Все записи
МОЙ ВЫБОР 20:53  /  26.04.11

1040просмотров

Как тяжело быть властелином.

+T -
Поделиться:

Так как я никогда не являлся поклонником Вагнера и уж точно мало, что в нем понимаю, то поделюсь своими впечатлениями от вчерашней Валькирии в Мете в постановке Лепажа.

Дирижировал Джеймс Левайн. Постановка Роберта Лепажа, пьесы которого Anderson Project (ради нее мы ездили в Филадельфию) и Lipsynch  в нашем любимом БАМе (восемь часов! Я был уверен, что не высижу!) относятся к числу моих любимейших. И очень понравилось, как он поставил "Проклятье Фауста" Берлиоза в Мете.

Мне музыка Вагнера в Валькирии неожиданно очень понравилась, особенно в третьем отделении. Начал Левайн первое отделение очень тихо и спокойно и пели тоже не очень громко, что было непривычно, так все, что я помнил до сих пор о Вагнере оставляло впечатление гремящей грандиозности. Вчера этого не было.  Вообще все вчерашнее исполнение Валкирии производило впечатление очень интимное. 

Зигмунда пел модный тенор Йонас Кауфман, который был очень элегантен и привлекателен, чистый красавчик  и понятно почему Зейглинда, которую пела Ева-Мария Вестброек в него сразу влюбилась.

Вотана пел Брайан Терфел и пел по мнению почти всех лучше, чем, в Золоте Рейна в постановке того же Лепажа.

Брунгильду пела Дебора Войт, и, хотя,  сорокамиллионнодолларовое соружение имени Лепажа на сцене ей довольно сильно мешало, она  выглядела лет на 20 моложе.  

Пела она партию Брунгильды немножко ... непревычно и вела себя с Вотаном немножко панибратски, что было бы ничего, все таки - отец, но дальнейшие события показали, что надо было быть осторожнее :)

Поразил меня Лепаж. Поразил тем, что перестал своей машинерией отвлекать меня - и возможно - других - от действа и музыки. Мне показалось, что его машинерия очень органично во все вписалась и хотя местами была впечатляющей, но не была назойливой. Сцена с восьмью валькириями на конях  (роль которых эта железка и исполняла) - кажется это и есть Полет Валькирий - была очень хороша.

Если бы я писал рецензию на оперу Вагнера Валькирия, то назвал бы ее "Как тяжело быть властелином". Эта опера не о любви. Эта опера о тяжести шапки Мономаха. Понятно почему Вагнера так любят тираны. Они бедные вынуждены делать не то, что хотят, а то, что надо. То, что требует так называемый долг властителя. Они вынуждены делать то, что надо, иначе потеряют власть и всем будет плохо. У них феноменально тяжелая доля. Все покушаются на их власть, от всех ее надо защищать. И главное - нельзя дать слабину. Сразу съедят.:) Они с детства помнят, что "слабых бьют". Шикарная музыка призвана поддержать эту главную мысль Вагнера - быть Властелином очень тяжело! Врагу не пожелаешь!

 

 

Заключительная сцена оперы: Брунгильда распятая Вотаном, висящая кверху ногами на скале и окруженная кольцом огня, которым "любящий" отец защитил ее от "лузеров".

PS: Вернусь с "роликов" допишу и исправлю ашипки.

PS2: Вернулся.

Исправляю.

 

Комментировать Всего 34 комментария
Из писем друзей (LK)

"Ну, наконец-то. Народ не простит (и никогда не прощал), но я продолжаю считать "Валькирию" лучшей оперой в мире. Точка. Когда вокруг возмущенно кричат "А Дон-Жуан?! А Так поступают все?! А...", - я смущенно развожу руками. И я очень рад, что Степа обратил внимание именно на эту, немыслимо достоверную, философско-психологическую часть оперы"

"Музыка, оркестровое мастерство, вокал, арии и ансамбли, драматизм, подлинность чувства и мысли, сдержанность и высота трагедии - чего только нет в этой опере?!.. "

Из писем друзей (АС)

"Стёпе, кажется, удалось сказать о "Валькирии" нечто свежее. 

Лёшу можно понять: 3,5 часа женского пения :)

Как вагнерианец с 40-летним стажем, не могу не.

Я отделяю оперы Вагнера от всех прочих. Это не совсем и не очень оперы вообще. Поэтому не могу принять формулировку ""Валькирия" – лучшая опера". ВСЕ оперы Вагнера – лучшие в этом смысле. А хороших собственно опер слишком много, чтобы назвать из них лучшую; я бы скорее привёл список из 10-20 лучших для меня лично из числа известных мне. Вот недавно "Сельскую честь" Масканьи послушал, и поразился, почему всю жизнь предполагал, что это - какая-то деревенская белиберда.

"Внутри" Вагнера ситуация для меня непроста: "лучшие" для меня – "Тристан" и "Парсифаль" (кстати, вижу в почте Свету как "Кондра"; тогда уж надо "Кундри" :) ), но при этом совершенно вне сравнений стоит Кольцо. Не лучше и не хуже прочего, а просто отдельно, оно для меня – сплошная ностальгия по прекрасной эпохе, когда мне было 17 лет.

Так вот, внутри Кольца мне больше всего дорого "Золото Рейна" – по каким-то неосознанным причинам, как чтение ксерокса первого тома "Архипелага": берёшь любой лист из стопки, и сразу любая депрессия проходит. Текст знаю "близко к тексту", но неизменно хороший результат :). Почему именно первого – тоже не знаю. Затем – "Гибель богов". "Валькирия" – безумно хороша, но сама по себе. "Зигфрида" выношу только местами, этот идиотский меч достаёт до невозможности. Хуже "Зигфрида" – только "Мейстерзингеры": самая мерзкая опера всех времён и народов, с нею рядом стоят только оперы Моцарта и Шостаковича.

