Все записи
22:37  /  6.11.13

1827просмотров

Вспоминают по-разному.

+T -
Поделиться:

Наталья Громова. Ключ. Последняя Москва. АСТ, 2013.

Автору посчастливилось встретиться с женщинами, чья роль в истории (и в истории русской литературы), может, и оказалась бы незаметной (а точнее, оказалось бы никакой), если бы автор не записывала бы личных бесед, не разведывала бы факты, не расшифровывала дневники и письма... Не знаю, насколько велик получился вклад в эту самую историю, но вклад в понимание жестокого ее периода, вклад в соощущение атмосферы того времени, да и просто вклад в простое человеческое понимание других людей – они получились. Несмотря на некоторую композиционную алогичность и непростроенность (а кто ее знает – может, и благодаря ей), читатель попадает в этакое облако эмоций, и – сочувствует, и проникается. Нехорошее это слово: "настроение", но оно там есть, и по-другому не скажешь. И есть, конечно, персоналии, интересные читателю безо всякого настроения, но я их даже и называть не буду, потому что не они там главные.

Антонина Пирожкова. Я пытаюсь восстановить черты. АСТ, 2013.

Про Бабеля там не так чтобы много – не так уж долго была Антонина Пирожкова его женой – семейная жизнь оборвалась с его арестом. Но Бабель, конечно, постоянно и ощутимо в книге присутствует, потому как вдова сначала очень надеялась на возвращение приговоренного к десяти годам без права переписки, чудом миновала лагеря, потом очень старалась отыскать отобранное литературное наследие, занималась переизданиями и вообще постоянно о Бабеле помнила, замуж потом не вышла, умерла в более чем почтенном возрасте, прожив долгую жизнь "под знаком Бабеля". И ее длинная жизнь с потрясающей скрупулезностью в этой книжке описана. Педантизму и феноменальной памяти можно страшно позавидовать – и, казалось, бы скучно-доскональные описания малозначительных событий, встреч, поступков – они формируют хорошо понимаемую картину времени.

Александр Терехов. День, когда я стал настоящим мужчиной. АСТ, 2013.

Не знаю, насколько некоторые из этих рассказов автобиографичны, но уж всяко они ловко под автобиографичность мимикрируют. Я вот честно признаюсь, что не принадлежу к числу безоговорочных поклонников Терехова, и роман "Немцы" точно пошел у меня не в то эстетическое горло. Роман "Каменный мост" пошел в то, но не так чтобы запросто проскочил. А вот эти рассказы, написанные точно тем же не особенно простым слогом, заставляющим тормозить и призадумываться – они написаны, похоже, без концепции, без необходимости навесить на них какие-то сверхзадачи, а с понятным желанием автора именно нечто рассказать (и даже, вероятно, про себя). И это мне, скромному и не сильноинтеллектуальному читателю, показалось как раз подходящим: идея не давит, между строк ничего не запрятано – нормальная такая человеческая жизнь, пусть и преломленная и перетранскрибированная – но нормальная. В том смысле, что понимаемая и сердцем, и умом – и не отвергаемая субъективным вкусом.