Ю Несбё. Полиция. Азбука, 2013.

Новопереведенный блестящий (точнее, леденяще-содрогающий) детектив-триллер норвежского пугателя читателей. Еще больше кинематографических эффектов, которые удаются автору все лучше и круче – то есть, читатель как бы видит картинку, но вовсе не догадывается о том, что она означает, пока автор ему этого не позволит. Если принимать истории автора хотя бы за получистую монету, то в Норвегию не хочется совершенно: мрачная страна, до отказа заполненная крайне жестокими извращенцами – и как они только там выживают, немногие спокойные законопослушные буржуа – среди маньяков, этнических банд, наркоторговцев и продажных полицейских с нездоровой психикой?.. Нет, верить автору неохота. Но Норвегия все равно подсознательно начинает пугать – хотя бы тем фактом, что там писателю приходят в голову такие патологические выкрутасы. В России и то, кажется, поспокойней.

Вадим Левенталь. Маша Регина. Лениздат, 2013.

Красиво и тщательно написанный роман о женской судьбе: как девочка из унылой провинциальной среды выкарабкалась в среду творческую, интеллектуальную и наполненную своими уникальными и иной раз довольно унылыми проблемами. Честно признаюсь, я наслаждался красотами и сложностями языка первую треть романа, а потом потихоньку стал уставать от скрупулезности описаний того, что, на мой взгляд, было не так уж и необходимо описывать, деликатно и эстетски разжевывая. Девочка потеряла мое сочувствие. Может, это я такой холоднокровный, а, может, и впрямь не вышло у автора – но как надо было бы держать читателя в состоянии непреходящей эмпатии – этого я объяснить не могу, это могли когда-то, наверное, объяснить классики русской литературы... А, возможно, и они не могли, просто писалось им вот так – но их страдающие, мятущиеся, трагические героини как-то держали меня в напряжении – даже вопреки своей пошловатости, или ненатуральности, или банальной несимпатичности (в скобки можно поставить список примеров, но поставьте его уж сами). И роман бы выиграл, если был бы покороче, но некоторые женщины с несчастной судьбой со мной явно будут готовы поспорить.

Аллегра Гудман. Семья Марковиц. Книжники, Текст, 2013.

А вот эта книга точно должна бы быть значительно длиннее – раза в три точно. Потому что ее объема явно не хватает для того, чтобы окончательно погрузиться в малозначительные (на первый взгляд) проблемы большой еврейской семьи, где Фрейду, Ирвину Ялому и прочим исследователям семейных неурядиц – чистое раздолье. Только начинаешь свыкаться с мелкими и крупными поломками и неполадками, а книга – оп, и кончилась! Но, если быть откровенным – то это, конечно, редкой занудности семейная хроника, записанная (придуманная) в виде набора отдельных рассказов. Вероятно, тем и замечательная, что там нет ни одного выдающегося хоть чем-то персонажа – они все стопроцентно обычные: кто-то с типовым набором еврейских странностей (склочностей, занудностей, зауми, закомплексованности – подчеркните нужное, когда прочтете), кто-то со стандартной комплектацией американского клерка или антиамериканского интеллектуала... Я вот даже не очень понимаю – надо было писать такую книгу или не надо было?.. Поскольку в банальности описанного, вроде бы, и есть кайф – а, вроде бы, его там быть и не должно.