Вот и подошёл к следующему пункту в письме Лёши. Сколько живу, столько не могу, как Веничка, дослушать до конца за один присест ни "Дон Жуана", ни "Волшебную флейту" – просто душу воротит на уровне физиологии. Флейту, правда, смотрел в детстве в Маринке. Помню чёрные одеяния цариц ночи и идиотские куплеты.

Недавно случилась ремиссия, и посмотрел Бергмана, а потом снова пытался слушать. Глухо. А когда я слышу глубокомысленные и восторженные разговоры о всяких философских глубинах Дон Жуана, у меня возникает двойная реакция: чувство глубокого личного недоверия к вещающему это плюс ощущение своей неполноценности. Я так и не дорос до этой музыки. Мне просто безразличны все эти красивости и дико раздражает балаган.

Тут я добираюсь до заключительного тезиса по поводу слов и Стёпы, и Лёши. Мне абсолютно безразличны все либретто мира. Я с трудом вспомню, кто кого застрелил: Ленский Онегина или Онегин Ленского. У Вагнера в тексте есть много красивых по-немецки оборотов речи, они – важная часть восприятия (звучание речи вообще нельзя оторвать от музыки, даже в опере, поэтому исполнение опер в переводе - нонсенс). Но следить, ПОЧЕМУ Вотан кого-то там наказал, - увольте. Всё равно, что выяснять, почему Высоцкий не послушался Шарапова, и выстрелил. Удовольствие слушать пафосные стилизованно архаичные обороты немецкой речи в Вагнере – автохтонно :) - или автономно? :) - Пусть старшие товарищи меня поправят.

А уж искать философию в Дон Жуане – простите меня навсегда. Философия написана в других книшках. Важны только образы и степень их силы.

Я, конечно, понимаю желание дотла УЗНАТЬ, что там происходит: отсюда и бегущая строка перевода в Мет, где я не был, и распечатки у Звонкиных. Это – естественно. Я сам в 17-18 лет два года просидел в нотном отделе Ленинки, изучая партитуры Кольца буквально по тактам и словам с наушниками на голове, а заодно изучая с нуля инструменты оркестра – все эти разные ключи и прочая. Но после того, как это любопытство удовлетворено, неизменно выясняется, что совершенно не важно, кто кого любил и кто кого убил. DE LA MUSIQUE AVANT TOUTE CHOSE.

О певцах. Исполнение Вагнера – особая проблема. Нам не довелось слышать live Брунгильду-Флагстад. Но оказалось, есть ещё более грандиозное упущение: целое поколение великих вагнеровских певцов времён рейха. Один вагнерианец покруче меня подарил мне около 25 записей того времени, и за это можно всё отдать и всех сдать.

О постановке. Какая разница. Повесить Брунгильду вниз головой или петь Вотана мужику с чертами и бородкой Закаева в офисном чёрном костюме, размахивая бутафорным мечом (запись Булеза). Дам хоть можно одеть во что-то вневременное. В общем, особо невыносимо, когда концертное исполнение выдают за постановку оперы или через средства постановки "самовыражаются" самозванцы.

И уж то, что Стёпе понравилась музыка, - это таки заслуга некоего Рихарда Вагнера, а не Левайна, тут уж к бабке не ходи. Нет такого вагнеровского дирижёра.

По поводу любви тиранов прилагаю вордовский файл, куда скопировал (в своё время, для выкладывания на Классике) всё, что сказано об этом в мемуарах Шпеера. Более достоверных источников об этом мифе не знаю.

СашаС"

Выдержка из мемуаров Шпеера на которую ссылается СашаС в предыдущем посте

Есть известное утверждение об увлечении руководителей 3 рейха Вагнером. Мне попалось несколько слов на эту тему в книге Альберта Шпеера – близкого друга, главного архитектора Гитлера, во время войны – министра вооружений. Вот эта подборка, где в первом абзаце содержится краткая характеристика своего хобби автором.

Привожу потому, что книга Шпеера, насколько я могу судить, является наиболее прямым и полным свидетельством о менталитете руководства рейха, не считая известных дневников и стенограмм, а также мемуаров генералов, но в тех мемуарах обсуждаются совсем другие темы. Во всяком случае, можно предположить, что это – наиболее беспристрастное в этом отношении свидетельство безусловно осведомлённого и достаточно образованного человека, который был очень близок Гитлеру и пользовался его безусловным расположением.

Для меня было неожиданным упоминание в этом контексте Брукнера. Ничего особенного или нового, но мне до сих пор не попадались прямые свидетельства на эту тему. Длинную историю с женой Геббельса привожу просто для атмосферы. Перевод так себе, нашёл в сети, оригинала у меня нет.

"Меня сильнее всего привлекала музыка. В Мангейме я до 1922 г. слушал молодого Фуртвенглера и затем Эриха Клайбера. В то время я находил Верди более впечатляющим, чем Вагнера, а Пуччини был для меня "ужасен". Напротив, мне очень нравилась одна симфония Римского-Корсакова, и Пятая симфония Малера, хотя и казалась мне "довольно сложной, но она мне "понравилась".

