Все записи
МОЙ ВЫБОР 22:50  /  16.10.10

1466просмотров

Еще одно, последнее сказанье

+T -
Поделиться:

В 1600 году, 19-го февраля, произошло страшное извержение вулкана Хуайнапутина в Перу, выбросившее в атмосферу 30 кубических километров  вулканических пород (тефра), что привело к сильному похолоданию в Европе и, особенно, в России. Результатом этого похолодания (заморозки летом 1601-1603 года, снег в сентябре) был страшный голод, выкосивший треть населения Руси и полностью подорвавший веру народа в царя Бориса. Еще сильнее стали циркулировать слухи о причастности Бориса к смерти царевича Дмитрия, последнего из ветви Рюриковичей.

История о том, как молодой монах (19-ти лет от роду) выдал себя за выжившего царевича вдохновила Пушкина написать одну из самых шекспировских пьес, а Мусоргского - сочинить оперу Борис Годунов.

Я целиком эту оперу никогда не слышал, так что вчера пошел слушать ее в первый раз. Было заявлено, что опера будет исполняться в версии 1875 года, когда она была впервые опубликована, с добавлениями из версии 1869 года, которая была отвергнута Дирекцией Императорских Театров. Тот факт, что будет дирижировать Гергиев, скандал, связанный с тем, Питер Штайн отказался от завершения постановки, и ее заканчивал Stephen Wadsworth, все это подогрело интерес к премьере, так что мы тоже решили пойти в Мет. Билеты Света купила дней за десять, довольно легко, причем - в центре партера (по 220 долларов за билет). По тому, что творилось в фойе, было полное ощущение, что минимум половину аудитории составляли русскоговорящие. 

Начало постановки мне очень понравилось и я очень обрадовался, что пришел в Мет, следуя зову моей жены. Затем темп (напряжение) сильно сдали и на перерыв (после первых двух актов) мы вышли, ну, очень разочарованные. Люди вокруг роптали, что стандартные версии были лучше и динамичнее, что очень много речитативов. Второе отделение (во дворце Садомира, где Марина соблазняет Гришку) мне понравилось очень сильно и сильно понравился четвертый акт (после второго перерыва), там, где "мальчишки отняли копеечку. Вели их зарезать, как зарезал ты маленького царевича". 

Очень хорош был юродивый (Андрей Попов). Антоненко певший Гришку был настолько не в образе привычного нам Лжедмитрия, и, скорее, благодаря своему росту и комплекции, изображал богатыря.  (слева направо на снимке:  Гришка, Борис, Гергиев, Марина, иезуит, юродивый)

Ни Рене Папе, ни Гергиев меня ничем не поразили, но это моя проблема и они ни в чем не виноваты :) Постановка была очень разумной, ничем не раздражала, не считая того, что стрельцы (Streltsy Police Force) своими касками сильно всех забавляли, при этом громко и очень профессионально работая бичами (что не очень просто, так как движение должно быть отработано так, чтобы конец бича преодолевал звуковой барьер).

Пели по русски, но следить за текстом приходилось читая английский перевод, так как даже русских понять было трудно, а "ихние" пели на том русском, которые мне не под силу. 

У нас всех троих (мы были с Крисом Инглишем, нашим близким другом из Зимбабве, много лет работающим переводчиком в ООН) создалось впечатление, что постановка очень, как бы это сказать - антирусская (патриоты сказали бы - русофобская). Сцены избиения бояр были очень натуалистичны. 

Сцена, в которой думцы в малиновых пиджаках спорят до хрипоты, кто их них более верен царю и как надо наказать жулика лжедмитрия вызывал в зале радостный смех.

В итоге я не жалею, что сходил с женой в оперу.

Вернувшись домой я понял (я и раньше это знал), что ничего не знаю про историю Смутного времени и полез читать. В интернет. Но Пушкина снял с полки и стал читать жене и Крису вслух. Потом решил перечитать Маленькие Трагедии.

Комментировать Всего 13 комментариев

Ну вот, а мне еще пол года ждать чтобы что-то по этой теме добавить!

Там одна наша учительница принимала участие в массовке, но в отличие от прошлогоднего Носа - у нее не было разговорной роли.

Кстати очень интересно про извержение. Для меня это новая информация.

Маша и Степан,

вот таблица, в которой приведены все известные ученым извержения с информацией о масштабе извержения .

http://www.volcano.si.edu/world/largeeruptions.cfm

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Да, чувствую, пора таки выбраться в Мет...

А мне вот интересно - как Лоуэенфельд переводил Пир во время чумы? Надо будет у него спросить...

Там такая история была, по моему, про персонаж Марины Мнишек, что вроде сначала Мусоргский задумал без нее, но без женского персонажа оперу отвергли. И она была вписана. Мне как раз кажется это не очень нужно, эта интрига. Отвлекает от главного сюжета. Я на позапрошлую версию ходил в Мет, она тоже была очень натуралистична. Мне кажется, что Мет немного перебарщивает иногда в этом направлении, очень грандиозные постановки через край. А опера все же условность.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

наткнулся на вот это. я охуел просто.

http://www.youtube.com/watch?v=ZEyTkkZ2zDg&feature=grec_index

Из писем друзей

Мне не хотелось комментировать по поводу горячо любимого мной «Бориса Годунова», но все же, Степа, там нужно слушать великую музыку и пение – все же, наряду с «Пиковой дамой», это вершина русской классической оперы... ты знаешь, что Мусоргский не успел дописать музыку и ее закончили другие, в том числе еще один крайне любимый мной великий русский композитор Римский-Корскаков.

LK

Степан, ответьте другу, что все же "Бориса" Мусоргский закончил, и не раз!!! Видимо, он спутал с Хованщиной.  А если говорить о роли Римского (сами понимаете, Корсакого), то он, конечно, сильно помогал другу, но по-своему: мало что в его музыке поняв.   

Весь путь Руси от Самозванца и до Путина - один плевок вулкана Хуайнапутина!

Что касается извержения вулкана Хуайнапутина - это мрачное вмешательство высших сил, обусловившее всю цепочку от Самозванца до Путина...

Я ровно это и имел в виду, но не хотел писать это в такой явной форме :)

Привет 2010-му из 2013-го!

Как хорошо, что вспомнили об этом разговоре. Надо чаще "поднимать" со дна архивов хорошие тексты. Ворошить, перебирать их, как сено, как яблоки - чтобы оживали и радовали нас! 

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Мария Генкина, Сергей Мурашов