Акунин-Чхартишвили. Другой путь. Abecca Global Inc., 2015. 

Если убрать из романа длинные рассуждения о природе любви – то романа станет маловато, и вообще будет непонятно: роман ли это. Если не убирать – то роман кажется необязательно-нудноватым. Если пробегать длинные рассуждения по диагонали, то покажется, что ты зря заплатил деньги за книжку, из которой ты за эти деньги внимательно прочел около половины. Если наплевать на деньги и не читать рассуждения, то нарратив оставшейся части – очень даже акунинский, однако без завлекательной фабулы и без хороших этических и всяких иных убежденческих сложностей романа предыдущего – “Аристономия” – просто такая живо рассказанная история о том, что любовь – она и в двадцатые годы прошлого века, и в стране, для любви неприспособленной – все равно могла быть, и могла быть, с позволения сказать, результативной. Omnia vincit amor, как говорилось задолго до двадцатых годов, что означает: “Всё побеждает любовь” – вот и тут любовь побеждает всё, что, казалось бы, должно делать ее неуместной, неприличной и, как следствие, почти невозможной: безумный и глуповатый энтузиазм активной части народа, позабывшей про личную жизнь в голодной и страшноватой стране, летящей неведомо куда – то ли в темную пропасть, то ли к светлому будущему; сословные, культурные, идеологические и иные различия промеж персоналий этой части народа. Читатель ждет уж трагической развязки, вызванной духом времени, но, видать, автор приберег ее для продолжения (как у него заведено)...