"Я также никогда не пропускал постановки "Мейстерзингера" с ансамблем Берлинской государственной оперы под управлением Фуртвенглера по случаю открытия съездов. Можно было бы подумать, что такое гала-представление, сравнимое только с Байройтскими фестивалями, собирало огромное количество людей. Свыше тысячи представителей партийной верхушки получали приглашения и билеты, но они, по-видимому, предпочитали собирать информацию о качестве нюрнбергского пива и франкского вина. При этом каждый, наверное, надеялся на то, что другой выполнит свой партийный долг и высидит всю оперу: вообще существует легенда, что партийная верхушка интересовалась музыкой. На самом же деле ее представители были неотесанными, индифферентными типами, для которых классическая музыка значила так же мало, как и искусство и литература вообще. Даже немногие представители интеллигенции среди высших чинов Гитлера, вроде Геббельса, не посещали такие мероприятия, как регулярные концерты Берлинской филармонии под управлением Фуртвенглера. Здесь из всей элиты можно было встретить только министра внутренних дел Фрика; сам Гитлер, вроде бы обожавший музыку, с 1933 г. появлялся в Берлинской филармонии только в редких официальных случаях.

Все вышесказанное делает понятным то, что на этом представлении "Мейстерзингера" в 1933 г. в Нюрнбергской опере зал был почти пуст, когда в правительственной ложе появился Гитлер. Он был крайне рассержен, потому что, как он заявил, нет ничего более оскорбительного и тяжелого для актера, чем играть перед пустым залом. Гитлер приказал выслать наряды с заданием привести в оперу высоких партийных функционеров с их квартир, из пивных и ресторанов, но все равно не удалось заполнить зал. На следующий день в оргкомитете рассказывали многочисленные анекдоты о том, где и при каких обстоятельствах взяли отсутствовавших.

После этого Гитлер на следующий день приказал не любящим театр партийным бонзам присутствовать на праздничном спектакле. Они выглядели скучающими, многих явно одолевал сон. Гитлер также считал, что жидкие аплодисменты далеко не соответствовали блестящей постановке. Поэтому с 1935 г. партийную массу заменили гражданской публикой, которая должна была приобретать билеты за большие деньги. Только таким образом удалось добиться необходимой актерам "атмосферы" и аплодисментов, которых требовал Гитлер".

"Недалеко от Байрейта Гитлер один пересел в небольшой закрытый "Мерседес", за рулем которого сидел его личный фотограф и, никем неузнанный, поехал на виллу Ванфред, где его ожидала фрау Винифред Вагнер".

"В годы войны Гитлер отказался от ежевечерней кинопрограммы, потому что, как он выразился, готов отказаться от своего любимого развлечения "из сострадания к терпящим лишения немецким солдатам". Вместо этого заводили пластинки. Несмотря на отличную их коллекцию, интерес Гитлера был крайне ограничен. Ни музыка барокко, ни классика, ни камерная музыка, ни симфонические произведения ничего ему не говорили. Вместо этого, в раз и навсегда установленной последовательности, за несколькими бравурными отрывками из вагнеровских опер шла оперетта. И все. Гитлер тешил свое честолюбие угадыванием имен исполнительниц и радовался, что часто случалось, когда попадал в точку".

"Ежегодно он был гостем Байрейтских фестивалей и не пропускал там ни одного премьерного спектакля. Мне, полному профану в музыке, казалось, что в беседах с госпожой Винфред Вагнер он обнаруживал изрядное понимание музыкальных тонкостей. Но больше его все же захватывала постановочная сторона. За этими пределами, однако, он посещал оперу крайне редко, а позднее его интерес к театру заметно понизился. Даже его любовь к музыке Брукнера была все же скорее поверхностной. Хотя перед каждой его речью "о культуре" на партийных съездах в Нюрнберге и проигрывался отрывок из брукнеровской симфонии. В остальном же он проявлял заботу только о том, чтобы в соборе св. Флориана не угасал огонь дела всей жизни композитора. Для общественного же мнения он старался поддерживать видимость своей очень насыщенной культурной жизни".

"Тем временем дела между Ханке и госпожой Геббельс продвинулись настолько, что, к ужасу всех посвященных, они задумали пожениться. Очень неравная пара: Ханке был молод и неопытен, она существенно старше, элегантная дама из общества. Ханке добивался у Гитлера разрешения на развод, но Гитлер по государственным соображениям отказывал. В самом начале Байройтского фестиваля 1939 г. Ханке как-то утром заявился в мой берлинский дом в полном отчаянии. Супруги Губбельс помирились, сообщил он, и вместе отбыли в Байройт. Я-то считал, что для Ханке это самый удачный выход. Но отчаявшегося влюбленного не утешить поздравлениями по такому поводу. Поэтому я пообещал ему разведать в Байройте, что же произошло, и тотчас же отбыл.

Семья Вагнеров пристроила к дому Ванфрида просторное крыло, в котором в эти дни остановился Гитлер и его адъютанты, тогда как приглашенные фюрером гости были размещены в частных квартирах. Между прочим здесь своих гостей Гитлер отбирал тщательнее, чем в Оберзальцберге, не говоря уж о Рейхсканцелярии. Не считая несущих службу адъютантов, он ограничивался приглашением нескольких знакомых с их женами, в отношении которых он мог быть уверенным, что они будут приятны семейству Вагнеров; в сущности, постоянными гостями были только д-р Дитрих, д-р Брандт и я.

