Все записи
11:45  /  28.05.11

744просмотра

Стихи Леопольда Эпштейна (опубликовано с ведома автора)

+T -
Поделиться:

Бородино на Гудзоне

Скажи-ка, дядя, ведь недаром

Судачат все: каким макаром

Подзалетел Стросс-Кан?

Была ль то схватка боевая,

Где изнемог, овладевая,

Или подставка роковая,

Классический капкан?

 

Международный фонд валютный

Как пёс бесхозный, бесприютный,

Скулит: Увы, увы —

Манхеттенские фараоны

Не то чтоб свято чли законы,

Но цепки и бесцеремонны –

Нам не спасти главы!

 

Он долго голым ждал в засаде,

Терпенью выучен в Моссаде,

Стоял недвижно он,

Стоял, не двигая ни членом,

Не позволяя дрожь коленам,

Стоял, не думая о бренном,

В раздумья погружён

 

О кризисе о планетарном,

О равновесье монетарном,

Кто как взимает дань,

И что опять подводят греки,

Про перекосы ипотеки,

Про то, что доллар – не навеки,

Про евро, про юань.

 

Когда ж вошла черница в келью,

Неизъяснимому веселью

Вдруг отдал дань Стросс-Кан,

Склоняя девицу к соитью,

Схватил за что-то по наитью,

Напомнив ей своею прытью

Гвинейских обезьян.

 

Вам не видать таких сражений!

Там сумрачный гвинейский гений

И острый галльский ум

Схватились, трепетны и кротки,

Трещали, лопаясь, колготки,

И в фешенебельной высотке

Стоял вульгарный шум.

 

О как узнать, в какой же мере

В торговой действовал манере

Богатый Доменик,

Сулил ли деве из Гвинеи

Реалы, рупии, гинеи

Или насильничал над нею

От свежей страсти дик? —

 

Сие присяжных есть работа.

Но говорят, что видел кто-то,

Как ликовал француз,

Когда, как намечалось раньше,

Он встретил дочь свою для ланча.

Но внешний вид порой обманчив,

Скажу, питомец муз.

 

Уже валютчик — в первом классе,

Где стюардесса — на атасе,

Она бежит к нему

С бордо, бургундским и мускатом,

Да не судьба. Он взят захватом.

Как в песне, сложенной Булатом:

Под ручки — и в тюрьму.

 

Два дня, грозя паденьем рынку,

Тянули органы волынку,

На третий — явка в суд.

И адвокаты с именами,

И дипломаты с дипзначками,

И пресса с лживыми глазами —

Все побывали тут.

 

Но где же та, из-за которой

Все собрались? Она — за шторой,

Ей труден этот миг.

Злодея выдав правосудью,

Она своей закрыла грудью

Дорогу страшному орудью,

Что носит Доменик.

 

Как тут не вспомнить Секу Туре!

Недовоспет в литературе,

Был сей герой могуч.

Париж отринув аки змея,

Под ним цвела его Гвинея,

Альтернативы не имея,

Как сад — под сенью туч.

 

Со страстью Ленинской огромной

Он бы девицы подвиг скромный

Достойно оценил.

Он не затем сидел в застенке,

Чтоб всякие снимали пенки,

Снимая что-то с уроженки

Страны, где он царил.

 

Меж тем, мы слышим ропот зала – 

Судья в залоге отказала:

Плевать на  миллион!

Мы здесь в Америке — не скряги,

Набедокурил — спи в тюряге.

И перестань плести бодяги:

Что дышло — наш закон.

 

А вдруг как впрямь он невиновен

И дерзкий заговор подстроен

Коварным Саркози?

Иль, может, то шалит «Алькада» —

Ведь он обрезан, всё как надо,

И сам Оссама мстит из ада,

Чтоб вымазать в грязи?

 

Все ждут судилища. Юристы

В затяжках разных сноровисты:

Не скор наш суд, увы.

Валютный Фонд над златом чахнет,

Ночной Манхеттен спермой пахнет,

И если кто кого где трахнет,

Так то — рука Москвы!

 

Комментировать Всего 8 комментариев

Вот и я о том. Леня все сказал и даже про Секу Туре!

Эту реплику поддерживают: Юрий Кацман, Сергей Мигдал

Я даже Диме прочитала (дискуссию у Наврозова он бы точно не осилил, а тут кратко и весело)!

Можно было бы взяться за поэтический сборник по мотивам самых жарких снобских дискуссий - было бы гораздо интереснее чем читать сами дискуссии. Мне кажется редакции стоит у него заказывать стихотворение недели!

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Мария Сидорчук

Это пять!

Валютный Фонд над златом чахнет,

Ночной Манхеттен спермой пахнет,

И если кто кого где трахнет,

Так то – рука Москвы!

Эту реплику поддерживают: Юрий Кацман