«Ацтеки мы! С раскосыми и жадными очами!»

Алехандро Блокес

Когда мои друзья из России спрашивают у меня о тоске по родине, то я полушутя отвечаю, что я лечу ностальгию по России в Мексике

В первый раз мы с женой оказались в Мексике в начале февраля 1993 года в один из самых тяжелых периодов нашей жизни. Мой американский партнер, понимая, что фирма, которой я руковожу и в которую он вложил деньги, находится на грани нервного срыва, устроил нам за свой счет поездку в его дом в Ла-Пунте, в Манзанийо (если кто видел фильм «10» с Бо Дерек, то это ровно там. Отель Las Hadas, в который прилетел главный герой фильма, расположен в паре минут ходьбы от кооператива «Ла-Пунта»). Тогда я и загадал, что, если все кончится хорошо, когда у меня появятся деньги, я куплю себе здесь дом. В 1999-м я купил в Ла-Пунте недостроенный дом, мы его расширили и достроили за один год -- точнее, Хоакин Торрес со своей командой -- и в 2000-м мы в него въехали. С тех пор мы каждый год проводим в нем шесть-восемь недель.

Нам очень нравится Мексика и мексиканцы, которые сильно напоминают нам русских: от нелюбви к пиндосам (гринго) до маниакально-фанатичного патриотизма и преклонения перед собственной культурой. От гаишников, которые живут за счет водителей, до жен «новых мексиканцев», которые хотят всегда выглядеть «на все деньги».

Гордость за свою древнюю культуру и презрение к американцам переполняют их гордостью. Я помню, как мне мой друг Хоакин, который заканчивал постройку нашего дома, как-то высокомерно-довольно заявил: «Там, где начинается барбекю, кончается культура» :)

Когда мои друзья из России спрашивают у меня о тоске по родине, то я полушутя отвечаю, что я лечу ностальгию по России в Мексике. Я могу долго и детально перечислять все те общие точки, которые роднят мексиканцев и русских, но только в последнюю поездку я понял (сформулировал гипотезу), в чем глубинная причина этой схожести.

Мексиканцы появились и существуют на стыке двух культур, двух цивилизаций: европейской и индейской. Будучи фанатичными католиками, они ненавидят испанских конкистадоров, которые разрушили древние мексиканские культуры и взамен принесли им язык и веру.

Вопрос «Кто мы? Европейцы? Христиане? Ацтеки? (майя и далее по списку)» мучает местную интеллигенцию так же, как мучает русских вопрос: «Кто мы? Европейцы? Азиаты?»

Этот дуализм и породил все те «похожести» между русскими и мексиканцами, которые видны невооруженным глазом.