В дни фестиваля Гитлер производил более раскованное впечатление, чем обычно. В семействе Вагнеров он определенно чувствовал себя уютно и избавленным от необходимости олицетворять собой власть, необходимости, подчиняться которой, он иногда считал себя обязанным даже при небольшом вечернем застолье в Рейхсканцелярии. Он был весел, по-отечески общался с детьми; по отношению к Винифру Вагнер держался по-дружески и предупредительно. Без его финансовой поддержки фестивали едва ли смогли бы продержаться. Каждый год Борман отсыпал из своих фондов сотни тысяч, чтобы фестивали достойно увенчивали очередной сезон немецкой оперы. Быть патроном этих фестивалей и другом семьи Вагнеров - возможно это было осуществление мечты, в которую Гитлер едва ли отваживался верить в дни своей молодости.

Геббельс с женой прибыли в Байройт в тот же день. что и я, и заняли квартиру в пристройке дома Ванфрида. Фрау Геббельс была, судя по всему, глубоко подавлена, она откровенно рассказала мне: "Ужасно, как мой муж запугивал меня. Я только собралась отдохнуть в Гаштайне, как он без всякого приглашения появился в отеле. Три дня он непрерывно уговаривал меня; больше я вынести не могла. Он шантажировал меня нашими детьми - он прикажет их у меня отнять. Что я могла поделать? Мы помирились только внешне. Альберт, это чудовищно! Мне пришлось дать ему слово никогда не встречаться более приватным образом с Карлом. Я так несчастна, но у меня нет выбора".

Что могло бы лучше всего соответствовать этой семейной трагедии, чем "Тристан и Изольда", которую мы - Гитлер, супруги Геббельс, госпожа Винифрид Вагнер и я - как раз слушали из большой центральной ложи. Госпожа Геббельс, справа от меня во время всего спектакля тихонечко плакала. В антрактах она сидела в углу одного из салонов, сломленная и всхлипывающая, в то время как Гитлер и Геббельс показывались через окно народу и старались не замечать неприятную ситуацию.

На следующее утро я раскрыл Гитлеру, которому поведение фрау Геббельс накануне осталось непонятным, подоплеку состоявшегося примирения. Как глава государства он, хотя и приветствовал такой поворот событий, но тотчас же, в моем присутствии вызвал Геббельса и немного - словно и сухо сообщил тому, что будет лучше, если он со своей супругой в этот же день покинет Байройт. Не дав возможности какого-либо возражения, даже не протянув руки, он попрощался с министром и после этого повернулся в мою сторону: "С женщинами Геббельс циник". Он и сам был циником, на другой манер, впрочем".

"Гесс занимался проблемами гомеопатического лечения, любил камерную музыку и имел чудаковатых, но в то же время интересных знакомых".

О НИЦШЕ:

"Дальше мы поехали в дом Ницше, где Гитлера ожидала его сестра, фрау Ферстер-Ницше. Эксцентричная экзальтированная женщина явно не могла найти общего языка с Гитлером, между ними состоялся какой-то странный обмен банальностями. Однако основной вопрос удалось решить к общему удовольствию: Гитлер взял на себя финансирование пристройки к старому дому Ницше, а фрау Ферстер-Ницше согласилась с тем, чтобы Шульце-Наумбург сделал ее проект".

Мой ответ СашеС

Саша, конечно это выглядит смешно, когда я спорю с тобой о музыке вообще и Вагнере в частности. Так что дальнейшее ты можешь и не читать:)

Ты пишешь: 

"Мне абсолютно безразличны все либретто мира."

Когда его - либретто - знаешь, то и мне оно безразлично, но назови мне хоть одну хорошую (любимую) оперу, либретто которой ты не знаешь? Я тоже любил в юношестве песни Битлз, Боба Дилана и Леонарда Койна, не понимая ни слова и, более того, я знаю мужика в Мексике, который  любит Высоцкого, не понимая ни слова. Кстати, о Высоцком, так как ты сам его первый помянул. Ты уверен, что "Кони привередливые" ничего не теряют, если не понимать текста песни? Да, есть песни, где текст менее важен, есть, где он важен больше. То же верно и про оперы. Оперы это комбинация музыки, поэзии и драмы и этот коктейль может быть приготовлен в разных пропорциях. Кстати, как справедливо тебе заметил ЛешаК у Вагнера оперы называются «музыкальные драмы»

Я не буду спорить с очевидным утверждением, что музыка в опере - самое главное. Я буду спорить с утвержднением, что либреттно не имеет никакого значения, даже в операх, где музыка настолько хороша, что ее можно слушать, не понимая ни слова. И в Кармен, и в любомом нами (тобой и мной) Дон Жуане либретто играет разную роль, но мне оно не только не мешает,  а наоборот добавляет размерности в произведение. Еще раз: в песне "I Want To Hold Your Hand" слова важны на 0.001%, а в Eleanor Rigby уже  на 7.5%, а в "Being for the Benefit of Mr. Kite" я бы сказал процентов на 12 :) 

Я помню, как я мечтал понять о чем поют в Jesus Christ Super Star! До боли в ушах! 

Ты скажешь (если конечно дочитаешь до этого места): "Так то песни и попсовая опера", но логика восприятия (или невосприятия) та же самая. Восприятие Музыки становится богаче от текста, поэзии, либретто, исполнения, постановки и прочего. При этом, да, музыка важнее всего, музыка все задает и всем командует, но Высоцкий без понимания текста - это Боб Дилан без понимания текста, то есть слушать и кайфовать можно так как не знаешь, что потерял. И еще один довод: если бы либретто было не нужно, но композиторы (умные) им бы и не пользовались:)

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Из писем друзей. Ответ СашиС

"Стёпа, я тебя всегда дочитаю, и не надейся.

Атвечу абоим сразу.

