Все записи
11:59  /  19.07.09

2306просмотров

Как я ходил на концерт Боба Дилана

+T -
Поделиться:

Деревушка Wurtsboro, в которой располагается мой деревенский дом (дача), находится  на пол пути между Вудстоком, с именем которого связан знаменитый Woodstock festival 1969 года,  и поселком Bethel, в котором на самом деле этот фестиваль и происходил 40 лет тому назад с 15-го по 18-е августа, буквально через 25 дней после самого невероятного и самого фантастического события 20 века, сорокалетие которого все прогрессивное человечество будет отмечать завтра, 20-го июля.

На том самом месте, где в 69-м проходил фестиваль, несколько лет назад построили Bethel Wood Art Center, который занимает приблизительно 700 гектаров (сама ферма, где проходил фестиваль 69-года, занимала чуть меньше 15 гектаров).

В четверг вечером, гуляя со Светой вечером в Центральном Парке, я случайно увидел на айфоне письмо от соседа-винодела, что в эту субботу в Bethel будет играть Боб Дилан. На наше удивление билеты еще были, и мы прямо с айфона заказали и получили два билета на лужайке по 35 долларов, плюс по 5 долларов за раскладные стульчики.

Позже, уже из дома, я смог взять два билета по 125 долларов под навесом, ближе к сцене, но в разных со Светой секциях.

Кстати, это была максимальная цена за билеты.  

И хотя от дачи до Bethel рукой подать (минут 20), ехали мы почти полтора часа и когда приехали, то на паркинге было больше тысячи машин.

Двигаясь медленно по дорожке и следуя указаниям распорядителей с полосатыми палочками, я увидел Борю Локшина, который тут же мне сообщил, что с камерами не пускают, обыскивают строго, залазят даже в ..., так что ему пришлось возвращаться к машине, чтобы оставить в ней свою камеру.  У нас было с собой три камеры, не считая двух айфонов, хотя зеркалку я и не взял, так как на сайте Bethel написано, что нельзя пользоваться камерами со сменными объективами.  Я оставил две камеры в машине, а одну - Canon SD1000 - сунул за носок левой ноги, - с внутренней стороны, конечно! - так что под джинсами ее не было видно. 

Сумки тщательно проверяли у всех, но я, стоя в очереди, присмотрел одного проверяющего, который ленился следовать всем процедурам, так живописно описанным Борей, и пошел к нему, уступив жене того, который тщательно выполнял свою работу (у нее камеры все равно не было!).  Услужливо открывать свою сумку и показывать ее содержимое было бы очевидной ошибкой и я небрежно закинул ее за спину, демонстративно держа телефон в руке.  "Ленивый" проверил мой билет, "запеленговал" сумку у меня за спиной и потребовал ее показать, что я лениво и проделал. Увидев, что в сумке ничего нет, шмонать меня ниже пояса он не стал. Виктория!

Погода была - пока! - хорошей, виды были великолепными, народ не спеша отоваривался пивом и прочими хотдогами в красивых белых шатрах

 

и все медленно двигались в ту сторону, откуда доносилась музыка, и куда все не спешили, так как все знали, что Дилан будет в 9:15, а сейчас было только начало седьмого.  

Я начал потихонечку фотографировать все вокруг своим телефоном,

не рискуя доставать мыльницу Canon из-за носка, так людей в майках с пугающей надписью Event Staff было как более, чем много.   

Снова столкнувшись с Борей Локшиным и Верой Бергельсон, съев по горячей собаке и запив это вином, мы наконец добрались до того места, откуда слышалась музыка. На сцене играл легендарный Willie Nelson.

Убедившись, что снимать сцену, без риска быть удаленным, не выходит, мы решили вокруг походить и людей посмотреть. Благо музыку было слышно отовсюду. Молодой человек из "присматривающих" сказал мне,  что "если Вы умудрились пронести камеру, то снимать можно только друг друга и в сторону, противоположную сцене", чем я и занимался большую часть времени, в ожидании Боба Дилана. 

Часам к восьми Вилли Нельсона сменил  John Mellencamp, которого я тоже послушал и укадкой поснимал на мыльницу и айфон.

Хотя все курили что-то очень странное и непривычное, но народ вел себя спокойно. Поражало разнообразие возрастов. То есть были люди всех поколений: от ровесников Боба Дилана до тех, кто годится ему во внуки.  

После перерыва вышел Боб Дилан в большой белой шляпе, в сером костюме и брюках с ламасами.

Было уже темно и снимать было бессмысленно.  Играл он вещи со своей новой пластинки

Играл он все это в стиле сильно тяжелого рока, под которым я понимаю все, что гремит так, что нельзя расслышать ни одного слова, а громкость такова, что лопаются линзы фотоаппарата (если он не мыльница). Акустика у Боба Дилана была настроена паршиво и особенно плохо был настроен микрофон. То есть сильно хуже, чем у Нельсона и Меленкэмпа, которые тоже играли громко, и у них тоже бас гудел так, что слушать было легче, заткнув уши, но, по крайней мере, было слышно голос и можно было понять, хотя бы, часть слов.  Так как альбом этот я к тому моменту уже купил и песню Life is Hard слышал несколько раз, то мог себе позволить не обращать на текст внимания. Не только я, все пришли сюда не за этим. Мы увидели живого Боба Дилана, он был в форме, принимал позы, красиво синкопировал "ножкой", подыгрывал себе на гармонике. Все было хорошо. Ну, да, было было здорово, если бы он спел что-нибудь в роде "One More Cup of Coffee", но это было бы уже слишком. Жизнь не должна казаться раем.  

PS: Домой бы добрались к часу ночи, а закончил я писать все это к шести утра.