Дженнифер Иган. Время смеется последним. Corpus, 2013.

Американская писательница склеила понятный и легкочитаемый коллаж из глав-фрагментов. Смысл коллажа не особенно хитер: все мы люди, все мы человеки, жизнь проходит, мы стареем, любовь то ли остается, то ли угасает ( у кого – как), дети растут, супруги расстаются... 

Карьера – то есть, то нет ее, ты можешь в молодости быть маргиналом, в зрелости стать буржуем, а в старости – никому не нужным так называемым сбитым летчиком, можешь сначала употреблять наркотики, а потом не употреблять, а можешь – и с самого начала не употреблять, можешь любить родителей, а можешь – эдак не очень любить. Никакого проку в твоих лихорадочных метаниях по собственной судьбе нет, ну и ладно. Главное – все мы так или иначе неплохие люди, и, если что с нами случится, то случится, скорее всего, что-то неужасное. Ну, в общем, это необременительная книжка про судьбы разных людей, где кусочки этих судеб перемешаны едва ли не произвольно – и все эти судьбы как-то связаны с музыкально-радикальной индустрией (про музыку там – мало, а вот про индустрию – чуть побольше). При всем уважении, книга – для тех, кто не привык задумываться глубже, чем ему позволено автором книги. Потому что, если задуматься глубже, чем автор, то можно осознать, что задумываться и не стоило. А вот прочитать – можно!

Гиллиан Флинн. Исчезнувшая. Азбука, 2013.

Несмотря на довольно вялую обложку (не могу не заметить этого, будучи попутно еще и дизайнером), книга – громокипящая! Это просто гимн взаимной ненависти, обличение эгоистической подлости, панегирик параноидальной изобретательности, а также – чудовищный читательский раздражитель. 

Евгений Водолазкин. Совсем другое время. АСТ, 2013.

В качестве писателя Евгений Водолазкин стал относительно широко известен, когда в свет вышел его роман “Лавр” (удостоенный какой-то уважаемой премии, но не помню, какой – я обычно выборочно, по наитию читаю что-то из шорт-, и лонг-листов “Букеров”, “Нацбестов”, “Больших Книг” и прочих). А роман “Соловьев и Ларионов” вышел раньше “Лавра” (в 2009 году) и прошел мимо масс, будучи замеченным лишь относительно дотошными выискивателями перлов. 

Но роман-то – прекрасный, написанный о доселе непаханном поле российской академической среды, с тонким юмором, с допустимой долей абсурда и ложкой – не дегтя, а, простите, постмодернизма (который кое-кем может быть и к дегтю, конечно, приравнен). 

А в этом новом (возможно, даже еще не увидевшем свет на момент обнародования моего мнения) издании к роману приплюсовали еще и повесть, и рассказы. И хороши, и разнообразны они все. Если с “Лавром” поздравлять Водолазкина как-то глупо, то с этой, совсем свежей компиляцией его литературных трудов я бы поздравил внимательного и взыскательного читателя. Тонкого (если заметить), интеллигентного (если увидеть) и хорошо выстроенного (если просто прочесть) Водолазкина стоит, стоит внести в свою малюсенькую коллекцию достойной свежерусской литературы.

(Перепощено отсюда).