Любимые оперы, сюжета которых я не знаю, есть, хотя мало. Например, у меня так и не хватило терпения дочитать, кто там с кем поссорился в Воццеке и что вся эта белиберда обличает. Там в музыке происходит столько событий и таких захватывающих, что эти манипуляции гармонией и формами будут покруче не то, что Фауста, а ПС Конан-Дойля. И знание проблем какого-то солдата и проститутки мне абсолютно ничего не добавит. Какое мне до них дело.

Аналогия с Высоцким & Co., как ты и сам понимаешь, неправомерна в корне. Я не пробовал слушать песни Высоцкого, не понимая текста, но скажу (с) :): они - изначально синтетические произведения, и ударную силу им придаёт именно текст с точным на грани гениальности исполнением музыкального сопровождения. Конечно, качество музыки этих песен тоже важно, но Высоцкий не сделал музыкальных открытий, он просто написал несколько запоминающихся мелодий плюс очень чутко совмещал ритмику текста с ритмом музыки. Кони привередливые - запоминающаяся мелодия, но вполне вторичная, а "Откуда эти слёзы, зачем оне?" - первовосхождение. 

Простой аргумент: сколько всяких имитаторов точно поют его песни по музыке и тексту, а слушать их неинтересно. Нет характерного интонирования, которое решает всё. Ну, и страсти ноль у всего этого сброда.

Впрочем, с Высоцким дело обстоит тонко и сложно, как и с битлами: при кажущейся простоте, это - работа гения, как ни мелок, вроде бы, жанр, и мне страшно не хочется даже косвенно эту работу принижать.

Вагнер же сделал море принципиальных музыкальных открытий. "Профессиональная", или "классическая", музыка есть история музыкальных открытий, а не написания красивых шоу. Верди вот написал сотню опер, но достаточно послушать 3-4, чтобы знать все. И эти открытия Вагнера завораживают настолько, что текст действительно мало что добавляет к этому восторгу. Я, и не один я, всегда жалел, что Вагнер не писал симфонии, а тратил время на этих валькирий и зигфридов. Идеально было бы, если бы он писал симфонии и - параллельно - драмы по квази-древнегерманским мифам. Он был бы тогда известен как гениальный композитор и автор-любитель экзотических драм уровня какого-нибудь Гамсуна или Ибсена.

Тристан - великая опера не потому, что она нравится мне, а потому, что она отразила фундаментальные сдвиги в понимании гармонии, и буквально вся состоит из уникальных находок. Какое кому дело при этом, что там у Тристана было с Изольдой?! - Вот Гергиев разрешил одному самовыраженцу местного розлива поставить Тристана как любовную сцену в каюте с мобильниками. И что? - А ничего. Народ схавал, и не потому, что слишком глуп, а просто факт постановки Тристана в России после стольких лет, то есть то, что Гергиев дал возможность множеству людей слышать эту великую музыку лайв, неизмеримо выше зрительного оформления. Можно просто закрыть глаза. А с нашими вокальными традициями не то, что Тристана, а Пиковую даму не всякий слушатель поймёт, что они там на сцене поют хором. "Не всякий Вас, как я поймёт"... :))

Очень скушно слушать в Кольце весь этот Sprechgesang. Да, идея огромной силы, и Шёнберг из неё потом сделал настоящие шедевры, но в Кольце вся эта болтовня по сюжету оправдана только фанатической верой Вагнера в важность сюжета, аналогично фантазиям Скрябина последних лет его жизни - просто хочется прокрутить до следующего чисто музыкального куска.

Левайна я совсем не хочу обидеть. Он много сыграл Вагнера, и не виноват, что во время его жизни нет настоящего вагнеровского дирижёра. Вот Гергиев, к которому я долго относился высокомерно. Чем-то они похожи. Гергиев - не гений, но очень приличный дирижёр, и его энергия позволяет множеству людей услышать море трудной и редко играемой музыки в очень хорошем профессиональном исполнении. А то, что 8 Малера Гергиев не может сыграть, просто по определению, - не его вина, так как она уходит корнями в слишком глубокие пласты еврейской и немецкой культуры, чтобы их осознал посторонний. Это как учиться дзену у Саши Семёнова. Остальные симфонии Малера - пожалуйста, их многие играют хорошо. Но не восьмую. Так и с Вагнером и Высоцким.

СашаС

Вот вдогонку аналогия в тему: я бы вполне прожил без Высоцкого-актёра. Да, талантливый актёр, но мы его любим не за это. И тот факт, что для него был важен актёрский успех или признание как поэта Союзом писателей, никак не меняет того факта, что он не был ни великим актёром, ни великим поэтом, а был гением некоего оригинального жанра.

Вот и без Валгаллы я бы прожил, не особо сожалея, хотя сказки хороши. А не услышать некоторых чисто инструментальных эпизодов в Тангейзере - лучше не родиться.

СашаС

О Высоцком

"... он не был ни великим актёром, ни великим поэтом, а был гением некоего оригинального жанра."

Я считаю его великим поэтом. Реинкарнацией Пушкина. Он, кстати, очень похож на Пушкина своей судьбой: жены - легендарные красавицы, взаимотношение с властью. Оба язык улицы слелали поэзией. 

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova

Ответ ЛешиК СашеС

Саша:

Снова категоричен. Но мы будем терпеливы

Для профессионального музыковеда (моя мама была профессиональным музыковедом) или профессионального музыканта (мой отчим был профессиональным музыкантом, тебя, наверное, можно считать профессиональным музыкантом, если убрать тонкие оттенки слова «про...»), возможно, твоя точка зрения имеет больше смысла, чем для рядового слушателя. Но, позволь тебя заверить, для ряда высококультурных музыковедов и музыкантов она тоже будет «с привкусом» (думаю, будет как раз высокая корреляция с когортой окрестивших «оперы» «музыкальными драмами»).

