергей Носов до того написал роман о духовном росте и взаимоотношениях героя со своей спиной, но там можно было хотя бы попробовать отследить зависимость роста от спины. Тут же в некоторых историях взаимоотносятся какие-то невзаимоотносимые категории, и объяснений читатель может дождаться – а может и нет. Но это никоим образом не антиреклама – смутное и загадочное настроение в рассказах присутствует, и, если охота забраться в мир слабообъяснимого – то welcome в эту книжку.

Лора Белоиван. Карбид и амброзия. CheBuk, 2012.

Жизнь далековосточной русской деревни, стоящей на берегу сурового моря, не может быть не волшебной. Так она и есть волшебная в рассказах Лоры Белоиван – и хрен его знает, возможно, она в сугубой точности такова и есть, а, может быть, живущая прямо там автор нечто присочинила – но не так чтоб многое. Всякие маркесовские Маконды привлекать в качестве точки отсчета не стану – это будет чудовищно общим местом – но схема, да, такая же. С одной огромной разницей: магический абсурд российского сельского бытия нам знаком, и каждый из нас, хотя бы единожды отъехав более чем на сто километров от большого города, мог убедиться в том, что нормальные законы – как государственные, так и природные, там работают немного кривовато, а то и вовсе не работают. А насчет Колумбии – тут еще бабушка надвое сказала – кто в ней был-то, в этой Колумбии? Может, ее и вовсе нет – а вот деревня, к брегам которой иногда прибивает русалок – точно есть такая!

Иджен Ким. Поезд Троцкого. Зебра Е, 2013.

Прочитав с десяток страниц, я засомневался: читать ли дальше – уж больно корявоватым показался мне перевод. Стал искать в выходных данных переводчика – и не нашел оного. Стал искать в интернете информацию про автора – и страшное подозрение закралось в мою читательскую голову – а уж не написала ли эта новозеландская автор эту книгу по-русски самолично? Подозрение не было ни подтверждено, ни опровергнуто – но, скорее всего, так оно и есть. И тогда мы имеем в наличии феноменальный труд: некто Иджен Ким, родившись и возмужав в далекой-предалекой Новой Зеландии, самостоятельно выучила русский только за то, за что – не знаю, и переехала жить в Россию, где и написала роман про то, как новозеландский мальчик в 80-е годы оказался вовлечен в прокоммунистическую среду, и все его личностное становление происходило под знаком серпа и молота. К не очень русскому языку, кстати, привыкаешь, как только отбросишь лингвистический снобизм.