Я слушал Кольцо «живьем» с Гергиевым в Коста-Месе, его друг Доминго приезжал петь Зигмунда, замечательная Дидкова (или Дядкова?) пела Фрикку и еще несколько партий. И хотя Гергиев – не Бём и, возможно, даже не Булез, это было великолепное исполнение (для меня Зигфрид тоже немного выпадает...). Возможно, тебе было бы скучно его слушать, но сидевшие в зале музыковеды (а рядом со мной в зале сидел весьма известный музыковед), наверное, не полностью разделили бы твою точку зрения 

ЛёшаК

Ответ СашиС ЛёшеК

Лёша, я абсолютно согласен, и хочу эта... решительно отмежеваться от кажущихся расхождений. Кроме того, затронутые тобой косвенно вопросы интересны сами по себе.

1) Я никогда не претендовал на звание профессионала. Причин, как минимум, две:: во-первых, я не знаю каких-то вещей, которые знают все получившие стандартное образование профессионалы. Таких принципиальных вещей немного, и я знаю, что именно не изучил, чтобы гордо представляться профи. Во-вторых, большинство профессиональных музыкантов, имеющих формальное право называть себя профессионалами, настолько не тянут на этот статус в моих глазах, что просто остаётся развести руками.

2) Я прекрасно осознаю место своих самоуверенных заявлений во множестве всех возможных суждений на эту тему. Отношение к Вагнеру всегда было предметом больших разногласий в профессиональной среде. Однако по моему опыту - весьма ограниченному, в силу моего замкнутого образа жизни - услышать разумные контраргументы от не любящих Вагнера профессионалов невозможно, это - в лучшем случае, общие слова. Да и матчасть они обычно знают ниже плинтуса. Теоретик может просто НЕ ЗНАТЬ Вагнера, то есть слышать Полёт валькирий в кино, и - всё! Никак не хочу обобщать эти грязные подозрения :) на твоих знакомых музыковедов, но проблема существует.

3) Я С ОГРОМНЫМ УДОВОЛЬСТВИЕМ послушал бы Кольцо под управлением Гергиева с Доминго. Более того, я уже два года собираюсь провести май-июнь в Ленинграде, чтобы послушать там Вагнера, Малера, Римского и много чего ещё, что именно в это время там играет Гергиев в рамках какого-то то ли фестиваля, то ли по традиции. БЕЗ ДОМИНГО.

Говоря о том, что Гергиев не может сыграть Вагнера, как Фурт, Краус, Кнаппертсбуш и тот же Бём, я никак не принижаю Гергиева. Он многое делает великолепно, просто из уже ушедшего века титанов, которые стремились достичь абсолютного совершенства, а не рыночного успеха, остались критерии и образцы, которые ему не доступны. Тут ничего ничего обидного, и я думаю, что Гергиев знает о себе всё гораздо лучше меня в этом смысле.

СашаС

СашаС ЛешеК

Лёша, я страшно благодарен тебе и Стёпе, которые по разным причинам почему-то терпят "избираемые мной тональности разговора" :)))))) Я знаю, что этот квазипрокофьевский стиль "форма должна быть такой, чтобы содержание с размаху лезло в сознание слушателя" - совсем не лучший способ привлекать внимание к своему мнению :) Но дьявольский соблазн играть словами сильнее моей готовности быть хорошим мальчиком :)

Конечно, многое в моих словах - сознательное преувеличение, кураж и прочее, и совсем нет проблемы до меня достучаться :))

Да, конечно, во все времена была жива идея, что "настали дурные времена: младшие не уважают старших..." и далее из того шумерского или чьего там текста. Анекдотов об отношениях между теми же названными мной или тобой дирижёрами хватит на самую популярную колонку сноба.

Однако есть и фундаментальный факт. Он заключается в том, что эпоха принципиальной важности дирижёров и вообще исполнителей очень ограничена во времени: это - примерно полтораста лет. Большинство выдающихся дирижёров этого времени известны по записям, и их уже можно сравнить без личных эмоций. Этот процесс идёт - например, он косвенно, но очень драматично отражён в истории индустрии звукозаписи (ты читал эти потрясающие книжки?) и - в значительной степени - сейчас идёт на сайтах фанатов классики, которые в 90% случаев куда грамотнее любых штатных профессионалов.

Таким образом, имя Фуртвенглера не является относительным.

Я очень не хотел бы переходить на конкретное сравнительное обсуждение дирижёров, поскольку я не компетентен его вести. И я не знаю, навскидку, "профессионалов", которые готовы. Зато знаю море самоуверенных коллекционеров, которые через минуту безапелляционно выдадут список "лучших" записей. Это - крайне сложная профессия, и любитель тут не может судить даже среднего профессионала. Человек имеет право высказываться об уровне работы дирижёра, и только в конкретном произведении, только если он готов вечером сам встать за пульт, и продирижировать им. Так что мы говорим не более, чем о личных дилетантских симпатиях.

А вот о линии от твоего отчима к Сараджеву и Никишу ты просто обязан рассказать миру!!!! О гениях уровня Никиша важны любые детали - никто не знает их относительную ценность.

Личный вопрос, если позволишь: я только что начал читать книгу Аркадия Ваксберга "Загадка и магия Лили Брик". Катанян - фамилия её мужа. Я предполагаю, что фамилия, вероятно, распространённая, но - вдруг?

СашаС

Мой ответ СашеС

"... но в Кольце вся эта болтовня по сюжету оправдана только фанатической верой Вагнера в важность сюжета"

Я вот думаю: а может в споре Вагнера с СашеС оказаться прав Вагнер?! Хотя бы - теоретически!

Ответ СашиС СтепануП о споре СашиС с Вагнером

Уже оказался :). Мы же начали разговор с того, кто, почему и какие оперы считает лучшими, а этот вопрос - из другой плоскости. Не существует Вагнера, отвечающего спецификациям Семёнова, а тот, который существует, принципиально вдохновлялся именно идеей создания этого квази-эпоса, как поздние сонаты Скрябина являются осколками, набросками отдельных идей Мистерии, первое и последнее исполнение которой должно было преобразить мир. 

Так что Семёнову остаётся только снять шляпу перед капризами Р.Вагнера :)

СашаС

СтепанП СашеС

СашаС, 

Вагнер, видимо, как многие другие гении пытался самоутвердиться не в той области, где он был очевидный гений для окружающих, в области смежной: в области мысли :)

Он, видимо, считал, что он знает некую истину, которую хотел миру открыть, а так, как мир любил слушать егу музыку, он этим воспользовался, чтобы донести миру свой, так сказать, мессидж. И вот ровно этот мессидж я обсуждаю в своей заметке.

СашаС всем

Я сегодня осознал ответ на вопрос Лёши, о чём спорим :), и почему моя демагогия вызывает возражения.

Весь разговор крутился, фактически, вокруг распространённого убеждения, что музыка в опере иллюстрирует либретто. Я, собственно, уже ответил на это, а теперь кратко скажу в явном виде.

Это так и не так, и именно в опере различия в понимании смысла музыки проявляются особенно наглядно. Если смотреть на оперу как на балаган, то я мгновенно соглашаюсь с важностью либретто и превосходством куплетов всяких папаген над полётами всех валькирий, вместе взятых, и отправляюсь рыдать с Виолеттой. Таких опер - туча, и они выполняют свою развлекательную роль, среди них тоже можно выбирать лучшие, но к музыке они имеют очень косвенное отношение.

Музыка - один из классических способов познания истины, как математика, физика, поэзия и философия, например, и суть музыкального произведения - это совершённые в нём открытия, то есть некие музыкальные события не известного ранее типа. Как и в поэзии, где ради одной строчки пишется целый сонет, в музыке есть свои традиционные способы оформления найденных истин - нечто вроде идолов, которыми язычники закрепляют частные найденные ими истины.

В "настоящей" опере как раз либретто и не может играть никакой принципиальной роли по определению. Оно может служить вспомогательным инструментом для композитора в процессе написания музыки, но после того, как открытия совершены, и опера закончена, его можно просто выбросить. А можно и оставить, как строительные леса, которые постепенно вросли в конструкцию, и убирать их уже не имеет смысла, да и хлопоты того не стоят.

Опер этого типа не так много, Лёша назвал в качестве лучшей оперы одну из них, и Вагнер случайно попал под раздачу :)

СашаС

СтепанП СашеС

Саша, Я с тобой согласен. Более того, в той статье про анекдоты и искусство, начало которой я тебе послал, я это уже написал (но тебе еще не посылал, так что если ты не читал то, что тебе послал, то и не читай, я пришлю новую версию)

Конечно же, я не считаю, что музыка иллюстрирует либретто. Я даже не считаю, что либретто иллюстрирует музыку. Это компоненты, части целого. Как форма и цвет - и сюжет! - есть компоненты живописного полотна, как текст и музыка - есть компоненты пести, как ритм и рифма - и сюжет! - есть компоненты поэзии.

Просто так получилось, что в случае с оперой музыка настолько более важный, более сложный и более выразительный компонент, что все (особенно - снобы :)) решили, что поэзия и драма вообще никакой эстетической нагрузки в опере не несут

ЛешаК СашеС

Саша.

Я понимаю каждое слово из написанного тобой и соглашаюсь со многими из них, но продолжаю утверждать, что ты не довел мысль до конца и что Валькирия (и другие оперы Вагнера, хотя и не все) – «новый» синтез либретто (т.е. драмы в ее отделенном от музыки смысле), никомуненужнойфилософиимифологии, музыки и вокала. Иначе не только определение музыкальной драмы Вагнера, но и мое предпочтение Валькирии становится бессмысленным, а я им слишком дорожу

ЛешаК

Из писем друзей. АллаЗ

А что ж никто тут не вспомнил "Каприччио" Штрауса, где этот сюжет: что важнее - слова или музыка - так замечательно освещен? Причем Штраус там и композитор, и либреттист )))

Алла

Это мне урок - сначала надо читать все комментарии перед тем как самой писать. Алла З конечно не совсем права - большая часть либретто для каприччио написано Clemens Krauss, а не Штраусом. меня после этой оперы интересовал вопрос насколько весь этот conversational piece for music - был медитацией на сотрудничество Штрауса с Hofmanstaal. Мне встречались мнение (подтвердить его не могу поскольку ни на немецком ни на французском не читаю), что Hofmanstaal был гениальный поет модернист - на уровне Рембо. Понять это на уровне бегущего перевода в Мете конечно невозможно.

По поводу либретто и "какая разница:" - Ричард Штраус с Сашей С точно бы не согласился. Не зря же он посвятил два часа Capriccio разбору тому что важнее - музыка или поэзия.

Интересно, что я писала о либретто  Iphigénie en Tauride в своем блоге, и именно Глюка вспомнил Страусс в Capriccio (Пересказать до чего договорились герои оперы я не возьмусь - следить за этим разговором было бы гораздо легче если бы он был не по немецки).

Меня лично тоже удивляет какое внимание уделяют либретто некоторые товарищи - для меня как и для Саши С - музыка важнее, НО... чем больше я читаю о сотрудничестве Страуса с Hugo von Hofmannsthal, или Верди и Boito (смотри статью на эту тему в NYReview) - тем больше я убеждаюсь, что я просто что то в этой жизни еще не допонимаю.

П.С. Прошу меня не критиковать за апшибки - пишу на скорую руку, и в отличие от Пачикова бегу не на ролики, а к сыну в школу! 

Музыка, оркестровое мастерство, вокал, арии и ансамбли, драматизм, подлинность чувства и мысли, сдержанность и высота трагедии - чего только нет в этой опере?!.. "

Степан, мне кажется, такие слова можно сказать почти о любой опере! Особенно, про драматизм и подлинность чувств. В опере - всегда чувства настоящие, страсти - запредельные, и пусть сюжеты часто примитивные, но дело не в этом... Как вы правильно сказали - музыка, сценография, костюмы, вокал...Никаких там мелких страстишек и  бытовых проблем...Имею в виду,  никто там замуж из-за гринкарты не выходит и т.д. :) Опера - всегда праздник. "Валькирию" слушала несколько лет назад в Кеннеди Центре (Вашингтонская Опера), дирижировал Доминго. Потрясающе!

"Степан, мне кажется, такие слова можно сказать почти о любой опере!"

Я вот неделю назад слушал оперу Стефана Шварца Seance on a Wet Afternoon и этих слов сказать не могу :)

Просто нам, Ирина, всем очень везет и плохие оперы очень быстро сходят со сцены и о них все быстро забывают. 

Могу напрячься и вспомнить  еще пару плохих опер :)

Александр Семёнов Комментарий удален автором

Если бы сюжет и драма были не важны - это был бы (и есть) другой жанр.

Но почему-то Вагнеру хотелось писать именно в этом жанре. Давайте уважать его решение. Почему-то в живописи в поэзии мы не удивляемся тому, из какого сора растут стихи, не ведая стыда. 

Степан Пачиков Комментарий удален автором

Неплохо там в Американии да-) ?

"Отлично, Константин!"

Антон, слово "неплохо" очень плохо описывает ситуацию а Американии. Хорошо описывает эту ситуацию слово "хорошо" :)

А как у вас (реально - у нас) в Московии?  (раньше говорили "в совдепии", но эти проклятые времена прошли)

Эту реплику поддерживают: Антон Чупилко

А унас в квартире Газзз...

Правда я счас в Болгарии на море, начинаю тут реально Инновационный бизнес да и тут Интернет в 5 раз быстрее чем в Москве на Тверской -) 

А там где Газ, кончается бензин, потому что Путин ему год назад помощь оказывал, счас он строительной отрасли помогает - думаю следующий год коллапс настанет-)  

Ну а Медвед пошел на Шоколадную Фабрику и попал под Дождь-) Написал про это заметку в той колонке "Телевидения в России НЕТ" 

Получится как с Хамовниками, они пропадут после его визита и превратятся в Золотой остров с монорельсовой дорогой-)) 

Кстати, про облако и про и-нет - как вы думаете "Виртуальное второе облачное Я" которое существовать будет 24/7 вечно и делать за Вас дела - это интересное приложение для Гаджетов? 

"Кстати, про облако и про и-нет - как вы думаете "Виртуальное второе облачное Я" которое существовать будет 24/7 вечно и делать за Вас дела - это интересное приложение для Гаджетов? "

Я начал этот проект 15 января 1993 года. Назывался он "Alter Ego"

Эту реплику поддерживают: Антон Чупилко

Ну корни у нас одни- МКК) Можно обсудить ... 

Ну это афоризм! Поздравляю!

"Слово неплохо плохо описывает эту ситуацию. Хорошо описывает эту ситуацию слово хорошо".

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Степан Пачиков Комментарий удален автором

Из писем друзей.(от ВВП)

"Mark Twain: Wagner's operas remind me of the time when in my home town of Hannibal the orphanage burnt down with all the children inside it."

ВВП

Отправлено с iPhone

Не пугай нас так в следующий раз :-)

Владимир Владимирович Познер - тоже ВВП

На Валькирию иду на следующей неделе. Слушаю старую запись, чтобы привыкнуть к музыке (признаюсь - в первый раз как и большинство опер, буду Валькирию слушать в первый раз).

Вчера ходила на Il Trovatore С тем же составом, что и летом в Вероне. Это лучшая роль Хворостовского по моему скромному мнению.

Все - убегаю!!!!

Валькирию посмотрела.

Пять часов пронеслись как одно мгновение. Кауфман, по-моему был великолепен, а вот Дебора Войт мне совсем не понравилась.

Два слова о музыке. Я совсем не понимаю почему так ругалась публика в начале прошлоге века (По моему у Пруста описывается как Принцесса Германт терпеть не могла Вагнера - хотя может я и ошибаюсь. У меня в голове сплошная каша). Музыка мне показалась очень мелодичной и даже легкой к восприятию. Но вот лейтмотивы...

Признаюсь честно, что избитый лейтмотив валькирий под конец оперы меня совершенно замучил. Может быть потому что каждый раз вспоминались летящие вертолеты из Аппокалипсиса Копполы и на их фоне тетки на железках выглядели совсем не впечатляюще.